Личное дело

А если Шенгена не будет?

Личное дело

Никто на новенького

Все цвета террора

Латвийским борцам с терроризмом увеличили финансирование лишь на бумаге

Каждая страна борется с терроризмом по-своему. В Латвии в ведении Госполиции существует антитеррористический отряд «Омега». Несмотря на то, что безопасность государства назвали в качестве одного из приоритетов государства, а отрасли увеличели финансирование, люди, чья обязанность – первыми встречать террористов, не получат из дополнительных средств ни цента, сообщает программа LTV7 «Личное дело».

После прогремевших в Париже терактов во всей латвийской полиции провели экстренные учения. В пять утра по тревоге на работу вызвали весь личный состав. Явились почти 70% - абсолютное большинство. В будущем году Министерство внутренних дел получит дополнительно 37 миллионов евро в качестве дополнительного финансирования. Из них 26 миллионов пойдут на увеличение зарплат, 3 миллиона потратят на закупку оружия. В том числе, говорит министр, перевооружить собираются и «Омегу». 

«…полностью перевооружение. Новейшая техника», - обещает министр внутренних дел Рихард Козловскис.

Однако, по информации «Личного дела», отряд «Омега» не получит ничего. В этом году была произведена закупка пистолетов и снайперских винтовок. В следующем году отряду обещали купить штурмовые винтовки. Но передумали.

Вместо этого, по данным LTV7, пистолеты закупят для Госполиции. Также отряду не хватает людей. Штат, опять-таки обещают увеличить, не только «Омеге», но и батальону специального назначения, который раньше назывался «Альфа». Правда, на сколько человек — пока неизвестно. В целом, на данный момент в полиции имеется 500 вакансий, впрочем, всё лишь на бумаге — финансирования для них нет.   

«Я как министр считаю, что мы должны увеличить количество полицейских, которые готовы и обучены к действиям, связанными с массовыми беспорядками», - заявляет Рихард Козловскис.

В Латвии, как и во многих странах, существует четыре уровня угрозы  терроризма. Красный — самый высокий. Если теракт уже произошел или атака неминуема. Оранжевый — высокий уровень. Его объявляют, если информация о готовящемся теракте подтвердилась. Желтый — повышенный уровень, если угроза терроризма возросла. И синий — самый низкий. Он означает, что возможность террористической атаки существует, но она крайне мала — это обыденная ситуация.

При каждом уровне задействуют разные службы. Все это прописано в Национальном антитеррористическом плане. Посмотреть его нельзя - он засекречен. В Латвии, на данный момент, синий уровень, то есть самый низкий. Решение о повышении угрозы принимает министр внутренних дел.  

«Я регулярно, каждый день связываюсь с начальником Полиции безопасности. Мы находимся в тесном контакте, и при необходимости будем действовать. Но пока еще раз хочу заверить, что прямой связи нападения в Париже с Латвией нет», - уверяет Рихард Козловскис.  

Однако утверждать, что страна в безопасности, было бы слишком наивно. Латвия — воюющая страна, говорит бывший командир антитеррористического подразделения «Омега» Юрис Грабовскис, — мы участвовали в миссиях, в том числе в Ираке и Афганистане. Юрис занимал свой пост дольше 15 лет. Сейчас он специалист по безопасности.

«Если мы являемся воюющей страной, участвуем в военных действиях, неважно на какой территории, должны всегда помнить — мы находимся под ударом террористов. Кто-то может изъявить желание отомстить на нашей территории», - говорит Юрис Грабовскис.

Уровень угрозы терроризма, по мнению эксперта, может увеличиться, когда в Латвию прибудут беженцы. То есть, уже в начале следующего года.

«Вместе с беженцами на территорию тех или иных стран Европы попадают отдельные террористы. И это бомба замедленного действия, вопрос, когда они сработают. Где и когда. Если мы начнем принимать беженцев, а они начнут принимать своих родственников, то... Откуда мы знаем, какие у них родственники? Что, паспортный стол работает, у них есть идентификационные карты? Это сейчас даже нельзя проверить», - поясняет Юрис Грабовскис.

Но не все террористы появляются внезапно из ниоткуда. Многие, как это было и в Париже, давно живут в стране, являются гражданами и были завербованы. Как происходит вербовка? Сейчас террористам не надо ходить по домам, агитировать на улице. Вместо этого есть интернет.

«Раньше, когда не было интернета, чтобы оповестить 10 000 человек о своей идее, и из этих 10 тысяч набрать 10 человек, мне надо было хорошо побегать, очень много денег вложить в это — чтобы ездить, агитировать, рассказывать. Когда я буду это делать, попадаю в поле зрения спецслужб. И, наверняка, буду изолирован на каком-то этапе», - поясняет Грабовскис.

Однако сегодня информационные технологии значительно упростили контакт террористов с «целевой аудиторией».

Специалисты напоминают о бдительности. Не только на улице: сообщать о подозрительных свертках. Но и быть внимательными в интернете, где, как нам лишь кажется, царят мир и безопасность. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить