Кошачий мир даугавпилчанина — подполковника Шадрова

В даугавпилсском микрорайоне Северный, который расположился в «подбрюшье» старинной крепости, подполковника в отставке Геннадия Ивановича Шадрова знают и дети, и взрослые, сообщает Латгальская студия Latvijas radio. А его питомцев — и подавно.

Каждый его день начинается в 6-7 утра с физзарядки и холодного душа. А после завтрака, около 10 часов утра, Геннадий Иванович отправляется кормить своих Ладушку, Тигра, Найду, Рыжика и других. Эта уличная кошачья мафия своему покровителю, защитнику рада всегда. И дело уже даже не в питании. Для них он свой.

«Я выхожу, как правило, в одно и то же время. Сегодня я немножко задержался, минут на 10-15 — телевизор смотрел. Кошачья история возникла в деревне, я там родился, в избе русской. А в русской избе все рождаются: козы, овцы, котята... Зимой. А температура в то время, когда я был ребенком, порядка 40 градусов. И мы их всех брали в избу, и я с этими котятами, козлятами, собачками и теленком спал вместе, в обнимку. А потом,

когда я уже пошел на пенсию, с 1985 года, тут меня уже встретили обиженные коты. Я их стал подбирать, стал лечить, стал стерилизовать. Врач ко мне приезжал все время, но сейчас перестал, потому что их мало, да и я уже не нуждаюсь особенно, уже не в силах.

Статистика говорит, что дворовый кот живет 4 года, а моим по 18 лет. Конечно, я помню своего первого кота. Звали Кисуль. Жил у меня 18 лет, но дома».

На протяжении всей беседы шесть пар глаз — янтарные, зеленые, серые, голубые — вели за нами за нами пристальное наблюдение, Порой даже казалось, что эти коты прекрасно понимают, о чем идет речь. Но в разговор не вмешиваются, делая вид, что им все равно. Правда, каждый из них подошел. Позволил себя погладить. И на этом — все.

Добрейшей души человек о каждом из своих питомцев знает многое. Он помнит, когда у кого день рождения. Как эти животные попали в его поле зрения, как росли. Этот седовласый мужчина безумно их любит. А они отвечают ему взаимностью. И так на протяжении 18-ти лет. В его кошачьем мире эти кисы долгожители.

«Соседи на меня сначала с вилами наступали. Но я отбился кольчугой. В общем, очень плохо относились. Но теперь народ подобрел. Во-первых, я им уже надоел как противник. Я перестал быть им противником, я уже не реагирую. Я им говорю: что же вы на меня ополчились? Кто выбрасывает котов, тех и ругайте. А я делаю богоугодное дело. У меня все коты — выброшенные из дома, бывшие домашние. Все-все-все. Я их подбирал маленьких, я все помню. Если кто-нибудь скажет: вон там котенок пищит, я пойду найду его, принесу. У меня есть квартира, которая называется колясочной. Я раньше мог малышей в колясочной оставить, ухаживать за ними, пока они подрастут. А сейчас у меня малышей уже нет. Я сделал для котов летнюю террасу — вот из соседей кто-то медведя принес, кто-то стул».

Между прочим, вчерашние противники создания этого кошачьего королевства для некоторых котов и кошек стали приемной семьей.

«Я честно скажу — не знаю, как меня на районе называют. Не слышал. Наверное «кошатник». Большинство людей любят котов. Даже еду приносят. Я их все-таки победил. Мы победили. Дворовые коты научили меня доброте и состраданию. Я переживаю за них. Вот на днях утром не пришел один кот. Я пришел кормить, а моего любимого кота — ему 4 года — нет. Я переживал до вечера. Прихожу вечером, а он сидит. Как я обрадовался! Они делают человека добрым, хорошим и другим».

«Мы в ответе за тех, кого приручили», — эту фразу мы слышим очень часто. Но если для многих это просто красивые слова, то для Геннадия Ивановича — это одно из главных в жизни правил. Так и живет по сей день.

«Доброта сегодня — большой дефицит, особенно у молодых людей. Они стали невнимательными. Они не то что плохие или хорошие, они другие — невнимательные, потому что сейчас электроника. Раньше я на кого мог обратить внимание? На деда. На отца с ремнем. На мать. А сейчас ребенок на отца не обращает внимания. Только на компьютер. Другое время, другие люди.

Я думаю, очень большая роль сейчас у приютов для животных. Животные должны жить. Это только так кажется, что дворовое животное может прожить. А на что? Мышей нет, а если есть, то им все равно их не хватит. Нужно, чтобы им кто-то помогал».

Для своих 85 лет Геннадий Иванович очень бодрый и активный человек. Он оптимист и во всем старается видеть хорошее и, конечно, его пушистые и гладкошерстные мурлыки этому способствуют. Они для него и дети, и друзья, и врачи, которые могут часами сидеть у него на коленях или руках.

«Они положительно влияют на мою психику. Я как увижу их, так у меня рот до ушей, хоть завязочки пришей. Я радуюсь. Из моей семьи остались я и дочь, жена умерла 2 года назад. Дочка борщи мне носит, кормит меня. Но не котов. Котов я сам.
Мне нравится жить в таком мире, какой он сейчас. Этот мир лучше, чем тот, в котором мы жили детьми. Соломенная крыша, туалет во дворе, город, нищета, одежды никакой… Да что там сравнивать. Сейчас мы как в раю живем, люди этого не могут знать, и слава Богу».

Говорят, животные с годами начинают быть чем-то похожи на своих хозяев. Люди тоже перенимают какие-то качества характера от своих подопечных, говорит Геннадий Иванович. Это терпимость, мудрость, хитрость. Благодаря этим качествам, коты всегда получают то, чего хотят.

Геннадий Иванович человек военный. А это значит, что дисциплину в кошачьем королевстве никто не отменял. Какой он, кошачий устав?

«У них одно правило — вовремя прийти покушать».

Вот такое оно сегодня счастье подполковника запаса Геннадия Ивановича Шадрова. Пушистое, ласковое, любящее, но с характером.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно