Истории «детей системы». Иева: раны затягиваются, но в памяти все остается

В детский дом Иева Миналго попала в возрасте пяти лет, когда оба родителя были признаны неспособными заботиться о ней. Сначала он жила в имантском детдоме, затем ее перевели в айнажский. За это время она также жила в двух школах-интернатах, где получила основное образование.

Во время интервью Иева несколько раз плакала. Да, шрамы со временем заживают, но воспоминания до сих пор сильны.

«Меня зовут Иева, и, да, я с пяти лет жила в государственных учреждениях. До восьмого класса я жила в школе-интернате в Гауене. Потом поменялась система — все дети должны были переехать туда, где они родились, поэтому я не закончила 9-й класс и была отправлена в Лимбажский край».

Иева рассказывает своей семье: «У нас большая семья — пять братьев и две сестры. Почти всех, за исключением старшего брата и младшей дочери, изъяли из семьи. Я не знаю почему. Когда я попала в чужую среду, мне было не с кем поговорить, никто не интересовался мною».

«Говоря о детдоме, я лучше всего помню как злилась на себя, на родителей, на всех остальных.

И в имантском детдоме тоже было не очень-то и весело. [Воспитатели] не могут сосредоточиться на каждом ребенке, и там было так одиноко, не с кем было говорить и всё такое... В детдоме, по сравнению со школами-интернатами, было достаточно жутко», — делится эмоциями Иева.

Она вспоминает как однажды ехала из интерната домой: «В летние каникулы можно было возвращаться домой. Я не помню в каком это было классе, может быть, в пятом. Я еду одна из Гауены, а мои родители живут в Алоя. Сложилась такая ситуация, что не ходил автобус, и я не знала, что делать. Я осталась одна в городе. Я не знала как добраться, потому что автобус не ходил. Тогда там работали таксисты, я подошла к одному водителю и говорю: «Пожалуйста, отвезите меня домой». Он — понимающий человек — видит, что ребенок остался один. Он говорит: «Да, да, ваши родители могут заплатить». Я наврала, поскольку знала, что они не смогут.

Конечно, родители были в шоке, потому что надо было заплатить 100 рублей, я помню эту сумму. Ну а что теперь делать? Поди отправь своего отца, чтобы он сказал: «Извини, таких денег нет». Впрочем, именно так все и закончилось. Водитель уехал, и я надеюсь, что у него все хорошо, и жизнь отплатила ему».

Иева на интервью также взяла свою фотографию, на которой она семилетняя начинает учебу в школе-интернате в Гауене.

На вопрос, возвращалась ли она в детдом, Иева ответила, что она хотела бы сделать это: «Пока что там я не была, но я была в Гауене. Мне все-таки хочется собрать всю картину воедино».

«Для каждого ребенка очень важно иметь человека, которому он нужен, даже если это простой разговор. Мне кажется, что общество думает «если я кого-то не усыновлю или удочерю, то вообще ничем не поможешь.

Но есть так много других способов помочь. Даже просто пообщаться с ребенком, потому что он будет думать «я чего-то стою, если кто-то хочет поговорить со мной». 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить