Личное дело

Боцман при параде

Личное дело

Личное дело

История в одной фотографии

Фото самого исторического для Латвии момента спас энтузиаст

Сейчас эта фотография украшает один из залов Музея истории Риги и мореходства. Ее показывают школьникам, ее изучают историки. Но путь этого снимка в музей был долгим. Почти полвека его прятали от советской власти. В конце 80-х он мог быть уничтожен, но его спасли. Эта фотография - ровесница Латвийского государства, на ней изображено провозглашение нашей страны. Легендарному снимку Вилиса Ридзениекса 18 Ноября исполнилось 99 лет.

«Вы только представьте — один-единственный кадр. Больше ничего нет. Мы можем целый роман написать, представить, как выглядели участники… Но как это было — показывает только эта фотография», — говорит Гунар Янайтис, чьими стараниями редкое историческое свидетельство удалось сохранить.

А было это так. 18 ноября 1918 года. Второй Рижский театр, сейчас он называется Национальным. В четыре тридцать начинается заседание Народного совета, он провозглашает независимость Латвии. В зале много людей, среди них и мужчина с фотокамерой и штативом. Он устанавливает свою аппаратуру здесь — напротив сцены. Зал встает, Народный совет исполняет гимн Латвии. Фотограф Вилис Ридзениекс нажимает на кнопку. Так появляется единственный снимок, на котором запечатлено провозглашение независимости Латвии.

В течение нескольких лет фотография украшала витрину студии Вилиса Ридзениекса в Старой Риге, на Вальню, 19. С приходом Советской власти ее пришлось спрятать. Фотограф вместе со своей женой заклеили снимок бумагой, сверху наклеили портрет Сталина. Менялись советские вожди, менялись и их портреты. И так в течение 49 лет. Пока не наступила Атмода.

«Мы знали, что такая фотография есть. Но она была где-то спрятана. И когда пришла Атмода, наследники Ридзениекса сами, по своему усмотрению, открыли фото от заклеенных бумаг. Немного при этом фотографию попортили. И хотели ее продать».

Гунар Янайтис рассказывает: в то время его супруга Сильвия работала в Музее истории Риги и мореходства. Тогда наследники Вилиса Ридзениекса — автора легендарного снимка — принесли негативы его фоторабот в музей. Хотели  продать. В комиссии по оценке был и сам Янайтис. Он хорошо понимал ценность этого снимка.

«Я узнал, что этой фотографией интересуется человек, который был агентом КГБ. Я знал это на 100%. И когда я это узнал, была попытка эту фотографию предложить Министерству культуры, Латвийскому культурному фонду…

И тогда была выставка Latvijas laiks. Мы выставили этот снимок там. И тогда пришла комиссия, они подумали… 18 000… Нет, это мы не можем. 2 тысячи — да, может быть. Но больше нет. А что мне делать? Если государство не может, я должен».

Люди, которые в то время занимали руководящие должности в Министерстве культуры и Латвийском фонде культуры от комментариев отказались. Говорят, плохо помнят события того времени.

«За эту фотографию, будем говорить открыто, вдова хотела 18 000 рублей. А 18 000 рублей — это три жигуля. Три советских фиата. А я по своей работе мог что-то немного отложить для приобретения жигуля. А как вы знаете — а может вы и не знаете — нельзя было так легко купить машину. И я отложил деньги в своей сберкассе для этого.

И тогда я заключил договор с вдовой фотографа. Три тысячи мне удалось скинуть. И 15 000 я заплатил в рассрочку».

Покупку автомобиля пришлось отложить, несмотря на то, что он нужен был для работы. Чтобы возить тяжелую аппаратуру. Фотограф смеется: пришлось какое-то время походить пешком, но это того стоило.

«И когда все было заплачено, мне эта фотография не понадобилась. Я подумал, ну я же не буду держать ее дома. И

я понимал, что мне ее нужно подарить музею, если музей не может у меня ее купить. Я подарил музею. В то время были репшики. Музей какой-то маленький кирпичик репшиков мне за этот подарок дал, но репшики в то время — это была бумага.

Ну и я за свои деньги сделал реставрацию, за свои деньги сделал рамку. Она была уже разрушена на тот момент. Еще сделал надпись на бронзе за свои деньги. Чтобы музею ничего не нужно было делать и снимок сразу можно было выставить».

Отвечая на вопрос, был ли это самый отчаянный поступок в его жизни, Янайтис удивленно взмахивает руками: «Конечно нет!». Наоборот, самый  рациональный.

«И когда я мыслями возвращаюсь: надо ли было это сделать, не надо было это сделать… Я до сих пор уверен, что это нужно было сделать. Пусть меня считают немного того, это меня не касается и мне не важно. Но эта фотография, я считаю, спасена. Она находится в музее, в хороших условиях.

Я все рассчитал, все риски. Я посчитал, что я смогу это сделать. Мы заключили договор, что я буду приносить определенную сумму в определенное время. И значит, я должен был завершить это дело».

Сейчас фотография Вилиса Ридзениекса «Провозглашение Латвийского государства 18 ноября 1918 года» ежегодно выставляется в Музее истории Риги и мореходства в ноябре. Янайтис признается: каждый раз, когда он проходит мимо групп школьников, которые приходят посмотреть на этот снимок в музее, на душе становится тепло. А значит, все это было сделано не зря.

- А вы какое-то внимание от государства за свой поступок получили? - Нет. Я не жду. - Я не говорю, что вы ждете. Но это было бы естественно. - Разве в наше время происходит все, что было бы естественно?

В этом году фотография Вилиса Ридзениекса «Провозглашение Латвийского государства 18 ноября 1918 года» будет представлена для обзора вплоть до 27 ноября. Как и обычно — в Музее истории Риги и мореходства.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно