Разделы Разделы

Открытый вопрос

Роль транзита в латвийской экономике резко меняется. Есть ли альтернатива?

Открытый вопрос

Обзор событий недели

Политика высшего образования: курс на централизацию власти?

Если хотите, как в Тарту, то платите, как Тарту — специалисты о вузах

Политики хотят реформировать систему высшего образования: разделить вузы на те, где занимаются наукой, и те, где готовят кадры, а также изменить модель управления ими. Однако представители отрасли «Открытому вопросу» Латвийского радио 4 заявили: чтобы Латвия могла конкурировать с другими странами в этой сфере, нужно не только должное регулирование, но и должное финансирование.

Все делают всё

«У нас 52 вуза, и все делают всё. Но мы все-таки должны определить задачи для каждого типа. Скажем, университеты должны конкурировать в международном пространстве науки и образования, и здесь нужны определенные критерии качества науки и качества преподавания. Что касается обычных вузов, то их главная задача — профессиональная подготовка кадров для экономики. Большой вопрос — насчет колледжей: являются ли они вузами — или это часть профессионального образования? Так что со всем этим надо разобраться. Сейчас все вузы занимаются и наукой, и образованием, и есть хаос в системе», — так депутат Сейма, экс-министр экономики Арвил Ашераденс объяснил, зачем нужны объемные поправки к закону о высшем образовании. Возглавляемая политиком парламентская комиссия начинает готовить нормы ко второму чтению.

Он признал, что законопроект вызвал небывалый ажиотаж: только от депутатов и министерств подано более 300 заявок (больше, чем к резонансной Административно-территориальной реформе) и примерно столько же — от различных общественных организаций и частных лиц.

Помимо более четкой типологии вузов (где наука, а где «просто» образование) профильное министерство предлагает также реформировать систему управления высшими школами и создать при каждом заведении совет, куда должны войти представители вузов, бизнес-сообщества и др., а также ликвидировать Совет по высшему образованию (оследний пункт, как признал сам Ашераденс, выглядит наиболее спорным).

По словам главы парламентской комиссии, цель изменений — сделать систему высшего образования более стройной, понятной и более конкурентоспособной.

«Если мы смотрим, например, на качество научной работы, то видим, что латвийские вузы в международных рейтингах где-то в районе 900-го — 1000-го места, в то время как эстонские уже в группе лучших 300, а литовские – в районе 500. То есть в два раза лучше наших, а Тартуский университет вообще для нас недостижим. Что касается подготовки рабочей силы, то предприниматели криком кричат, что им приходится тратить большие деньги, чтобы подготовить выпускников к реальной работе», — описывает Ашераденс проблемы, которые, как ожидается, предложение Министерства образования и науки (МОН) должно решить.

Отстали на десять лет

Замдиректора департамента по высшему образованию, науке и инновациям МОН Даце Янсоне в интервью «Открытому вопросу» отметила, что в соседних странах консолидация вузов произошла еще десять лет назад, что во многих государствах идут аналогичные процессы и что попытки реформировать систему высшего образования начались еще несколько лет назад.

«Поэтому последние 5-6 лет вузам выдвигалось требование целенаправленно повышать показатели научных достижений. Мы уделяем повышенное внимание показателям, характеризующим качество образования. И глядя на существующую систему и опыт соседних стран, мы видим, что сильные высшие учебные заведения можно создать там, где хорошо развита наука и где в управлении высшими школами участвуют также внешние игроки. [...]

Мы установим строгие требования к рабочим показателям, которые необходимо будет выполнять каждому вузу, и предложим новую модель управления. Латвия одна из немногих стран Европы, где такой модели внешнего участия во внутреннем управлении до сих пор не было», — сказала она.

Впрочем, у представителей образовательной сферы по поводу целесообразности предложенного подхода, похоже, есть сомнения.

Так, ректор RISEBA Татьяна Васильева отметила, что в некоторых вузах (по крайней мере, в самой RISEBA точно) отраслевых экспертов уже привлекают — не обязательно к управлению всем вузом, но к формированию содержания программ.

«У нас для каждой программы есть свой совет, и в составе каждого совета есть ведущие эксперты соответствующей отрасли, которые нам подсказывают, что нужно на рынке труда — какие компетенции, какие навыки, какие знания нужны именно сейчас, чтобы студент был востребован на рынке труда», — рассказала она.

Кроме того, по ее словам, вряд ли система управления государственными и частными учебными заведениями должна быть одинаковой.

Количество — условный показатель

Предложения о типологии и критериях, ее определяющих, тоже не вызывают восторга ни у Васильевой, ни, судя по ее словам, у коллег:

«Мы обсуждали предложенную министерством типологию на Совете ректоров и пришли к основному выводу: позиция министерства «мы хотим создавать университеты, которые занимаются наукой, и высшие школы, которые с наукой связаны в меньшей степени», наверное, не совсем целесообразна. Вуз может качественно учить студентов, давать им полноценные знания только при условии, что он серьезно занимается наукой.

Что касается числа студентов (речь о том, что в университете должно быть не менее 4 000 учащихся, — прим. ред), нам кажется, что это достаточно условный показатель. Надо понимать, что в Латвии студентов столько, сколько есть. И не надо забывать, что сейчас есть много внешних условий, которые могут повлиять на количество студентов. Я даже не говорю про Covid-19 и про ограничения обучения на языках стран, не входящих в Европейский Союз, что ограничивает приток иностранных студентов», — отметила ректор RISEBA.

Проректор по научной работе Даугавпилсского университета Арвид Баршевский тоже отметил, что в Европе есть университеты, где учится тысяча студентов, а есть такие, где учащихся десятки тысяч.

«Абсолютно непонятная норма. Все это [критерий количества] взято с потолка», — заявил он.

Показатели Тарту не возникают сами по себе

Комментируя же заявленные цели реформы — исправить систему высшего образования, чтобы латвийские вузы могли соперничать на международном уровне — Баршевский отметил: для достойных результатов нужно и соответствующее финансирование. А его нет.

«Чтобы вывести высшее образование из нынешнего кризиса, государство должно его адекватно финансировать, как это делают другие страны. Мы же знаем, что бюджет Тартуского университета сопоставим с бюджетом всего высшего образования Латвии. Если маленькая Эстония это может себе позволить, значит, это просто вопрос политических решений. Поэтому вряд ли эти советы или другие реформы будут достаточно эффективными, пока политики не поймут, что высшее образование нужно финансировать», — уверен Баршевский.

«Государство должно понять, что Тартуские показатели не возникают на ровном месте. Тартуский университет замечательный. Но наши соседи целенаправленно в течение многих лет культивируют у себя высшее образование мирового уровня. К сожалению, то ли у наших политиков такого понимания нет, то ли они в силу финансовых обстоятельств не могут выделять достаточные средства, но пока не будет достаточных инвестиций, пока государственные вузы получают финансирование по остаточному принципу, а частные вузы не получают от государства вообще ничего, нам будет очень сложно конкурировать на международном уровне», — подтвердила Татьяна Васильева.

Rus.lsm.lv уже сообщал, что согласно реформе высших школ, университет может сохранить свой статус, если в нем обучаются не менее четырех тысяч студентов. В Лиепайском — менее 2 тысяч, примерно столько же в Даугавпилсском. Поэтому городам и университетам пришлось искать решение. 

Они решили заключить договор о сотрудничестве с целью повысить эффективность образования. Ректор ЛСУ Ирина Пилвере в интервью программе «Домская площадь» Латвийского Радио-4 отметила, что все три вуза сохранят свою автономность и идентичность, а создание консорциума позволит не дублировать программы обучения и «стать ближе».

Ранее в интервью Латвийскому телевидению министр образования Илга Шуплинска (Новая консервативная партия) заявила, что роль университетов и высшего образования должна меняться в соответствии с сегодняшним днем, и из хранилищ знаний вузы должны превратиться в динамичные центры Сейчас знания можно получить, занимаясь самообучением или обучаясь дистанционно, отмечает она. Часто в областях, где диплом не требуется сразу, студенты начинают работать, приобретают необходимые практические знания и бросают учебу.

При этом изменения надо было готовить уже вчера, считает министр. По ее мнению, нужно сконцентрировать лучшие человеческие ресурсы, финансы и инфраструктуру в высших учебных заведениях, поскольку число учреждений на душу населения в Латвии слишком велико для достижения хороших результатов. Шуплинска подчеркивает, что нет смены поколений среди преподавателей, не хватает молодых людей в образовании. Сегодняшние вызовы слишком быстрые, мобильные, междисциплинарные.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить