Человек, а не диагноз: почти самостоятельная жизнь Арии

Ария Дириня живет одна в одной из недавно оборудованных в Салдусском крае групповых квартир для людей с нарушениями душевного характера (НДХ) и три раза в неделю посещает специализированные мастерские в Салдусе, где занимается весь день. Хотела бы больше развлечений. Хотела бы работать ночным сторожем. Хотела бы, чтобы в ее жизни многое было иначе.

О самоуважении и самостоятельности

Самоуважение, энергичность и некоторая экстравагантность Арии Дирини привлекают внимание сразу. При первой же встрече в специализированных мастерских по работе с деревом и текстилем для людей с НДХ, недавно открытых в Салдусе, в одном здании с многофункциональным центром реабилитации для детей с функциональными нарушениями Jumis, становится ясно, что постоять за себя Ария умеет. На занятия с начала этого года она из своего нового дома — групповой квартиры для людей с НДХ в Эзере — приезжает три раза в неделю, справляясь и с поездками, и с бытом, и с выделенным местным самоуправлением садиком. Ария постоянно посещает библиотеку в Эзере и с нетерпением ждет, когда возобновятся балы и другие развлечения.

Все было далеко не так хорошо семь лет назад, когда потеря супруга окончательно подорвала здоровье Арии. Ни едой себя обеспечить, ни дрова принести, ни даже ходить она не могла. Социальная служба Нигранде предложила ей переселиться в социальный жилой дом Rūķīši в волости Лутрини. С тех пор ангел-хранитель столкнувшихся с трудностями жителей Салдусского края — заведующая социальным жилым домом и групповыми квартирами Гунта Аболиня — заботится об Арии, которая по-прежнему передвигается на костылях, но способна попасть туда, куда ей надо.

Зимой от магазина или автобуса женщина добиралась в новый дом ползком, чтобы ни у кого не просить помощи. Ария желает со всем справляться сама, так как сейчас вместе с другими людьми с НДХ живет в оборудованной в ходе проекта деинституционализации «Курземе для всех» муниципальной групповой квартире — без постоянного присутствия персонала поддержки. Правда, Ария всегда может позвонить заведующей групповой квартирой Гунте и социальному работнику Лигите Баумейстаре, которым полностью доверяет.

Своя жизнь

«Я хочу жить только отдельно. Раньше, в Rūķīši, у меня была своя комната. Но в Эзере лучше, ведь здесь есть амбулатория, аптека, магазин, почта и библиотека. По мере сил езжу в Салдус, в специализированные мастерские, где мне нравится вязать и вышивать. Здесь тоже симпатичная квартира, но для меня важнее, чтобы я могла закрыть и запереть за собой дверь комнаты. Я со всеми общаюсь, но дружить не стремлюсь. Стоит с кем-то сдружиться, как начинаются ссоры. Иногда ко мне в гости приезжает брат из Тукумского района. Тут же неподалеку живет моя бывшая знакомая, но я ее в гости не зову.

Я со всем справляюсь. Если куда-то иду, звоню и говорю об этом Лигите. Хотела бы работать ночным сторожем, потому что все равно по ночам сплю мало, но для этого мне нужна большая собака, а держать ее негде. Так как работу мне найти трудно, по вечерам смотрю фильмы или читаю книги. Хожу в библиотеку, беру детективы. Еще нравится тяжелая литература, например, про лагерь смерти Саласпилс. Потом не могу заснуть», — рассказывает Ария.

Библиотекарь Агрита Пилибайте уже считает Арию постоянной посетительницей: «Ария требовательная читательница! Она и Лутриньскую библиотеку активно посещала, а это значит, что человек всю жизнь читал. Ария знает, чего хочет, приходит часто. Библиотека была открыта все время пандемии. Перед вселением в групповые квартиры людей с НДХ местные это обсуждали, но никто толком не знал, как это будет. Полагаю, что жители Эзере отнеслись к этому благосклонно. У нас сейчас квартиры пустуют, поэтому из Салдуса переселяются и многодетные семьи, выселенные из своих жилищ. Чужаков так много, что не замечаешь, кто из них с особыми потребностями. Я рада каждому читателю, каждому жителю — ведь главное, чтобы в Эзере были люди, а не пустующее жилье», — признает библиотекарь.

Поддержка самостоятельной жизни

«Так как у Арии есть зависимости, некоторое время я не понимала, что принимать решения о своей жизни ей мешают и другие проблемы со здоровьем. В Rūķīši мы живем как одна большая семья, где ничего от окружающих не утаишь. Купленный алкоголь выливается прямо в раковину. Когда Ария усвоила, что здесь сухой закон — я заметила, что ей надо к психиатру. Получилось так, что у Арии душевные нарушения были обнаружены только после 50-летнего возраста. Раньше об этом просто никто не задумывался. Возможно, это началось еще в детстве», — рассказывает Гунта Аболиня.

Ария окончила школу, работала в полевой бригаде, потом оказалась в Нигранде, где сложились партнерские отношения. Разве мало таких историй, когда окружающие смиряются — ну, вот такая эта Ария, чего уж там! Получи она адекватную оценку здоровья, медицинскую помощь и поддержку в детстве или юности — могла бы и жизнь сложиться совсем иначе.

«Из пункта A в пункт Б Ария доезжает сама, покупает лекарства, умеет планировать свой бюджет, даже накопила на телевизор. Обитатели групповых квартир счета оплачивают сами, что не всем легко дается. Ария должна принимать некоторые медикаменты, что она действительно делает. По этим причинам Ария была выбрана в качестве претендента на новую муниципальную групповую квартиру в Эзере, где круглосуточной поддержки нет. Она со всем справляется — вот только от чувства свободы, от отсутствия постоянного надзора она снова поскользнулась. У нас об этом был долгий серьезный разговор, так как в групповой квартире есть не только самостоятельная жизнь, но и правила», — поясняет Гунта.

Балы, наряды и принятие

О детстве, своей семье Ария не может говорить: сразу слезы наворачиваются. Не говорит она и об утрате друга жизни. Но ее глаза загораются от вопроса, что самое лучшее в жизни. Балы и наряды!

«У меня есть шкатулка с украшениями, где только отца и матери не хватает. Лучший бал в Новадниеки, где выступал Айнар Бумбиерис — я танцевала, а он пел», — Ария рассказывает с увлечением. Для балов у Арии всегда были накоплены деньги, а для обитателей Rūķīši вместе с пенсионерами волости Лутрини их устраивали часто.

«Костыли никогда не удерживали Арию от танцев и подвижных игр. В кружках, на спортивных мероприятиях, балах, экскурсиях Ария участвовала всегда и везде была принята. Ведь она у нас яркая личность, умеет себя преподнести. Главное — у нее есть желание действовать. Мне было трудно ее вытолкать из привычной надежной среды в более самостоятельную жизнь в Эзере, но прошло уже полгода с лишним, и она прижилась. Надеюсь, у Арии и дальше все будет хорошо», — добавляет Гунта Аболиня.

*Публикация создана в ходе информационной кампании об изменении отношения общества к людям с нарушениями душевного характера, детям с функциональными нарушениями и детям, оставшимся без семейной заботы. Заказчик кампании — Министерство благосостояния ЛР в рамках финансируемого ERAF проекта деинституционализации.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить