Беженцы интегрируются медленно — потому что не знают, что могут получить помощь психолога

Консультации психотерапевта и психолога соискателям убежища предлагает Управление по делам гражданства и миграции (УГДМ, PMLP), заключившее соглашение с центром здоровья Vivendi, а также общество «Убежище “Надежный дом”», сообщает Latvijas Radio.

Поскольку беженцы столкнулись с войной и насилием, поддержка должна быть систематической — и важно рассказывать о возможности получить помощь. От этого во многом зависит дальнейшая интеграция в общество.

На необходимость обеспечивать соискателям убежища психологическую поддержку указали активисты общества «Хочу помочь беженцам». Его лидер Эгил Грасманис рассказал, что за помощью к добровольцам однажды обратилась женщина — она хотела, чтобы психолог поговорил с ее 17-летним сыном.

«Мы искали, поговорили с Латвийской ассоциацией психологов, но там была больше языковая проблема. Психолог — это первая помощь, нам необходимо понимать, как ее предоставлять и помогать», — указал он.  

В одобренном правительством плане интеграции беженцев предусмотрена психологическая поддержка беженцев — на эти цели выделили европейские средства.

С октября консультации психолога предоставляет общество «Убежище “Надежный дом”», с декабря организация обеспечивает и услуги менторов.

По словам Сандры Залцмане, главы общества, с октября прошлого года услугами психолога воспользовались три гражданина третьих стран — провели в общей сложности 19 консультаций. «Не стоит смешивать вместе разные вещи. Услуги ментора общество переняло от «Красного креста» в конце прошлого года, и в данный момент, можно сказать, менторы работают только месяц. То, что они информированы об услугах, это одно.

Если вы говорите об услугах психолога, то тут они могут получить эти услуги и в рамках проектов PMLP. Поскольку тут могут быть и другие ресурсы, которые можно было бы привлечь», — добавила она.

Санта Йонате, представитель PMLP, рассказала, что услуги психолога и психотерапевта предоставляет центр здоровья Vivendi. Точных данных о том, сколько беженцев такой возможностью воспользовались, нет. Психолог мог бы предлагать помощь и в центре для соискателей убежища Муцениеки, однако на практике такие случаи очень редки. Каждому приходящему предлагают только психотерапию — а это не одно и то же. 

Однако в реальности беженцы об этих услугах ничего не знают — хотя о них нужно рассказывать, уверена сотрудник Латвийского центра по правам человека Светлана Дьячкова. В Латвии по-прежнему можно говорить об отдельных случаях, но не о систематической поддержке. Что, в свою очередь, означает, что несчастья могут остаться незамеченными.

«Для этой категории лиц услуги психологов существенны. Люди находятся в чужом государстве, им непонятны очень многие вопросы.

Им также нужно преодолеть травму, источником которой стала необходимость оставить свою родную страну. Именно травматичный опыт и неспособность справиться с психологическими проблемами влияют на интеграцию этих людей. Это также снижает мотивацию — и, я думаю, это одна из причин, которая тормозит их действия и интеграцию», — указала Дьячкова.

Еще один источник сложностей — законы, где эти процедуры не объяснены, поэтому услуга может существовать только «на бумаге», добавила она. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно