Алисе ждет пересадку легких уже два года

День и ночь со включенным телефоном в руках — Алисе Кукайне продолжает ждать самого важного звонка о том, что донор найден, пересадка легкого в Тарту состоится. Однако время — противник Алисе, ее организм с каждым годом все слабее. Операция уже могла состояться, однако из-за категорического отказа родственников потенциального донора Алисе — по-прежнему в ожидании, сообщает LTV.

У Алисе — муковисцидоз (кистозный фиброз). Она уже два года и четыре месяца ждет звонка о том, что можно ехать на трансплантацию. Девушка выкрасила волосы в синий — говорит, что хотелось перемен. Пока идет время, ее здоровье ухудшается.

«Это общее истощение организма. Пациентка чаще попадает в стационар... Организм понемногу истощается. Нам важно, чтобы удалась трансплантация, чтобы организм ее принял. Резервы истощаются и время истекает», — рассказала Элина Алексеева, врач Алисе.

В Латвии пересадку легких начали оплачивать, однако такую операцию в стране не делают. Ближайшая возможность — в Тартуской больнице в Эстонии. Однако есть условие: орган должен быть из Латвии. Такая надежда была — возможный донор для Алисе нашелся. «К сожалению, последовал отказ. Категорический отказ. Можно понять и близких — там молодой человек, внезапно», — рассказал Юрис Бормотовс, глава Национальной службы координации трансплантации.

Врачи пояснили: легкие — очень специфический орган. Его пересадка — одна из самых сложных операций, поэтому донор и больной должны хорошо совпадать. Именно поэтому орган для Алисе найти непросто. Доктора надеются на поправки к закону, которые позволят свое желание о передачи органов после смерти указать в системе э-здоровья. Число согласий и запретов вырастет, но хотя бы будет известно желание человека. Кроме того, важно пояснять и рассказывать, почему это важно, считают врачи.

Пять лет назад пересадку в Вене сделали Зане Лаздине, однако несколько других пациентов умерли. Алисе же пока в списке одна. «Специально больше не жду... иногда вижу сны. Я уже видела во сне, как еду, как пишу письма, как прощаюсь, потом что операция опасна. Все время думаю — как это будет?» — говорит Алисе.

Rus.Lsm.lv также сообщал, что в отличие от других стран, например Израиля, религиозные убеждения населения не мешают донорству органов в Латвии

«Нет, в Латвии религия не влияет. Есть страны, где это – очень ощутимый фактор, но в Латвии – нет, у нас основная причина того, что так мало людей соглашается,  другая. Это крайне низкий уровень доверия к власти и государству, к системе, - заявил доцент университета им. П. Страдиня, эксперт по биоэтике Ивар Нейдерс. – Это старая традиция у нас, можно сказать – совковая. Не доверять власти. Потому что – а кто знает, что там происходит? Что они (врачи) там делают? Если вы посмотрите комментарии в Интернете к статьям об этой проблеме, ну что мало доноров у нас – там и вылезает вся эта предвзятость. Муссируется мнение – а кто знает, что будет, если согласишься быть донором – «вдруг убьют и на органы разберут», вот такая чушь».

«В Латвии уже с 1992 года существует презумпция согласия. Есть официальный закон. Он автоматически предусматривает, что каждый человек, который не выразил свое отрицательное отношение к донорству, не запретил — автоматически донор. Другой вопрос, что дальнейшие этапы регулируются», — пояснил в эфире программы «Открытый вопрос» Латвийского радио-4 Янис Юшинскис, глава Латвийского Центра трансплантологии.

Кроме того, при решении о пересадке обращаются и к специальному регистру — каждый латвиец может официально оформить свое согласие или несогласие быть донором, чтобы в перспективе не возникало споров. В данный момент это можно сделать в Управлении по делам гражданства и миграции, а позже такая возможность будет доступна в системе э-здоровье.

В Латвии такая сфера медицины, как трансплантология, отдана под эгиду больницы им. П. Страдиня, а там администрация принимает решения, которые не всегда идут на пользу пациентам, заявил в передаче Русского вещания LTV7 известный хирург-трансплантолог Рафаил Розенталь. Центр трансплантации был создан в 1973 году, а доктор Розенталь работал в нем с 1976-го по 2017-й. Сейчас это учреждение практически ликвидировано
 

Общество
Новости
Новейшее
Интересно