«Вахтерки» из Харькова: «Надеваешь на себя «Харьков-железобетон» и идешь сражаться...»

В Даугавпилсском театре гостил украинский playback-театр «Вахтеры». За час до перформанса Rus.LSM.lv встретился с двумя участницами – Анастасией Шевченко и Алисой Волковой, чтобы поговорить, увы, не об искусстве. Времена нынче такие. А если об искусстве, то – в двух словах: харьковчане подарили даугавпилчанам теплый вечер, наполнив его новым для абсолютного большинства театральным опытом.

О названии

Пять с половиной лет назад в Харькове при одном центре работала студия для помощи переселенцам (девушки не используют обозначение «беженцы» - автор), потому что война в Украине идет уже восемь лет. В студии организовали playback-театр. Начались перформансы, и мы захотели стать самостоятельным театром, а не просто быть при студии. Как-то выступали, пели песню группы «Бумбокс», называется песня «Вахтерам» (это где «белые обои, черная посуда» и т. д. В свое время очень популярная композиция и за пределами Украины – автор); Андрей Хлывнюк (лидер группы) сейчас в ВСУ. Так вот, в обращении «Дорогие актеры» нам послышалось «Дорогие вахтеры», и пазл сложился. Вахтер – страж границы между улицей и домом, он знает, кто чужой, кто свой. И мы решили стать вахтерами.

О начале войны

До большой войны мы чаще всего выступали в Харькове, иногда в других городах Украины, ездили по фестивалям.

В Литве у нас есть друг Эдис, он из Клайпеды, но сейчас живет в Вильнюсе. Он увидел нас в 2021 году на международном фестивале в Карпатах и захотел привезти в Литву. И 17 февраля мы поехали в Литву на первые зарубежные гастроли.

Нас приехало девять человек. Расписание плотное, почти каждый день перформанс. И 24 февраля вечером – тоже.

Утром мы просыпаемся, лезем в телефоны, в чаты… И … Наступила общая атмосфера безысходности и отчаяния, мы еще в тот момент в одном доме все жили.

В Украине многие ждали войны, у многих были собраны «тревожные» чемоданчики, продуманы планы на начало боевых действий. У нас даже был специальный чат, созданный 24 января – за месяц до начала войны. Просто уже ощущалось сильное напряжение. С другой стороны, нам сложно было представить, что всю Украину начнут … разносить, бомбить; по всей стране полетят снаряды. Ожидание конфликта было у многих, но вот такого месива, где стираются с лица земли целые города, не ждали…

О жизни в Литве

Мы остались в Литве, зарегистрировались в миграционной службе. Пару недель жили в доме Эдиса, потом обратились в литовскую организацию, помогающую беженцам найти жилье. Часть ребят таким образом жилье нашла. Половина нашей команды – IT-шники, они все при работе, остальным труднее (Анастасия по образованию юрист, до войны работала менеджером в сети винных магазинов. Алиса разрабатывает компьютерные игры. Профессиональных актеров среди «вахтеров» нет – автор).

Мы стали в Литве проводить благотворительные перформансы, рассказывать людям о ситуации в Украине. Часть заработанных средств перечисляем на родину, покупаем лекарства и другое. Идем к тому, чтобы играть перформансы для переселенцев, поддерживать их. Нужно пространство, чтобы переселенцы могли встречаться, знакомиться. В Вильнюсе у нас после одного перформанса было такое чаепитие для знакомства и общения.

Мы играли в Вильнюсе, Тракае, Паневежисе, Шауляе, Аникщяе. В Аникщяе были 25 февраля, играли в костеле. У нас слезы на глазах, и весь зал, если так можно сказать о костеле, плакал. Колоссальное чувство сопричастности. Не передать словами. От литовцев много поддержки, ты не чувствуешь себя чужим и ненужным.

Мы находим общий язык в прямом смысле – говорим или по-английски, или по-русски. Молодое поколение в Литве русского не знает, поэтому мы используем английский. Старшие же говорят на ломаном русском – это такой литовский русский.

Даугавпилсский театр пригласил нас выступить, и так мы оказались в Латвии. Впервые здесь, времени мало. После перформанса хотим полюбоваться вашей Крепостью на закате и поедем домой – в Литву.

О ситуации в Украине

К некоторым в Литву приехали родственники, часть приехавших родителей стала волонтерами, помогает тем, кто из Харькова и Харьковской области. В Харькове сейчас не так громко, как было вначале, но всё равно – каждый день прилетают, и что-то куда-то падает. Вот говорили об одном районе, его вроде освободили, а эти орки там окопались, два месяца сидели, наконец их выгнали. Ситуация очень шаткая. Рядом – Белгород, Россия, и оттуда летят снаряды.

«Семья у меня интернациональная. Дедушка – русский, он родился в Карелии, давно живет в Харькове. Папа – грузин, много лет живет в Украине. Его друг, тоже грузин, в первые дни пошел в территориальную оборону, и его почти сразу застрелили на улице…Он хотел защищать город и страну, в которых живет», - рассказала Анастасия.

«Если человек защищает суверенитет своей страны, то неважно, какая у него национальность. Национальность – это культура, не отделимая от политики. После 24 февраля какие-либо национальные различия среди живущих в Украине исчезли. Вот когда перестанут бомбить города, эксгумируют всех погибших в Буче, Мариуполе, Гостомеле, тогда те, кто желают, смогут заняться своей национальной идентичностью.

Сейчас не время полутонов, полутона снижают боевой дух.

Сейчас речь идет о витальных вещах – сохранении жизни, поэтому надеваешь на себя «Харьков-железобетон» и идешь сражаться… У защитников Харькова есть такая нашивка – Харьков-железобетон, потому что один из символов города – харьковский Госпром, он построен из монолитного железобетона, ему никакие потрясения не страшны», - пояснила Алиса.

О планах на будущее

Очень хочется на родину. Но это вопрос безопасности, и некоторым уже некуда возвращаться – не у всех в Харькове уцелели дома. Кто-то снимал жилье в Харькове, теперь его будет снимать, например, в Вильнюсе.

В июне мы планируем поехать в Харьков, посмотреть хотя бы обстановку. Может быть, не навсегда, но на какое-то время стоит остаться тут. Настроение не очень стабильное, даже на месяц вперед сложно планировать. И больно об этом говорить…  

Контекст

Харьковский playback-театр Vakhtery («Вахтеры») – импровизационный театр, где артисты разыгрывают истории, рассказанные зрителями. У перформанса нет заранее определенной темы, всё рождается на сцене, и драматургию создают сами зрители. Любой желающий может рассказать свою историю, и она тут же в исполнении актеров превратится в симбиоз звука, движений тела, слов и эмоций. Актеры заранее не договариваются и не репетируют то, что будет на сцене; они, выслушав рассказ, сразу его играют. Только что услышанная история может вызвать желание поделиться своей. И так продолжается до завершения перформанса.

Импровизационный стиль playback-театра появился в 1975 году в США, чтобы вдохновить людей с разным жизненным опытом делиться своими рассказами. С помощью таких рассказов человек раскрывается, он становится «услышанным», происходит диалог, объединяющий общество. В современном мире playback-театры можно встретить в разных странах, они проводят международные фестивали и конференции, а методы рlayback театра используются в драма-терапии.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить