Rus.Lsm Сегодня вечером

Беженцы – в каждый край Латвии

Rus.Lsm Сегодня вечером

Šovakar. RUS.LSM.LV ziņas

Уезжайте или расстреляем — рассказ беженки из Украины

Уезжайте, или расстреляем — рассказ беженки из Украины

Блокпосты, угрозы, тела убитых и заминированные дороги — так беженка из Украины Екатерина Семашко описывает свой путь из Украины в Латвию. До войны она работала гримером в кино. Но говорит – то, что увидела за время российского вторжения — страшнее любого фильма.

«Мне психологически очень тяжело, у тебя все есть дома, у тебя был свой дом, квартира, работа, свои вещи, а теперь, потому что кто-то пришел тебя «спасать», ты вынужден находиться в чужих вещах, в чужой стране и думать, как теперь, что теперь делать со своей жизнью?» - говорит Екатерина Семашко.

Екатерина приехала в Латвию из села Абрамовки, недалеко от Бородянки, что в Киевской области. Там она и ее друзья решили переждать военные действия — до последнего не веря, что все это серьезно.

«Когда 24 февраля прилетели первые ракеты, естественно, все испугались, мои друзья, у которых там находится дача, предложили поехать вместе с ними, переждать какое-то время. То ли по своей какой-то глупости, но я до конца не могла поверить, что война... Я считала, что мы поедем буквально на два дня, и с собой было минимально — понятно, документы, минимальные вещи, одна кофта, чтобы переодеться, и все. Совершенно не было плана переезжать, я думаю, как и у многих», - рассказала она.

Но, к сожалению, война пришла надолго. Вскоре в селе пропало электричество. Екатерина рассказывает, что первые семь дней она и ее друзья полностью провели в подвале.

«На второй день уже на свой страх и риск под грохочущим небом и техникой, мы притащили кое-какие поддоны, матрасы какие-то, чтобы как-то приложить к стене и не заболеть воспалением легких. Потому что эти паллеты небольшие. Все, что могли найти дома. Одеяла, какие-то подушки, воду принесли туда на всякий случай, свечи, пару каких-то консерв, для того, чтобы, если вдруг что-то случится, и мы не сможем оттуда выйти, чтобы мы с голоду не умерли», - вспоминает Екатерина Семашко.

Грохот российской военной техники, постоянные перебежки из подвала в дом и обратно — спустя месяц Катя поняла, что нужно уезжать. Вдобавок ко всему — стала заканчиваться еда.

«Купить еды негде, у людей тоже еда заканчивалась. Народу оказалось много, мы и так там варили суп из чего нашли: тыква, картошечка, макароны, которые нашли, туда вбросили. И хлеба не было, потому что уже муки не было. Яиц не было, картошку уже начали люди посевную раздавать. На всех не хватит, поэтому мы понимали, что есть нам нечего, взять нам неоткуда, и 17 дней с нами не было связи. И я лично думала о том, как моя мама? Последнее 8 марта у нас очень сильно громыхало, и я расплакалась. И мама говорит: «Ну не плачь, все будет хорошо, мы справимся, дочечка , надеюсь, ты утром позвонишь, и все будем живы». И утром мы так и не позвонили. И так продолжалось 17 дней - у меня был большой страх, что, Господи, хоть бы моя мама осталась жива - я думаю, я бы не вынесла, и жить незачем, ты просто хотел позвонить домой», - поделилась Екатерина Семашко.

Услышав о том, что беременной девушке и ее мужу российские войска разрешили выехать в сторону Беларуси, Катя и ее друзья тоже решили выбраться, но в Киев. Через Бородянку - услышали, что там будет зеленый коридор. Но коридора там не оказалось. Как и самого города.

«Я не знаю, вам это не передать, это так страшно! Ничего нет! Просто ничего нет. Это руины. Что нужно было делать и с какой ненавистью, как будто это специально уничтожалось. Первый блокпост, который в этих руинах — я так понимаю, это главная улица, которая вообще разрушена. Они его заняли. И говорят нам: слушайте, нет тут никакого коридора, уезжайте, или мы вас расстреляем», - вспоминает Екатерина Семашко.

Горящие села, заминированные дороги, отобранные вещи на многочисленных блокпостах — в Киев попасть Кате и ее друзьям так и не удалось. В конце концов удалось найти приют в церкви — там священник рассказал, что россияне вывозят людей в Беларусь. Катя говорит, сначала туда ехать никто не хотел — боялись, что из Беларуси их не выпустят, но терять уже было нечего.

«Мы поедем, хотя бы попробуем, попытаемся! Мы себе так подумали, что если мы доберемся до Беларуси, то у меня там есть родственники — скажем, что мы к родственникам. Если доберемся, как-то выкрутимся, что-то придумаем. Потому что очень было страшно, что с нами там будет в Беларуси, куда они нас направят - в Сибирь, куда-то там еще», - говорит Екатерина.

И вот опять - множество блокпостов уже в другую сторону. На этих, по словам Кати, уже ничего не отнимали — солдаты понимали: все, что можно, уже забрали предыдущие. Так, с поднятыми руками и белыми флагами, на машине им удалось добраться до Беларуси. Но и там ждали допросы – спрашивали про отношение к войне в Украинке, об АТО. Но в итоге отпустили.

Из Беларуси они старались выехать как можно быстрее. Путь держали в Латвию, тут у Кати живет подруга. Даже будучи в безопасности, Катя признается — все мысли теперь об одном.

«Ничего пока не радует, ничего. Потому что там сейчас еще много людей, которые сейчас страдают от русской агрессии и от этого «освобождения», потому что они себе придумали, что они имеют право творить геноцид такой над народом Украины», - заявила Екатерина.

Сейчас Катя ищет работу, если найдет — останется в Латвии. До войны она работала гримером в кино — но признается: то, что сейчас происходит в Украине, не сравнится ни с каким фильмом.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить