Совет Европы критикует Латвию за политику в отношении нацменьшинств и призывает ее откорректировать

Латвии следовало бы немедленно пересмотреть требования к уровню владения латышским языком при найме на работу в публичном секторе и обеспечить непрерывную доступность образования на языках меньшинств везде, где на это есть спрос, говорится в принятой накануне Комитетом министров Совета Европы резолюции по Латвии. Латвийское внешнеполитическое ведомство заявило, что резолюция является выражением одобрения проводимой государством политики.

Изложение позиции МИДа Латвии ►

КОНТЕКСТ

Латвия присоединилась к Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств 1 февраля 1995 года, но ратифицировала ее только в 2005-м. В силу она вступила 1 октября того же года. Конвенция предусматривает регулярный мониторинг положения нацменьшинств в странах-участницах. Совет Европы оценивает, в какой степени они выполняют взятые на себя обязательства и называет меры, которые, по его мнению, способствовали бы наилучшему соблюдению этих обязательств.

В пространном документе отмечаются многие позитивные моменты, в частности, усилия по развитию культуры меньшинств и межкультурного диалога, наличие у многих культурных учреждений Интернет-страниц и гидов на русском языке, а также то обстоятельство, что публичные библиотеки продолжают хранить значительные собрания книг на языках меньшинств. В сфере масс-медиа в резолюции особо выделены эфиры Латвийского Радио-4 и LTV7 на русском языке.

В положительном ключе упомянуто то обстоятельство, что спрос на обучение в школах меньшинств остался неизменным на протяжении последних 10 лет — их посещают более четверти всех школьников.

В резолюции также отмечается, что бюджетное финансирование билингвальных школ численно небольших меньшинств (белорусского, эстонского, еврейского, литовского, польского и украинского) было увеличено, чтобы компенсировать малую численность учеников и облегчить подготовку преподавателей и получение учебных пособий. Отмечены и усилия государства в обучении латышскому языку, в результате которых «недавние исследования показывают, что более 90% респондентов с родным русским языком заявили, что знают латышский, и более половины респондентов оценили свои знания как хорошие», а владение языком среди меньшинственной молодежи еще лучше.

Однако «позитивная» часть занимает менее четверти объема документа.

В разделе, озаглавленном «Вызывающие озабоченность проблемы», в частности, отмечается, что отношение представителей меньшинств к использованию латышского по большей части нейтральное или позитивное. Но этот положительный момент «является необходимым, но не достаточным для возникновения более сплоченного общества», функционирующего в общем социолингвистическом пространстве.

«Главные национальные группы — латышское большинство и русское меньшинство — стоят на разных геополитических позициях и имеют разные культурные идентичности. Лица, принадлежащие к каждой из этих групп, имеют значительно отличающиеся представления об истории и о [Латвийском] государстве, в котором они хотели бы жить. Попытки создать сплачивающую гражданскую идентичность в последние годы не продвинулись. Случаи подстрекательских заявлений публичных лиц не вызвали достаточных ответных действий властей, что создало впечатление безнаказанности и безразличия и оказало негативное воздействие на климат межэтнических отношений.

Политические меры запретительного характера и другое давление, объясняющееся политической повесткой дня, а не опирающееся на факты принятие решений, в особенности очевидны в системе образования, масс-медиа и в отношении использования языков нацменьшинств

во многих областях общественной жизни», говорится в резолюции.

«Право на свободную самоидентификацию соблюдается не полностью. Лица, добивающиеся указания их этнической принадлежности в удостоверяющих их личность документах, по закону обязаны предоставить документы, подтверждающие родство с прямым предком [соответствующей] этнической принадлежности. Более того, лицо, желающее сменить этническую принадлежность на «латыш(ка)», обязано доказать высший уровень владения официальным языком. Установление такой сложной процедуры для смены записи об этнической принадлежности может рассматриваться как механизм исключения. Соответственно, сама возможность указания этнической принадлежности (пусть и добровольно) в удостоверяющих личность документах рискует войти в противоречие с целью и духом Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств», говорится в резолюции.

«Все более строгие требования к беглости владения латышским языком применяются к практически всем профессиям и должностям, включенным в классификатор профессий.

Столь обширное применение языковых требований отрицательно влияет на возможности лиц, для кого латышский язык не является родным,

и, в частности, принадлежащих к национальным меньшинствам, занимать многие должности в публичном секторе. Языковые требования использовались и для аннулирования мандатов избранных членов дум самоуправлений. Более того, с февраля 2017 года от членов правлений НГО требуется владеть латышским на уровне C1. Эти языковые требования создают преграды для гражданского участия и свободы ассоциаций», указывает Комитет Министров Совета Европы.

Без изменений остается и «ситуация с использованием языков меньшинств в отношениях с властями, в топографических названиях и других [публичных] надписях и в транскрипции личных имен на латышском и использовании их в личных документах», констатируется в резолюции.

«Отказ в возможности использовать языки национальных меньшинств в этих обстоятельствах пренебрегает значительным символическим значением для интеграции общества,

которое такой билингвизм имеет для лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам».

Отдельный абзац посвящен положению рома (цыган): «Дети в школах сталкиваются с многонаправленной дискриминацией. Сохраняющаяся невозможность учить цыганский язык в школе не только ослабляет лингвистическую и культурную идентичность детей ромов, но и увеличивает восприятие культуры, языка и традиций ромов как имеющей меньшую ценность и у большинства, и у самих ромов. Доля прервавших образование цыганских детей остается высокой.

Высокую доля детей-ромов, направленных [на программы] специального образования, невозможно объяснить никакими медицинскими причинами или обстоятельствами,

а, скорее, социоэкономическими факторами, такими, как неадекватность возможностей дошкольного образования для детей-ромов, недостатками методик проверок и предубеждениями против цыган у членов проверочных комиссий. Эти причины не были полностью установлены властями [Латвии] и не получили должного ответа».

Описывая положение в системе образования меньшинств в целом, Комитет констатирует:

школы меньшинств «оказались под нарастающим давлением

[в сторону] увеличения использования латышского в обучении. С 2017-18 учебного года все ученики (...) обязаны сдавать централизованные экзамены (...) на латышском. (...)

Особую озабоченность вызывают планы уменьшения объема преподавания на языках меньшинств

с 2020/21 учебного года до 20% учебных часов в 7-9-х классах и свести это преподавание исключительно до уроков собственно языка и этнокультурных предметов в 9-12-х классах. Более того, введение в 2015-2016 годах «требования лояльности» для учителей и директоров школ создает климат подозрительности и опасений, что не способствует выстраиванию доверия между разными сегментами общества».

В связи с вышеизложенным, Комитет министров Совета Европы настоятельно призывает Латвию немедленно принять следующие меры:

  • способствовать интеграции общества как двустороннему процессу, в частности, способствуя «активному участию всех сегментов общества во всех областях, таких, как образование, культура и занятость, в особенности в публичном секторе, не ограничиваясь [одним лишь] продвижением владения латышским;
  • активно «поощрять участие национальных меньшинств в культурной, общественной и экономической жизни и общественной деятельности, в особенности непосредственно относящейся к ним»;
  • оценить «стандарты владения языком, регулирующие доступ к занятости в публичном секторе, — являются ли они обязательными и пропорциональными для всех должностей в государственном и публичном секторе, и гарантировать, что требования к владению языком, регулирующие доступ к выборным должностям и должностям в организациях гражданского общества, не создают неоправданных препятствий; 
  • «обеспечить сохранение доступности преподавания и учебы на языках нацменьшинств по всей стране с целью удовлетворить существующий спрос; [власти] должны углубленно консультироваться с представителями национальных меньшинств, включая родителей, с тем чтобы обеспечить действенный учет их интересов и озабоченности в отношении обучения на языках меньшинств в школах нацменьшинств»;
  • нарастить усилия «по выявлению и устранению недостатков, с которыми сталкиваются дети-рома в сфере образования — с целью обеспечить им равные возможности доступа ко всем уровням качественного образования; принять меры по предотвращению неоправданной отправки цыганских детей в специальные школы».

Комитет также принял ряд дополнительных рекомендаций, в том числе:

  • пересмотреть нормы, регулирующие выдачу личных документов таким образом, чтобы полностью соблюдать право на самоидентификацию при определении этнической принадлежности;
  • бороться со стереотипами и предрассудками в политическом дискурсе и ксенофобией в обществе;
  • пересмотреть языковые квоты в масс-медиа и развивать использование латышского языка с помощью позитивных, а не негативных стимулов;
  • пересмотреть нормы использования языков в сношениях с органами власти, в топографических указателях и при написании личных имен в документах;
  • ликвидировать дискриминацию ромов и улучшать их условия жизни.

МИД Латвии в распространенном вчера вечером пресс-релизе заявил, что «в резолюции [Комитета Совета Европы] с признательностью отмечаются достижения Латвии в области интеграции общества». Там же перечисляются позитивные моменты из первой части резолюции. Остальному содержанию документа отведено одно предложение: «Одновременно Латвии высказаны несколько рекомендаций по более эффективному обеспечению прав меньшинств, например, призыв продолжать политику интеграции, содействовать включению принадлежащих к меньшинствам лиц в общественную жизнь, работать над предотвращением дискриминации ромов и улучшить возможности образования ромской молодежи». У этих предложений — рекомендательный характер, акцентирует МИД. ( В начало ►)

Это действительно так. Резолюция Комитета министров Совета Европы не имеет обязательной силы — добрая воля и конструктивный диалог являются основными принципами работы Совета Европы. Нынешний документ опирается на предыдущие заключению структур Совета Европы по соблюдению Латвией международных обязательств, взятых на себя после присоединения к Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств — также критического содержания.

В частности, в 2018 году Rus.Lsm.lv сообщал о заключении профильного комитета Совета Европы. Тот указал на ряд внедряемых или уже внедренных политических инициатив, в том числе направленных на продвижение латышского языка в сфере образования, масс-медиа и общественном секторе, а также на ограничение избирательных прав неграждан на местных выборах. Комитет счел, что они ограничивают права лиц, принадлежащих к нацменьшинствам. Правительство Латвии в ответ сослалось на факты истории и возникшие в их результате этнические (не лингвистические) пропорции. В прошлом году экспертный орган Совета Европы — Венецианская комиссия, напомнив Латвии о ее международных обязательствах в области прав меньшинств, указал на необходимость пересмотреть языковые аспекты школьной реформы. МИД Латвии, как тогда писал Rus.Lsm.lv, объявил, что заключение комиссии является выражением одобрения проводимой Латвией политики.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить