Европе в «холодной войне Китая и США» помогут уроки прошлого — политолог

Коронакризис еще больше усилил антагонизм между Китаем и США. Выстраивая долгосрочные планы в обстановке новой холодной войны, либеральные демократии должны вспомнить уроки прошлого, проследить за соблюдением строгого морального кодекса и поумерить гордыню, считает британский историк и политолог Тимоти Гартон Эш.

Если суть холодной войны заключается в многоплановой и длительной борьбе двух сверхдержав в глобальном масштабе, то надо признать, что да, сейчас как раз это в мире и происходит, утверждает Тимоти Гартон Эш, профессор кафедры европейских исследований Оксфордского университета, старший научный сотрудник Института Гувера в Стэнфордском университете, член Европейского совета по международным отношениям (ECFR, независимый научно-исследовательский институт и аналитический центр).

Он приводит несколько примеров в подтверждение этого заявления. В Африке или Латинской Америке осталось мало стран (если таковые вообще имеются), где Китай и США не конкурировали бы друг с другом. Когда китайские и индийские солдаты сходятся в рукопашной стычке на спорной границе, госсекретарь США Майк Помпео спешит занять сторону Индии. Вопрос о том, является ли Huawei угрозой безопасности, задается практически везде.

В этой связи политолог призывает европейцев не прятать голову в песок, а признать новую реальность и попытаться повлиять на нее, чтобы достичь лучшего результата. В колонке, опубликованной на портале ECFR, Эш приводит девять уроков первой холодной войны: они — во время происходящей ныне второй — помогут Европе выбрать правильный курс в выстраивании отношений с Китаем.

Нужно рассчитывать на долгосрочную перспективу

Китай обладает значительными преимуществами, включая огромную территорию, национальную гордость, эволюционные инновации, предприимчивость и коммунистическую партию, которая систематически изучала уроки распада Советского Союза, чтобы избежать той же участи. Первая холодная война длилась более 40 лет. Вторая тоже будет долгой, прогнозирует политолог.

Совмещать конкуренцию и сотрудничество

Политика сдерживания — неотъемлемая часть первой холодной войны, и на этот раз она не сильно отличается. Либеральные демократии добивались лучших результатов, когда сочетали жесткую оборону и сдерживание с дипломатией и конструктивным сотрудничеством. «Наши красные линии по таким вопросам, как безопасность Тайваня, должны быть предельно четкими, равно как и наша постоянная готовность работать с Пекином, — пишет Эш. — Евросоюз правильно описывает Китай как партнера, конкурента и «системного соперника». Учитывая степень взаимозависимости Китая и либерального мира, а также глобальные угрозы — такие, как изменение климата и Сovid-19 — нам необходимо применять «двухдорожечный» подход».

Изучать внутреннюю динамику развития

Основной причиной новой холодной войны является поворот, который верхушка Компартии Китая под руководством Си Цзиньпина делает с 2012 года: политика стала более жестокой внутри и более агрессивной за рубежом. Эш считает, что Запад должен понять, почему китайское государство отказалось от более прагматичной, эволюционной стратегии («перебраться через реку, нащупывая камни»), которая в течение десятилетий способствовала мирному подъему страны и помогла Китаю завоевать международные симпатии во время Пекинской Олимпиады. Какие силы или обстоятельства могут вернуть страну на этот путь? «Нам нужны всевозможные знания по истории, культуре и политике Китая, а также по Азии в целом», — уверен политолог.

Мы не сможем переделать Китай

Одно из неистребимых заблуждений западных политиков в период первой холодной войны заключалось в том, что якобы можно непосредственно и предсказуемо изменить внутреннюю политику противника. Политолог припоминает, по его словам, «бихевиористскую психологическую чушь» о том, что надо поддерживать «голубей» и ослаблять «ястребов». Он не сомневается, что весь комплекс западных стратегий будет в лучшем случае вторичной причиной изменений в китайской государственной системе. «Избегайте бихевиористской спеси», — предостерегает автор.

Не только государство, но и народ

Критикуя политику властей Китая в Гонконге и Южно-Китайском море, либеральные демократии должны подчеркивать, что это вовсе не является нападением на китайский народ с его выдающейся культурой и богатой историей. Каждое действие и заявление должны оцениваться с точки зрения их воздействия и на китайское общество, и на партийное государство. В конце концов, убежден Эш, именно китайцы изменят Китай, а не мы.

Китай — это не Советский Союз

Уроки первой холодной войны заключаются и в понимании сходства и отличий. В СССР ленинская политика накладывалась на российскую историю, в Китае ленинизм Си сочетается с китайской культурой и традициями. Фрэнсис Фукуяма утверждает, что Китай был «первой мировой цивилизацией, которая создала современное государство», и что на протяжении веков «китайские режимы были централизованными, бюрократическими и основанными на добродетели». Сильные и слабые стороны Китая также обусловлены беспрецедентным сочетанием ленинизма и капитализма.

Если вы не знаете, что делать, поступайте правильно

«Мы с ужасом наблюдаем трагедию в Гонконге, тоталитарное угнетение уйгуров в Синьцзяне и подавление смельчаков-диссидентов. Правительство Великобритании поступило правильно, предложив возможность получения британского гражданства 3 миллионам жителей Гонконга. Правда, этот шаг вряд ли сможет предотвратить медленное удушение этого великолепного высотного города, в котором сплавлены запад и восток. Норвежский Нобелевский комитет был прав, когда присудил премию мира Лю Сяобо, хотя и не смог спасти этого храброго китайского патриота от мучительной смерти в тюрьме», — пишет Эш.

Сила — в единстве

В настоящее время либеральный мир в растерянности из-за Китая. У Пекина бесконечно много возможностей, чтобы разделять и властвовать. В недавнем официальном документе, где Вашингтон излагает новый «стратегический подход» к другой сверхдержаве, говорится: первой целью политики США является «повышение устойчивости наших организаций, альянсов и партнерств», но Дональд Трамп делает обратное. Эффективный «двухдорожечный» ответ на вызов Китая требует стратегического единства, которое географически шире, чем существовавший до 1989 года союз Западной Европы и Северной Америки. ЕС, постбрекзитная Великобритания и новая администрация США в начале следующего года должны встретиться с представителями других демократий, чтобы наметить точки соприкосновения.

Холодные войны выигрываются дома

Безусловно, самое важное, что либеральные демократии предприняли в первую холодную войну — сделать собственные общества процветающими, свободными, открытыми и привлекательными. То же самое возможно и на этот раз, убежден политолог. Его бывший ученик-китаец написал замечательное эссе о взглядах китайских студентов, которые приезжают домой после обучения в западных университетах. Вывод молодого человека: этот опыт не делает вернувшихся идеальными прозападными либеральными демократами (как когда-то надеялись на Западе). Вместо этого они становятся «двойными диссидентами», которые крайне критично относятся к обеим системам. «В конечном счете их убедит не наша внешняя политика, а то, что мы делаем у себя дома», — заключает политолог.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Мир
Новости
Новейшее
Интересно