«Это преступление перед человечеством». Виталий Манский о деле Олега Сенцова

1 июня в Риге у стен посольства Российской Федерации прошла акция поддержки украинского режиссера Олега Сенцова, осужденного в России на 20 лет строгого режима. В мае Сенцов объявил бессрочную голодовку. По мнению режиссера Виталия Манского, дело против Сенцова — преступление мирового масштаба, которое с великой долей вероятности кончится гибелью украинского режиссера. Об этом Манский заявил в программе Латвийского радио 4 «Открытый вопрос».

По мнению Манского, приговор Сенцову не обоснован фактами. Кроме того, украинский режиссер имел полное моральное право оказывать сопротивление российским властям.

«То, что инкриминируется Олегу Сенцову — это какая-то... Я знаю, что линия защиты строится таким образом, что он ни в чем не участвовал, ничего не планировал ни взрывать, ни поджигать, никаких офисов «Единой России». Я об этом знаю. Но при этом я хочу задать другой вопрос: гражданин государства Украина как должен реагировать на агрессию и на вторжение другого государства на территорию его государства? Тем более, с применением вооруженных сил. [...] Как должен действовать гражданин, патриот украинского государства?», — риторически спросил Манский.

Он убежден, что Сенцов должен быть выдан Украине и освобожден.

«Когда мы требуем свободу Олегу Сенцову, мы учитываем то обстоятельство, что он не принимал российского гражданства, что он является гражданином Украины, и все, что происходило, или должно было произойти, или что ему инкриминируется и не должно было произойти вовсе — происходило на территории другого государства. И его из этого государства депортировали в Российскую Федерацию, осудили по недоказанным преступлениям на 20 лет и отправили в Якутию. Я был дважды в Якутии и хочу сказать, что в Якутии даже летом не очень комфортно. Даже в гостинице, где есть завтраки и удобные матрацы — тоже сложновато для человека из другого климатического региона.

Попасть в тюрьму в Якутии, и не в городе Якутске, а еще дальше, за полярный круг — это совершенно очевидное преступление перед человечеством, адресованное конкретному одному нашему коллеге, который выступил или пытался выступить за свое государство, за свою родину.

Поэтому сейчас по всему миру проходят акции, которые направлены единственным образом на то, чтобы указать Российской Федерации о необходимости гражданина Украины отпустить на территорию Украины. Если украинское законодательство посчитает нужным его осудить — его действия, его попытки каких-либо действий — это вопрос государства Украина, отдельного от Российской Федерации», — подчеркнул Манский.

Режиссер отметил, что недавняя акция поддержки Олега Сенцова стала крупнейшей подобной международной акцией последних лет.

«В ней участвовало 78 городов мира. Это по-настоящему большая акция и это тоже говорит о том, что весь мир един и в определении того, в том числе, что произошло в марте 2014 года», — считает Манский.

Вместе с тем режиссер признал: на участь Олега Сенцова уже мало что сможет повлиять.

«Я полагаю, что Олег, находясь в тюрьме в Якутии, понимая, что 20 лет его организм в любом случае не вынесет, принял решение, от которого он не отступит. И я, к сожалению, полагаю, что он скоро просто умрет.

Никаких механизмов, чтобы [на что-то] повлиять — откровенно говоря, нет. Потому что в России решения принимает один человек. Не институции, даже не одна институция, а один конкретный человек. В государстве, где несуществует ни независимой судебной системы, ни независимых СМИ, ни гражданского общества, — никто не может повлиять, кроме Владимира Владимировича Путина. Это более чем очевидно. И более чем очевидно, что Владимир Путин принял свое решение и Сенцов не будет отпущен на свободу. Тем более, что Сенцов объявил голодовку не с требованием собственного освобождения. Он заявил о необходимости отпустить всех политических заключенных граждан Украины кроме него самого.

Он поставил ультиматум перед Путиным. И в этом ультиматуме он проиграет, он погибнет.

Зачем же тогда люди выходят на эти акции протесты? Чтобы стать лучше. Стать чище. Стать ответственнее. Не промолчать в ту минуту, когда ты должен говорить громко. Для того, чтобы объединиться, встать плечо к плечу и узнать, кто рядом с тобой живет. Кто дышит с тобой одним воздухом, кто мыслит в одном направлении», — рассуждает Манский.

В эфире программы режиссер подверг критике своих коллег, не выразивших символичную поддержку Олегу Сенцову на состоявшемся недавно фестивале «Кинотавр».

«Эта массовость солидарности с Сенцовым — она ведь еще имеет некий антипод [в виде] процессов, происходящих внутри России. Я очень много езжу по фестивалям, я не знаю фестиваля в мире, который сейчас и в последние годы не проходит под знаком поддержки Олега Сенцова. Ему выразила поддержку и Европейская киноакадемия, и Берлинале, и Венецианский фестиваль, и Берлинский фестиваль. [...] И тут в России проходит «Кинотавр», на котором я многократно участвовал, был там в жюри, там собираются все мои друзья, я все это знаю, понимаю и тактильно чувствую...

И на «Кинотавре» ничего не происходит в контексте поддержки Олега Сенцова. Для многих это шок.

Мы в эти дни переписываемся между собой в соцсетях — как же такое могло произойти? И здесь возникает один из вечных для России вопросов: а нужно ли что-то делать, если этим ты конкретно ничем не поможешь Сенцову, но можешь уничтожить какие-то возможности встречаться, объединяться и заниматься какой-то профессиональной деятельностью?... Но мне кажется, когда стоит вопрос жизни и смерти, вопрос профессиональной деятельности можно оставить на второй план.

Но когда у тебя уже куплено платье, оно выглажено и уже заказан парикмахер, красная дорожка для тебя становится важнее и ценнее такой же красной крови, которая будет литься всю твою последующую жизнь оттого, что ты так поступил.

С другой стороны, лично я, понимая, что я не могу сопротивляться вот этому натиску и этому одновариантному сценарию развития событий, я принял решение: я уехал из России. Я поэтому живу в Латвии, работаю в Латвии. Не знаю, кто-то может быть скажет, что это мое отступление и моя вина, что я не остался бороться и, грубо говоря, не стал поджигать пороги офиса «Единой России» где-нибудь в Москве или том же Якутске. Но от этого преступления российского государства, которые происходят на наших глазах, не перестают быть преступлениями», — заключил Манский.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить