Так ли безнадежна индустриальная политика

Курс на индустриализацию страны был задан Партией реформ. Сама партия уже сошла с авансцены политической жизни Латвии, но ее индустриальная политика осталась: она фигурирует в Плане Национального развития и должна обеспечить прорыв в экономике. Но прорыва всё не случается, сообщает Латвийское радио 4 в передаче «Домская площадь».

В последнее время идут разговоры о том, что экономика стала «остывать», и теперь главная забота – ее «разогреть». Рывок, однако, откладывается. Возникло резонное мнение, что индустриальной державы из Латвии не получится, и потому нужно пересмотреть экономические приоритеты. Есть ли у нашей страны промышленный потенциал?..  

Индустриальная политика была коньком Даниэля Павлютса, министра экономики в третьем правительстве Валдиса Добровскиса, который как умел спасал народное хозййство от кризиса. Глядя на то, что происходит в мире, Павлютс искал правильную экономическую концепцию для развития страны. Тогда многие ведущие экономисты выступали за новую индустриализацию. Взяла на нее курс и Латвия, говорит экс-министр:  

«Мы старались строить долгосрочную основу для развития нашей экономики. Индустриальная политика легла в основу экономической части Плана развития на семь ближайших лет. В принципе, я думаю – мы заложили серьезный фундамент, и отдача будет в течение ближайших лет».

Менялись министры, но от индустриальной политики не отказывались. Актуален этот курс и сейчас, уверяет действующий министр экономики  Дана Рейзниеце-Озола:

«Мы придерживаемся этой политики, и очень сильно – памятуя, что политика индустриализации должна привести нас к более высокой производительности. Это и развитие образования, и развитие инноваций, новые разработки».

Однако есть и другое мнение. Курс – неправильный, и производство – это не наше всё, неоднократно заявлял Олег Филь, совладелец банка ABLV. Он считает, что наша маленькая страна конкурировать с ведущими мировыми производителями не в силах. Потому банки неохотно кредитуют местных производителей.

«С развитием высокоинновативных производств, производств с высокой добавленной стоимостью нам в Латвии не везет. Причины известны: одно дело – разговоры политиков, и другое – объективная реальность. Если посмотреть на примеры других стран, той же Германии, видно, что производство у них тоже идет вниз.

Потому что производить в Китае, Вьетнаме, Камбодже, Бирме, на Филиппинах гораздо дешевле, там наладилось и качество. А Латвия пару лет назад приняла концепцию индустриального развития, согласно которой мы до сих пор хотим здесь видеть производства.

Понятно, что долю промышленности анм поднимать надо. Но правильно ли мы рассчитываем свои силы и учитываем ли международную специализацию?» – размышляет Филь.

По его словам, стоило бы хоть определиться: не лучше ли Латвии развивать обрабатывающую, а не тяжелую промышленность, не лучше ли отказаться от производств, зависимых от природных материалов или импортируемого сырья, и т.д.

Ранее промышленности в Латвии сильно помогали европейские фонды. Но ведь деньги ЕС – это только половина от стоимости запуска предприятия, а «как только нажали кнопку», появляются оперативные издержки, необходимость искать рынки сбыта и всё остальное, с чем справляться приходится уже самостоятельно. Кредитному комитету ABLV, по словам Филя, доводится рассматривать порой достаточно фантастические для Латвии проекты: производство солнечных батарей, жидкокристаллических экранов, полупроводников и т.д.

«Откуда такие мысли? Давайте еще телевизоры начнем производить... Мы всё продолжаем искать «свою Нокию», когда сама Nokia почти обанкротилась и продалась Microsoft», – скептически говорит банкир. Латвия, по его убеждению – «не промышленная страна на карте мира», и точка.

Министр экономики готова возразить:

«Не согласна! В начале 90-х у нас объем производства в общей структуре экономики составлял порядка 20%. И это – нормальный объем, который и должен быть нашей целью.

И то финансирование, которое мы на данный момент получаем из европейских фондов, мы должны привлекать и в компании, развивающие промышленность.

Я очень рада, что коллег в правительстве удалось убедить, что не менее 80 млн евро должно быть включено в поддержку предприятий – на покупку ими новых технологий и создание новой инфраструктуры и производств».  

Экономист банка DNB Петерис Страутиньш также не согласен с тем, что на нашей промышленности можно ставить крест. Да, ее удельный вес в экономике относительно невелик – 12%. Но в Европе мы не аутсайдеры. Большая доля нашей промышленности приходится на сектор деревообработки, металлообработки и машиностроения и производство продуктов питания. И хоронить эти производства еще рано. Просто при наращивании промышленного потенциала нужно искать нишевые продукты.

Президент ассоциации электронной и электротехнической промышленности Нормунд Берг отметил, что скачок роста производства компьютерного, электронного и оптического оборудования подтверждает хорошие перспективы развития отрасли.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Экономика
Новости
Новейшее
Интересно