Прошлый год был трудным, но мед будет — пчеловоды

В Лиепае прошел семинар представителей местного отделения Латвийского общества пчеловодов, обсуждались актуальные проблемы отрасли. Прошлый год для пчёл выдался неблагоприятным, но пчеловоды обнадеживают – мёд будет, сообщает программа «Домская площадь» Латвийского радио-4.

Гатис Граудужис из Руцавы занимается пчеловодством 15 лет, у него 60 ульев. Говорит, что сейчас пчёлы спят, и с болезнями удалось справиться.

— Каждый год разная ситуация, но прошлый год был плохим.
— Сколько ваши пчёлы приносят мёда, допустим, на домик, килограммов?
— 25-30 килограммов.
— Это много или мало, или средне?
— Ну, средне, я думаю.

Погода в прошлом году была крайне неблагоприятной для пчел — долгая и холодная весна, прохладное лето, а потом бесконечные дожди. Как всё это отразилось на насекомых?

«Самое страшное, что нет нормальной температуры, чтобы выделялся нектар с растения. Влажность — это очень хорошо, если есть температура.

В прошлом году просто было такое совпадение, что июнь и июль были довольно холодными месяцами, если смотреть средние температуры, они были ниже нормы.

Что это значит — дождь идет, температуры нет, нектар не выделяется. Потому что для выделения нектара очень важно, чтобы был дождь, и была температура более 20 градусов — 20-23 градуса, тогда вообще это идеально. Значит, со стороны пчеловодства нас не так тревожит то, что большая сырость, но для нас самое важное, чтобы были оба фактора — и сырость, и температура. Прошлый год был плохой для пчеловодов, особенно в этом регионе Латвии. Есть места в Латвии, где довольно хорошо пчеловоды взяток взяли с ульев, потому что локально были места, где было теплее, в тех, которые «внутри» государства. Здесь море со своим климатическим влиянием — и получилось довольно плохо», — пояснил председатель правления Латвийского общества пчеловодов Арманд Краузе.

В бывшем Лиепайском районе около двухсот пчеловодов, ульев на пасеках — минимум 30 тысяч. Руководитель Лиепайского отделения Латвийского общества пчеловодов Марис Романов подтверждает: прошлый год был очень плохим для местных медоносных пчёл.

«Пчёлам было очень трудно работать, практически они не могли вылетать 12 недель за определенный период, и в связи с этим даже не хватало корма пчёлам для своих нужд.

Очень сократились семьи, стали маленькие, мёда не было, так что было очень трудно. И пчеловоды даже уже должны были кормить семьи, дать сахар для корма пчёл, иначе могли даже не выжить. Могли погибнуть», — указал он.

Начало зимы тоже были не слишком хорошим — пчёлы никак не могли заснуть. «Даже они все время крутились, вылетали, но не так, как должно. Пчёлы должны были спать и новых пчёл не выращивать. А такая погода была, что даже пчёлы продолжали выращивать молодых пчёл», — добавил Романов.

Пчеловоды опасались, что из-за постоянной влажности и сильного ветра в ульях заведется плесень, но обошлось. Нынешние морозы позволили пчёлам наконец-то нормально заснуть.

В прошлом году латвийские пчеловоды получили 2 448 540 кг мёда. Краузе указал, что в совсем плохие годы бывает меньше двух миллионов, в особо урожайные — больше трех.

Последние несколько лет были неблагоприятны для пчеловодов: в 2016-м у некоторых пасечников погибло до 60% пчелиных семей. С болезнями пчеловоды смогли справиться, лекарства общество пчеловодов выдает бесплатно. Но удалось ли восстановить поголовье?

«Да, пчеловоды восстанавливают, довольно быстро. И, кстати, это одна из причин, почему и урожай поменьше. Потому что, если пчеловод должен тратить свои ресурсы на восстановление пчелиных семей, тогда он может поменьше своих ресурсов направить на производство мёда», — пояснил Краузе.

Есть еще одна смертельная пчелиная напасть — пестициды, которыми крестьяне опрыскивают поля. Арманд Краузе рассказал, что пчеловоды долго боролись и добились ужесточения закона — если крестьянин нарушает правила применения пестицидов, его больно «бьют по карману».

«Случай был в 2011 году, когда один большой производитель зерна около Валмиеры, Лимбажи, он сам из Дании, использовал нелегально препарат, пострадали около 400 ульев. И тогда у него сняли все прямые платежи — это 130 тысяч евро, которые он потерял»,

— добавил Краузе.

Государство помогает пчеловодам — если у пасечника 30 и больше ульев, он получает по 17 евро за улей. Есть и европейская поддержка для биологических хозяйств — по 40 евро за улей. Но требования очень строгие. А что будет с медовым урожаем этого года?

«Трудно сказать, какое будет лето. Если, как сказали по телевидению, апрель будет очень теплый, тогда, конечно, все будет очень хорошо. Но, не дай бог, если будет холодный апрель или май, тогда будет трудно. Ну, ждем лета и работу ждем», — добавил Романов.

А если неурожай? Изменится ли цена мёда?

«Цена немножко может измениться, но много — нет, потому что мы все же в едином рынке, то есть если бы у нас цена подскочила, очень быстро сюда вошел бы импорт. Европейский рынок — он немножко регулирует.

То есть цена может немножко подняться, но не может быть так, чтобы... в два раза никогда не поднимется», — подчеркнул Краузе.

Пчёлы переживают трудные времена во всем мире — уже лет десять подряд их поголовье снижается. Специалисты пока не могу понять причин. Около 30% того, что мы едим, нуждается в опылении. Если пчёлы исчезнут, человечеству придется несладко — во всех смыслах. Вся надежда на пчеловодов, которые изо всех сил стараются поддерживать популяцию трудолюбивых медоносных пчёл.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить