Личное дело

ПЬЯНЫЙ СЕЙМ

Личное дело

Личное дело

УЛЁТНЫЙ ВОПРОС

«Личное дело»: не трудовые эмигранты, а экономические беженцы

По последним официальным данным Министерства иностранных дел, 370 тысяч латвийцев живут за пределами страны. 220 тысяч из них эмигрировали за последние десять лет. Абсолютное большинство эмигрантов (78%) уверены, что правительство Латвии не интересует их судьба, 59%  никогда не слышали о государственном плане реэмиграции, а 30% точно знают, что никогда не вернутся, выяснили тележурналисты передачи LTV7 «Личное дело».
 

Корреспондент Алексей Дунда «отловил» уезжающих на последних метрах на пути в лондонский Станстэд. И задал вопрос: о чем они хотели бы спросить министра экономики Дану Рейзниеце-Озолу, которая отвечает за план реэмиграции, принятый еще при ее предшественнике Даниэле Павлютсе.

Поймать саму Резниеце-Озолу было совсем не просто. 27 февраля она в командировке в Брюсселе. А накануне с вежливой улыбкой выслушивала, что о её стране говорили эксперты Организации экономического сотрудничества и развития. Говорили обидное:

«В Латвии очень дорого нанимать рабочую силу, особенно в секторе с низкой оплатой. Разница между тем, сколько получает работник и сколько он обходится работодателю — составляет целых 40%. Это огромная разница, и она куда выше, чем средняя по странам ОЭСР», — заявила Кэтрин Манн, главный экономист ОЭСР.

Но не нужно обладать высшим экономическим образованием, чтобы понять: в стране давно что-то не так, если в очереди на вылет стоит столько людей. Почему стоят — в этом они и сами хотели бы разобраться. Вот народные вопросы, переданные минстру:

«Плохо жить без детей. Только по скайпу и по интернету. Как долго это продлится?» — интересуется Зелта.

«Когда хоть что-то наконец поменяется, чтобы мы могли оставаться в Латвии и работать на её благо?» — вопрошает Кристап.

«Я сейчас в гости к брату в Англии. Он два года назад улетел на работу, потому что здесь себя обеспечить не мог, — поделилась Наталия. — И дай бог, чтоб я только в гости летела. Но, к сожалению, наша экономика настолько плоха, что я тоже могу улететь на работу. Скажите, как же мне не улететь, когда будут такие зарплаты, что мы захотим здесь жить и работать?»

«Почему моя мама, которой за 50, живёт там? Когда будет какое-то справедливое распределение труда между молодёжью и старыми людьми?» — спрашивает Вия.

Министр экономики детище своих предшественников Даниэля Павлютса и Вячеслава Домбровского — План реэмиграции — считает мёртворождённым. Рейзниеце-Озола убеждена, что Латвии нужно делать реальные шаги по улучшению ситуации и созданию новых рабочих мест. 

«Я вообще не большая фанатка этого плана реэмиграции. Куда важнее практические дела, создание новых рабочих мест. Люди, которые покинули страну — это не просто эмигранты, это экономические беженцы. Я вижу два решения: одно — сохранение низкого налога на микропредприятия в размере 9%. Хоть так люди в регионах могут занять себя, платя низкий налог. И второе — использование структурных фондов ЕС».

Все надежды на улучшение ситуации в народном хозяйстве министр возлагает на бизнес:

«Когда наши предприниматели будут достаточно конкурентноспособны на европейском уровне, тогда они и смогут предлагать европейские зарплаты. И нам нужны предприятия, которые не стремятся использовать Латвию как землю дешёвой рабочей силы и могут платить большие зарплаты».

Еще одна опрошенная тележурналистами девушка, Маргарита, вначале предложила сбегать к маме и поинтересоваться у нее. Затем вернулась и сообщила:  

«Мама сказала, у нее нет вопросов к министру экономики, потому что у нас нет экономики».

Такой скепсис министра не удивляет. Оказывается, и для неё эмиграция и реэмиграция стала личным делом.

«Для меня это не сюрприз, такая реакция. Мой брат несколько лет жил за рубежом.  Он тоже не мог найти здесь работу. Радостная весть в том, что он со своей семьей вернулся. И уже несколько месяцев живёт здесь, нашёл работу. Жена его тоже вернулась пару недель назад и тоже надеется найти работу. И причина – ребёнок. Ему нужно в детский сад. И в отличие от английской, система дошкольного образования у нас хорошая – самоуправление обеспечивает его бесплатно».

«А мне нечего спрашивать. Потому что я вернулся, и ничего не изменилось. Теперь уезжаю назад. Всё по-старому, всё точно так, как и было. Всё красиво и чудесно», — говорит Армин, который уже держит в руках авиабилет.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Экономика
Новости
Новейшее
Интересно