Крестьянский Сейм: урожай будет хорошим, но закупочные цены чрезвычайно низки

Несмотря на связанные с использованием пестицидов сложности, урожай овощей и зерновых культур в этом году будет хорошим. Однако закупочные цены остаются низкими – тяжело приходится не только земледельцам, но животноводам, причем от кризиса в молочной отрасли страдают и страны, на которые санкции не распространяются, рассказала член правления Крестьянского Сейма Эдита Страздиня.

Она считает, что прогнозировать урожай достаточно трудно, однако он, вероятно, будет хорошим, несмотря на погоду: в апреле и мае почти не было дождей, что повлияло и на зерновые культуры, и на овощи.  

По словам Страздини, на урожай, например, капусты влияют инсектициды — точнее, их отсутствие. Евросоюз запрещает сильнодействующие вещества, фермерам приходится менять методы обработки полей, однако крестьяне не всегда знают, как правильно пользоваться теми или иными препаратами. Кроме того, пострадавшие от насекомых овощи не проходят контроль качества — и 10-20% раннего урожая приходится выкидывать. Некоторые небольшие хозяйства прибегают к запрещенным пестицидам, однако это чревато штрафами — и уничтожением продукции. С такими же проблемами сталкиваются и наши соседи, отметила Страздиня, добавив, что введение подобных норм — это подчас политическое решение.

Она считает, что необходим не запрет пестицидов, но строгий контроль их использования — чтобы фермеры, выбравшие определенные (и впоследствии запрещенные) препараты, понимали, как им действовать дальше.

«Ставить каждый год эксперименты после российского эмбарго, когда цены уже и так упали, — это очень-очень трудно», — заявила Страздиня.

Говоря о прогнозе урожая зерновых, гостья программы указала: в этом году он будет высоким, хотя и не рекордным, как в прошлом. Однако цены на такие культуры падают — в том числе и на мировом рынке, за весну в ЕС цены на злаки по сравнению с прошлым годом упали на 28%.

Не лучше ситуация и в молочной отрасли: по прогнозам Министерства земледелия, в этом году убытки молочников составят 233 миллиона евро. Для решения проблемы молочники ищут новые рынки сбыта, однако их не хватает.

«Если мы идем на другие рынки, если это Африка, если это Китай, Азия, там рынок есть хороший, но мы очень медленно на них выходим. Если мы смотрим также на Турцию, то все-таки в этих странах цены ниже, чем мы привыкли — чем европейские цены, чем цены в Москве или Санкт-Петербурге», — считает Страздиня.

Она рассказала также, что молочники Балтии готовы сотрудничать и искать решение проблем вместе. В данный момент в Латвии закупочные цены на молоко снизились до 18 евроцентов за литр, однако ниже, считает гостья программы, они вряд ли опустятся.

На сельское хозяйство, конечно, сильно повлияли и санкции. Страздиня уверена, что это прежде всего политические решения, от которых страдают обе стороны. «Это большая политика, мы должны принять то, что есть, и думать, как выжить. Выжить не очень легко. Я думаю, что эти решения политические, может быть, пройдут и обе стороны начнут думать, как разрешить эту ситуацию». Однако, акцентировала она, нельзя винить только одну сторону конфликта. При этом есть основания говорить и об общемировом кризисе, поскольку даже в Азии, на которую не влияют российские и европейские санкции, цены на молочную продукцию сокращаются.

«Я думаю, что это кризис во всем мире», — добавила Страздиня.

Как уже писал Rus.lsm.lv, российское эмбарго и отмена квот на производство молока привели к сокращению сбыта и падению закупочных цен. Череда неблагоприятных факторов привела латвийские молочные фермы к очень серьезному кризису. Крестьяне требуют решительных действий от министра земледелия.

Только за прошлый год закрылось 135 молочных хозяйств. Еще в начале 2015 года из-за низких закупочных цен на молоко и перепроизводства сырья крупнейшее фермерское хозяйство «Берзи» было выставлено на аукцион. Недавно о проблемах с экспортом в молочной сфере и попытках выйти на китайский рынок рассказал в интервью Rus.lsm.lv и руководитель завода Jaunpils Pienotava Виестур Крылов.

Проблемы молочной отрасли — это наиболее обсуждаемая экономическая тема в Латвии в контексте российских санкций последних двух лет. Ведь из-за закрытия восточного рынка образовался переизбыток продукции не только в Латвии, но и в соседней Литве. Все это способствовало тому, что закупочные цены на молоко упали до 22 центов за литр, и ряду хозяйств пришлось продавать заводам свою продукцию по цене ниже себестоимости. К октябрю 2015 года убытки латвийской молочной отрасли оценивались в 9 млн. евро в месяц. Власти трех государств Балтии обратились за срочной помощью к Евросоюзу запрашивая (в случае Латвии) 20 млн евро. Затем речь пошла уже хотя бы о 13 млн. евро. В конце ноября Брюссель согласился выделить 7,7 млн евро.

Позже, в середине мая представители Латвии, Литвы, Эстонии, Финляндии, Хорватии и других стран просили дополнительного финансирования для молочников и свиноводов у Еврокомисии. Но одна из причин, почему Европейская комиссия оттягивает решение по данному вопросу – потому что десять стран еще не использовали ранее выделенные деньги на поддержку молочников.

Во всем мире крестьяне организуют протестные акции, говоря о низких ценах на молоко и потерях, как в молочной отрасли, так и в сельском хозяйстве в целом.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Экономика
Новости
Новейшее
Интересно