HANDMADE Latgola: современный ремесленный туризм в Латгалии

Марика Рудзите-Грике в Ливаны работает над проектом HANDMADE Latgola. Марика загорелась идеей собрать под одной крышей ремесленников региона. Но это ремесло не в классическом его понимании, где всё подчиненно традициям. HANDMADE Latgola — слияние ремесленных традиций и современного дизайна и технологий. Ручная, качественная и одновременно стильная работа — такой смысл Марика закладывает в этот проект, сообщает Латгальская студия Латвийского радио. 

— Марика, расскажите, что это за проект и почему он так называется — Handmade Latgola.

— Это, я бы сказала, объект современного ремесленного туризма в Латгалии. Я сама работаю уже 10 лет в этой сфере, вместе с ремесленниками. И то, что я вижу, видела и вижу, и нас несколько таких: делать что-то индивидуально — это хорошо, но это трудно. И надо искать такие другие варианты, как сотрудничать, и новые какие-то варианты, как вместе делать это эффективнее, я бы сказала. Ответ на ваш вопрос такой: как не только развивать продукт, делать очень красивые вещи, но как их лучше продавать, и как это делать легче. То, что я поняла: этот продукт как-то надо связывать с сервисом. То, что мы планируем в данном объекте — и продукт, и туризм как сервис. Это будет туристический объект, но те люди, которые приедут к нам, они и увидят, и оценят, и смогут купить все то, что увидят там.

— Сейчас как это выглядит?

— Это отдельное здание, в 1936 году в нем был сарай, и там внутри все, что там было 80 лет. И сейчас мы делаем перестройку, и будет как новый дом: будут кухня, спальня, туалет, гостиная — все, как дома. Но все внутри будет работой ремесленников из Латгалии. Это будет более современное здание, потому что вся идея в следующем: не только традиции Латгалии, но как мы эту традицию мы можем брать как базу. Как то, что было, может идти в ногу со временем, и как сделать и продукт, и выставку современными. И продукт, который там будет, и дизайн, и функциональность, и цвет, и все остальное будет не только традиционное, но и современное, современные вещи.

— На каком этапе вы находитесь, что уже успели сделать?

— Сейчас уже примерно 70% работ закончили, всю эту перестройку физически, и большую часть партнеров мы уже знаем — какие продукты тут будут. Финансовая часть вся параллельно идет. Вместе нас примерно 25 человек — это и индивидуальные ремесленники, и маленькие SIA, и художники, и домохозяйки, и все. На данный момент нужно закончить всю реконструкцию, все эти работы, и красиво все внутри сделать.

— Легко ли было привлечь всех этих людей, собрать, доказать, что участие в таком проекте — это взаимовыгодный процесс?

— Я бы сказала, что я никого не заставляла. Мой девиз по жизни — не надо делать то, чего не хочется делать. Просто не надо! И здесь то же самое: мы вместе — те, кто хочет быть вместе и кто видит, что через вот такое сотрудничество, через такой общий проект мы каждый можем что-то для себя делать лучше, и этот общий результат — он просто красивый. И есть люди, которые не хотят — Бог с ними, хорошо. Есть люди, которые хотят делать, и делать вместе. И то, что я хочу, и про этот проект уже 5 лет назад мы уже первые говорили: что-то надо, что-то надо. Но кому-то надо начать. И я думала, что если есть варианты, как привлечь финансирование из европейских программ, то надо пробовать. И начинали, и пробовали. И первый раз не удалось, потом пробовали опять — так вот, step by step, и процесс идет. Это такой на 100% добровольный проект.

— Я так понимаю, это не просто ремесленники, которые делают по старым традициям, рецептам, что делалось 100, 150 лет назад, повторяя ту технологию. Ваша идея в том, чтобы традиционное ремесло вбирало бы в себя какие-то современные технологии, идеи, тенденции, чтобы это и современно выглядело и действительно привлекало человека со стороны. Не все же оценят вот то, старое, традиционное.

— Да, вы это очень-очень четко сказали, потому что этот объект не будет традиционным. У нас в Ливанах, например, есть Латгальский центр искусства и ремесленничества, и там вот эта история. Люди могут там поехать, посмотреть историю, традиционную. А здесь фокус будет сделан на современное. Как мы, которые что-то делаем, как идем в ногу со временем, и как мы учимся, как мы стараемся, как мы пробуем вот эти современные технологии, какие-то инновации. Как взять и использовать вот эту традицию. И тогда этот результат, т. е. продукт — он не только ремесло, это ремесло и дизайн, и искусство. Это выше по качеству, потому что у всех продуктов один критерий — это высокое качество ремесленников. Этот продукт по дизайну, по функциональности, по взгляду — он современный. Если мы этот проект планируем как бизнес-проект, нам надо думать: что будет тем, чтобы люди ехали сюда?

— Какие затраты сейчас необходимы внести, и откуда финансирование на создание всего этого проекты? Вы уже упомянули: 5 лет он формируется, делается?

— Вначале это были только свои средства и средства семьи, брали кредит в банке. Привлекли и европейские фонды, есть такая программа LEADER.

— Когда будут открыты двери, когда он заработает?

— Думаю, или ноябрь, или декабрь. Посмотрим. Это в этом году, ноябрь-декабрь, тогда уже все-все будет на месте, и Рождество будем встречать здесь.

— Сколько потребуется времени, чтобы такой проект позволял зарабатывать, уже работать с прибылью?

— Мы планируем примерно 5-7 лет.

— Чтобы можно было спокойно говорить, что он себя оправдал?

— Да. Почему это возможно, 5-7 лет — потому что это все, весь бюджет не был как кредит в банке или наши деньги, это европейские деньги, в нашем случае это примерно 60% из этой общей суммы. Если все это надо делать самому или брать кредит в банке, тогда это будет нереально. Не знаем, как будет, но я хочу пробовать и, может быть, что-то не будет, как мы планируем, это всегда так, но то, что уже сделано, это уже очень хорошо, уже есть радость от того, что уже сделано, и мы знаем, что мы сделаем. Этот объект будет, и люди уже теперь мне звонят и спрашивают: уже можно ехать? Я говорю, что еще немножко надо подождать.

— Марика, и если подводить итог нашей беседы: какая аудитория этого проекта — это местные жители, это гости из других регионов Латвии, или же это гости из-за рубежа?

— То, что мы хотим делать, наш фокус — не Латвия. Латвия тоже, Латгалия тоже, потому что даже в Латгалии есть люди, которые не знают,  что есть так много ремесленников и что они делают, какие красивые изделия они изготавливают. У нас очень-очень большой ресурс, и это не только ремесленники, это разные ресурсы. Надо начинать делать что-то. Главный фокус — не только Латгалия и Латвия, но и иностранные туристы. И то, что я уже сейчас делаю — я смотрю, какие глобальные платформы, сети, туристические клубы или агентства, не только в Латвии, но и за рубежом, с которыми мы можем сотрудничать, интегрировать наш продукт, если так можно сказать, в этом глобальном туристическом предложении.

Я бы хотела сказать, что в Латгалии этот наш объект — это один пункт. Но то, что нам надо делать, то, что я тоже сейчас уже делаю, нам надо делать вместе, побольше нечто вроде тура по Латгалии — потому что люди не поедут из-за рубежа на один объект. Будем думать реально. Если они приедут, то они захотят посмотреть два-три, десять объектов, 3-4-5 дней здесь прожить. И это то, что мы можем сделать, мы можем предлагать, но надо просто начинать делать, нужно, чтобы было желание это делать. Потому что ресурс есть, идеи есть, возможностей полно, просто надо делать.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Экономика
Новости
Новейшее
Интересно