Вера россиян в пропаганду — механизм самозащиты, считает аналитик

Пропагандистская машина в России работает давно, и в данный момент, когда РФ начала войну в Украине, доверие дезинформации для россиян — механизм самозащиты. Когда приходят данные, которые противоречат мнению людей, они ее стараются рационализировать, заявил в эфире Latvijas Radio лектор, докторант Латвийского университета Мартиньш Приедолс. В сфере его научных интересов — восприятие информации и дезинформации.

Он указал, что с 2014 года российский президент Владимир Путин произносит речи, «где истина уже не имеет значения». «В один день он говорит, что в Украине нет «зеленых человечков», это не российские военные. Проходит неделя, он открыто признает — да, конечно, там есть российские военные. И ни минуты не признает, что ошибся или соврал. С этого момента в мире начинается переход к тому, что истина уже не имеет значения, и мы переходим в абсолютно позиционную борьбу», — считает ученый.

Приедолс обратил внимание, что Россия называет то, что происходит в Украине, «специальной военной операцией». «Это защита от более масштабной войны, от угроз, от угроз России и индивидуально важным ценностям, которые таким образом Путин своими военными силами пытается защитить», — описал происходящее он.

Наряду с тем, как использованное понятие имеет значение, важен и аспект уверенности — его нельзя так быстро изменить. «Если мы пытаемся убедить кого-то некой фотографией из Украины, то первое, что произойдет — когнитивный диссонанс. Почти физическая боль от того, что приходящая информация переворачивает “я хороший человек”. Если спросим большинство россиян, хорошие ли они люди, большинство скажет: “Да, я хороший человек”. Хочет сделать зло? “Нет, я не хочу делать зло”», — отметил Приедолс.

Поэтому у людей, которые находятся под властью российской пропаганды, утверждения Запада о том, что РФ убивает людей в соседнем государстве, запускают механизм самозащиты. «В тот момент, когда сталкиваемся с тем, что переворачивает все, во что мы верим... людям нужно какое-то решение. И это перерастает в определенное поведение. В России это значит — если человек меняет взгляд, что это не специальная военная операция, не спасает мир и Россию, ему все равно нужно будет ходить на работу и встречаться с людьми. И, если он меняет уверенность на то, что войну нельзя оправдать, ему грозит только вторая крайность — предатель», — так ученый поясняет, почему людям сложно изменить поведение.

Поэтому люди пытаются рационализировать информацию, которая противоречит их уверенности.

На вопрос о российской пропаганде в Латвии Приедолс ответил: стоит обратить внимание, что людям, которые не говорят по-латышски, не обеспечили содержание, что «очень радостно использовала Россия», которая создала для людей понятный контент — и таким образом повлияла на их мнения.

«Публично очень долго звучала риторика о том, как идет интеграция, хотя в той же риторике видим, что хотят достичь ассимиляции. Это вызывает сопротивление, и люди больше отдаляются от этого общества», — добавил ученый.

Он признал, что отключение пропагандистских каналов в Латвии можно добиться немедленного эффекта. Но для изменения взглядов потребуется более долгий процесс.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить