Россия и НАТО: создаст ли кризис новые возможности

Москва показала, что не заинтересована в диалоге с НАТО. Альянс должен переосмыслить политику в отношении России и обозначить ее как враждебную силу, считает польский аналитик.

Три недели назад, 18 октября 2021 года, министр иностранных дел России Сергей Лавров объявил, что Российская Федерация приостанавливает работу своего постпредства при НАТО, а деятельность информационного бюро альянса в Москве прекращается. Это было представлено в качестве ответных мер на отзыв аккредитаций у восьми членов постоянного представительства России в НАТО.

«Хотя это заявление было рассчитано на драматический эффект, реакция НАТО была спокойной. Есть много веских причин для такой невозмутимости», — полагает Роберт Пшчель, старший научный сотрудник Фонда Казимира Пуласки (независимый аналитический центр в Варшаве), польский дипломат, до 2015 года возглавлявший информационное бюро НАТО в Москве.

В комментарии, опубликованном на портале британского «мозгового центра» Royal United Services Institute (RUSI), аналитик оценивает перспективы дальнейших отношений России и НАТО.

Для начала он объясняет причины спокойствия североатлантистов на фоне нынешнего похолодания на российском направлении.

Во-первых, платформы для диалога простаивали и раньше — так было после военно-воздушной операции НАТО в Косово в 1999 году и после российского вторжения в Грузию в 2008 году. Но работу платформ можно легко восстановить. Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности России и НАТО от 1997 года остается в силе, как и горячая линия, установленная между Брюсселем и Москвой.

Во-вторых, после аннексии Крыма в 2014 году сотрудничество между НАТО и Россией заморожено, а взаимодействие минимально, за исключением нечастых встреч генерального секретаря с Лавровым.

В-третьих, в течение нескольких недель до заявления Лаврова Россия использовала тактику «превентивной риторики», наращивая усилия по очернению НАТО с помощью ложных или даже абсурдных обвинений. В их число входили утверждения об информационной войне против России, подготовке военного нападения на Калининград, а также запугивание партнеров по СНГ рассказами о предполагаемых планах Запада, поясняет Пшчель.

В-четвертых — и это, по мнению польского аналитика, самое главное — настоящие мотивы решения Москвы вполне очевидны. Цель состоит в том, чтобы представить НАТО как средство господства США в Европе и таким образом снизить значимость Североатлантического союза. Так, например, ректор Дипломатической академии МИД России Александр Яковенко считает, что сам факт существования альянса поощряет милитаристское мышление в Европе.

«Перекрывая каналы для дипломатического и военного диалога, Москва рассчитывает вызвать разногласия между союзниками по НАТО и, в частности, извлечь выгоду из нездорового желания некоторых союзников вести диалог ради диалога», — отмечает Пшчель.

Дипломат возглавлял работу информационного бюро НАТО в Москве с 2010 по 2015 год — и считает закрытие офиса серьезной потерей. За 20 лет при посредничестве бюро тысячи экспертов, журналистов и молодых россиян смогли посетить штаб-квартиру НАТО и получить доступ к информации об альянсе.

Сотрудничество приносило пользу в равной степени и НАТО, и России во многих областях, включая, например, борьбу с терроризмом, борьбу с пиратством, помощь бывшим российским военнослужащим, которым требуется новая квалификация в гражданской сфере, или вопросы, связанные с Афганистаном. Аналитик считает символичным тот факт, что один из российских лауреатов Нобелевской премии по физике Жорес Алферов в свое время получил грант Научной программы НАТО. Закрывая информационное бюро, Москва признает, что опасается прямых каналов взаимодействия НАТО с российским гражданским обществом, отмечает Пшчель.

По его мнению, заявление Лаврова от 18 октября подтверждает, что Россия не желает взаимодействовать с НАТО по вопросам улучшения отношений. Вместо этого Кремль предпочитает оставаться на пути конфронтации и вражды. Какой должна быть реакция НАТО?

Аналитик считает, что, во-первых, настало время дать еще более решительный отпор потоку российской дезинформации. Несмотря на профессиональные и энергичные усилия институтов НАТО в этом направлении, слишком часто безосновательные словесные нападки на репутацию альянса в столицах стран-союзников словно «не слышат» и оставляют без ответа. Это особенно удручает, поскольку возможности западных институтов обнаруживать, анализировать и разоблачать такую ​​дезинформацию растут. В немалой степени это стало возможным благодаря работе, проделанной неправительственными и академическими организациями и экспертами в странах-участницах НАТО и в странах-партнерах альянса.

Во-вторых, из дипломатического тупика можно выйти, изыскав в потенциальном кризисе новые возможности и проведя всеобъемлющий пересмотр текущей политики в отношении России. Такие действия укрепят единство Североатлантического союза и защитят его от вредных односторонних инициатив Москвы. При пересмотре политики следует руководствоваться реальными фактами о намерениях и возможностях России. Эти факты показывают, что Москва является самой активной и непредсказуемой угрозой для Североатлантического альянса.

Приоритетом нужно сделать «повышение стоимости» любых случаев дальнейшего агрессивного поведения России — по отношению к союзникам, третьим странам и международному порядку в целом. Повышение уровня устойчивости к конкретным случаям гибридной войны (включая сложные угрозы — такие, как коррупция), которую ведет Россия, является естественным кандидатом для такой ​​приоритизации, считает эксперт.

В-третьих, для того, чтобы стратегия сдерживания была эффективной, в новой Стратегической концепции НАТО нынешняя политика и позиция России должны быть обозначены как враждебные для Североатлантического альянса. В итоговом коммюнике последнего саммита НАТО, проходившего в июне 2021 года, лидеры стран альянса признали: «агрессивные действия России представляют собой угрозу евроатлантической безопасности». Однако они не стали вносить Россию в список враждебных сил, по-прежнему предлагая путь диалога в дополнение к принципам защиты и сдерживания. Теперь, когда Россия сама заявила, что не заинтересована в диалоге с НАТО, союзники могут снять это самоограничение.

Признание России врагом будет зеркальным отражением того, как характеризует НАТО сама Москва. Этот шаг способствовал бы достижению целей оперативного сдерживания — посредством предоставления четких указаний гражданским и военным структурам Североатлантического союза. И последний, но не менее важный нюанс: такое определение послужит сдерживающим сигналом для тех, кто по-прежнему испытывает искушение вступить в опасные связи с Москвой — им придется просчитывать, выгодно ли иметь дела со страной, признанной враждебной НАТО.

На первый взгляд, такое навешивание ярлыков может рассматриваться как эскалация, но в условиях нынешнего отсутствия диалога это может использоваться для более точного определения условий, которые позволят НАТО изменить свою политику в отношении России, заключает эксперт RUSI.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить