Репрессии и изоляция: как «украденные» выборы изменили Беларусь

Как обстоят дела в Беларуси через год после массовых протестов, вызванных фальсификацией результатов президентских выборов? Если раньше эта страна считалось оказавшейся в изоляции диктатурой, то сегодня и внешний имидж, и внутренняя обстановка там стали намного хуже, считает британский политолог.

«Прошел год с тех пор, как жители Беларуси вышли на улицы в знак протеста против выборов, украденных диктатором, который находится у власти уже 27 лет. Белорусы привлекли внимание всего мира и удивили силой своих чувств даже самих себя. Однако за этим последовали жестокие репрессии», — напоминает события осени прошлого года Янек Ласоцки, эксперт по Восточной Европе и бывшим республикам СССР, в комментарии на портале британского Королевского объединенного института оборонных исследований (RUSI, Royal United Services Institute, старейший в мире независимый «мозговой центр» по вопросам обороны и безопасности, основан в Великобритании в 1831 году).

Лукашенко утратил легитимность

Выборы в Беларуси и раньше сопровождались масштабными протестами, но там долго держался консенсус по поводу того, что Александр Лукашенко победит, даже если будет проведено честное голосование. Многие белорусы видели в нем гаранта безопасности и стабильности и не верили, что существует реальная альтернатива, за которую стоит голосовать.

В 2020 году ситуация изменилась — появились новые лидеры. Главной среди них была кандидат в президенты Светлана Тихановская. Лукашенко «подарил» себе 80% голосов, однако участники гражданской инициативы «Голос», проанализировав копии тысяч избирательных бюллетеней, заявили, что Тихановская набрала не менее 56% голосов.

«Лукашенко не только украл результаты выборов, но и приказал арестовать и подвергнуть пыткам тысячи людей, которые пытались мирно протестовать. Рассказы о насилии ужасают: женщин таскали за волосы и угрожали изнасилованием, мужчин ставили в мучительные позы, били током и безжалостно избивали. Бесчисленные фотографии избитых заполонили социальные сети, и впервые люди, ранее не интересовавшиеся политикой, почувствовали, что это может случиться и с ними.

Режим перешел черту.

О непоправимой потере легитимности Лукашенко свидетельствовали масштабные демонстрации по всей стране — они начались в августе и продолжались в течение нескольких месяцев. На пике число демонстрантов достигло 200 тысяч, к ним присоединились даже рабочие заводов и пенсионеры, которые ранее считались лояльными сторонниками режима», — пишет Ласоцки.

Беспрецедентные политические репрессии

При режиме Лукашенко гражданское общество и активисты оппозиции работают в очень жесткой среде, где слежка, цензура и риск ареста являются частью жизни. Но осенью прошлого года репрессии поднялись на новый уровень — ставилась цель сурово подавить инакомыслие.

По данным политолога, в настоящее время в Беларуси насчитывается более 600 политических заключенных:

журналисты, бизнесмены, члены политической оппозиции, лидеры польского этнического меньшинства и правозащитники, а также многие, чьим единственным преступлением было использование своего права на мирный протест. Для сравнения: в 2010 году (когда были аналогичные репрессии после выборов) таких заключенных было около 30.

Репрессиям подвергаются и независимые СМИ. Телевидение давно находится под полным контролем государства, но белорусы получили доступ к популярным независимым новостным сайтам в Интернете. Самый крупный из них, Tut.by, был заблокирован в мае, в офисах провели обыски, а редакторы были арестованы. По информации политолога, в настоящее время 26 журналистов находятся в тюрьме за выполнение своей работы. Белорусская ассоциация журналистов, выполняющая важную работу по оказанию помощи работникам СМИ, была распущена по решению суда в конце августа. В годовом отчете международной организации «Репортеры без границ»

Беларусь названа является «самой опасной страной в Европе для сотрудников СМИ».

Гражданское общество теряет ту небольшую свободу действий, которая у него была. Правозащитные группы и гражданские инициативы формально ликвидируются, в офисах проводятся обыски, а сотрудники вынуждены эмигрировать, отмечает эксперт RUSI.

Опять под санкциями

Всего пять дней понадобилось министрам иностранных дел стран ЕС, чтобы единогласно принять решение о введении санкций против Беларуси — хотя в силу эти санкции вступили только через два месяца. Скоординированные с США, Великобританией и Канадой, санкции ЕС первоначально были нацелены только на высокопоставленных лиц, с замораживанием их активов и запретами на поездки.

Год спустя ЕС ввел четыре раунда санкций, которые теперь охватывают 166 физических и 15 юридических лиц,

включая государственных экспортеров, и секторальные санкции, ограничивающие торговлю нефтепродуктами, табаком и калием, а также доступ к рынкам облигаций, напоминает эксперт.

По его мнению, санкции работают. Хотя эффект сложно измерить, по некоторым оценкам, санкции обошлись Беларуси в 2,9% ВВП, или 1,68 миллиарда долларов, причем большая часть этих убытков связана с финансовыми ограничениями. С присоединением Великобритании, Швейцарии и других стран к секторальным санкциям убытки будут только расти. Недавние санкции США, запрещающие ключевым государственным компаниям проводить транзакции в долларах, уже имеют значительный эффект, и даже не попавшие под ограничения белорусские банки испытывают проблемы с доступом к системе SWIFT.

Эти действия должны послать мощный сигнал режиму, а также повысить издержки и для Беларуси, и для России, которая вынуждена увеличивать субсидии соседу.

Вместе с тем, в санкциях есть «лазейки».

Например, тип белорусских калийных удобрений, составляющий наибольшую долю в импорте ЕС, санкциями не затронут.

Кроме того, Международный валютный фонд выделил Беларуси помощь в размере 923 млн долларов на восстановление после пандемии — несмотря на то, что странам, чьи правительства МВФ считает нелегитимными (например, Венесуэла и Мьянма), финансовая поддержка оказана не была. Белорусскому режиму не привыкать к санкциям, — ранее их отмену обменивали на свободу заключенных, отмечает Ласоцки.

Возросшая изоляция

До этого кризиса Беларусь не так уж активно была вовлечена в международные дела. Теперь же страна и вовсе превратилась в регионального изгоя. Право на проведение чемпионата мира по хоккею 2021 года у Беларуси отобрали в январе этого года. В апреле представитель Украины Леонид Кравчук, ведущий переговоры по урегулированию конфликта в Донбассе, дал понять, что Минск больше не может быть площадкой для переговоров. А в июне Беларусь вышла из Восточного партнерства — инициативы ЕС по сотрудничеству со своими восточными соседями.

Принудительная посадка самолета, летевшего международным рейсом, доставка в страну иракских беженцев и отправка их к литовской и польской границам — эти действия показывают, что

режим Лукашенко, похоже, смирился со своей изоляцией и отказался от давней политики балансирования между Востоком и Западом.

Однако важнее то, насколько сами белорусы становятся все более отрезанными от остального мира. После посадки самолета Ryanair ни одна авиакомпания не выполняла рейсы в Беларусь из ЕС, Великобритании или Украины. Ограничения, вызванные пандемией, закрыли сухопутные границы для иностранцев, и сами белорусы сталкиваются с гораздо более строгими требованиями к разрешению на выезд. Таким образом правительство надеется остановить исход молодых людей из страны. По одной из оценок, новая волна политической эмиграции после событий осени 2020 года унесла из государства 160-300 тысяч человек. Теперь для белорусов сложнее не только контактировать с внешним миром, но и сбежать туда.

«В результате этой изоляции Беларусь становится все более зависимой от России в политическом и финансовом планах. 

Москва пока выдала две трети кредита в 1,5 миллиарда долларов, согласованного в прошлом году, и по мере того, как санкции «кусаются» больнее, эта зависимость будет только расти», — прогнозирует эксперт.

«Донбассизация» Беларуси

Как пишет белорусский аналитик Тадеуш Гичан, двигаясь по нынешней траектории, Беларусь все больше напоминает поддерживаемые Россией сепаратистские республики на востоке Украины. Но движение в ту сторону может означать уничтожение гражданского общества и среднего класса, а также «превращение Беларуси в криминальное квазигосударство под российским зонтиком».

«Много лет Беларусь была авторитарной но стабильной, но сейчас эта страна изменилась к худшему, и у нее мало шансов на возвращение к прежнему статус-кво.

Минимум, который сейчас могут сделать правительства западных стран, — это послать четкий сигнал режиму и щедро поддержать белорусское гражданское общество — и в самой стране, и его представителей среди тех, кто был вынужден уехать», — полагает эксперт британского аналитического центра.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить