Расторжение договора Латвии и Норвегии осложнила ловля снежного краба

Норвежские и латвийские дипломаты начали работу над соглашением о прекращении межгосударственного договора о защите инвестиций (заключенного 30 лет назад). Но когда соответствующий законопроект дошел до Сейма, неожиданно прозвучали возражения Министерства земледелия. И почти идентичные — от предпринимателя Петериса Пилдеговича, который несколько лет отстаивает свое право на промысел снежного краба в шельфовой зоне Шпицбергена, сообщает Латвийское телевидение в передаче De facto.

Завотделом МИД Латвии по экономическому сотрудничеству и ОЭСР Даце Либерте рассказала: в  интересах государства, чтобы соглашение было принято — Норвегия на это рассчитывает, произошел обмен нотами, и принято решение в правительстве поддержать соглашение:

«Мы заинтересованы, чтобы процесс прошел как было предусмотрено, без сюрпризов».

Именно на основании двустороннего договора между Латвией и Норвегией бизнесмен Петерис Пилдегович и его предприятие North Star Ltd обратились в международный третейский суд. На следующей неделе он начнет рассматривать иск North Star Ltd к правительству Норвегии на 400 млн евро. И хотя МИД неоднократно заявлял, что готовящееся соглашение не повлияет на уже начатые инвестиционные тяжбы, Пилдегович стремится оттянуть расторжение двустороннего договора между государствами, сообщает De facto. И более того: предприниматель и Минземледелия на заседании Комиссии Сейма по иностранным делам 12 октября говорили в унисон, призывая расторгнуть договор таким образом, чтобы существующие инвесторы могли подавать претензии еще в течение десяти лет после этого. Пилдегович высказал упреки и в адрес МИД:

«Если, по-вашему, 17-20-миллионные вложения латвийского предприятия на столь сложном рынке, как норвежский, это мало — ну, пусть это будет вашим личным мнением или мнением представляемого вами министерства! Мне кажется, что это некорректно по отношению к латвийским предпринимателям,  которые таким способом ищут новые рынки».  

Заместитель госсекретаря Минземледелия Каспар Цирсис на том же заседании комиссии заявил: «Суть в том, что, как сказал г-н Пилдегович, это влияет на любые возможности начать любой новый процесс и в таком случае, если, например, необходимо сменить состав суда, или открываются какие-то новые обстоятельства касательно этих существующих инвестиций».

Но сохранение обязательств перед инвесторами после расторжения двустороннего межправительственного договора Латвии невыгодно, настаивает МИД. Ведь прямые латвийские инвестиции в Норвегии — это менее 200 млн евро, тогда как норвежские в Латвии — 460 миллионов, риски для Латвии (в случае претензий от инвесторов) — несравнимо выше.   

Норвегия намерена расторгнуть аналогичные договоры о защите инвестиций сов семи странами Европейской экономической зоны. Латвия тоже отказалась от подобных договоров, причем без разногласий — со Швецией, Австрией и Финляндией. Это отражает общую тенденцию государств избавляться от старых обязательств, которые несут повышенный риск издержек в случае тяжб в третейских судах.

«Для этих договоров характерны очень общо сформулированные нормы, которые позволяют инвесторам отсудить внушительные компенсации  от государств, в которые произведены инвестиции. И эти компенсации  чаще всего измеримы не сотнями тысяч, а миллионами евро, даже миллиардами в отдельных случаях»,

— поясняет представитель МИД Даце Либерте.  

Принадлежащая Пилдеговичу компания North Star была замешана в несколько скандалов — и из-за происхождения своих промысловых судов, и в связи с предполагаемыми нарушениями в трудоустройстве рыбаков, сообщает De facto. В середине октября налоговая задолженность предприятия перед Службой госдоходов  составляла свыше 163 тысяч евро. В последнем финансовом отчете компании указано, что в штате у North star больше нет ни одного сотрудника. В этом же документе Пилдегович указывает на негативное влияние развязанной Россией войны против Украины на его бизнес: стало крайне трудно доставлять на рыболовецкие суда и с судов моряков — граждан РФ. Теперь это делается сухопутными маршрутами и обходится намного дороже. Фирма в Норвегии уже несколько лет как переключилась на лов креветки, о чем между государствами разногласий нет.

Согласно публично доступным документам касательно тяжбы в третейском суде, своими инвестициями предприятие считает работающие в Норвегии суда и их оборудование. Сведений о существовании норвежского дочернего предприятия в финансовых ответах North Star нет. Петерис Пилдегович до суда отказался давать интервью Латвийскому телевидению.

Письмо Комиссии Сейма по иностранным делам прислали адвокаты Пилдеговича. Затем и сам бизнесмен искал возможности связаться с депутатами — в том числе звонил главе комиссии Рихарду Колсу (Национальное объединение). Тот посоветовал предпринимателю идти официальным путем в комиссию. И раз уж, по словам Пилдеговича, нет никаких отраслевых организаций, которые могли бы его представлять — то есть же публичное заседание, можно обратиться напрямую к депутатам, пояснил политик редакции De facto.

Неожиданным было и вмешательство Минземледелия, прозвучало в передаче. Ведь когда вопрос был на столе у правительства, министерство не протестовало. На просьбу уточнить, почему теперь Минземледелия встало на защиту отраслевой компании, замгоссекретаря Каспар Цирсис ответить не смог:  
— Вы не знали?
— Я не смогу вам сказать.
— Так как эта информация попала к вам, что теперь надо защищать?
— В данном случае законопроект был включен в повестку заседания комиссии, и министерство со стороны отрасли соответственно отреагировало, в том числе мы послали письмо от Минземледелия Комиссии Сейма по иностранным делам, в котором и изложили свое видение, которое на заседании комиссии и было обсуждено.  

 
В передаче прозвучало, что письмо было подано комиссии в начале заседания.

В парламентской комиссии подсчитали, что решение должно быть принято, и ему нужно вступить в силу до 10 февраля. Если Латвия не успеет, двусторонний договор с Норвегией будет расторгнут без условий — это будет значить, что инвесторы смогут предъявлять государству претензии в третейских судах еще десять лет.

Вопрос о продолжении или отказе рассмотреть законопроект о расторжении договора предстоит решить уже 14-му Сейму. И он уже в повестке дня на новой неделе.

Как сообщал Rus.LSM.lv, конфликт вокруг прав на ведение промыслового лова снежного краба у берегов Норвегии дошел до Суда ЕС, причем Латвия иск проиграла. Латвия обращалась с иском против Европейской Комиссии по поводу недостаточной защиты интересов страны. Однако сама Еврокомиссия признала, что в споре с Норвегией права Латвия. Из-за позиции Норвегии  предприятие North Star LTD, имевшее европейскую лицензию на промысловый лов, лишилось судна, арестованного норвежскими властями. 

Как сообщал Rus.Lsm.lv, Норвегия пять лет назад утверждала, что латвийские рыбаки занимались ловом снежного краба в шельфе Шпицбергена незаконно. Норвежская сторона требовала уплатить штраф, а Латвия настаивала, что действия рыбаков были законны.

Вылов любых рыбных ресурсов возле архипелага Шпицберген регулируется Парижским договором от 1920 года, заключенным между 42 государствами. Вылов снежных крабов в регионе был начат на основании договора и регламента ЕС от 14 декабря 2016 года, который предусматривает, что 20 судов стран ЕС, в том числе 11 латвийских, имеют право ловить снежных крабов в этом регионе.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще