Действующие лица

Больше ковида - больше лжи. Наш гость - глава Центра стратегических коммуникаций НАТО

Действующие лица

Министр здравоохранения Даниэль Павлютс: мы готовы к худшему сценарию

Министр сообщения Талис Линкайтс об AirBaltic, нескончаемой рижской стройке и Rail Baltica

Прошлое не вернуть, но под настоящее надо подстроиться — министр о транзите

На железной дороге появились новые партии угля, которые не могут обработать российские порты, но в целом прежние объемы привычных грузов (в первую очередь это тот же уголь и нефтепродукты) без каких-то больших перемен на мировом уровне уже не вернутся. Но что могут сделать коммерсанты — операторы терминалов — это искать новые виды грузов, новых партнеров. И некоторые это уже делают, рассказал министр сообщения Талис Линкайтс в передаче «Действующие лица» на Латвийском Радио 4.

«Как вы знаете, с конца 2019-го снижался поток угля в портах Риги, Вентспилса, да и Лиепаи тоже. Также сейчас через балтийские порты не идут белорусские нефтепродукты. […] С другой стороны, поскольку цены на уголь на мировом рынке идут вверх, российские порты не могут удовлетворить все потребности, и мы видим, что некоторые грузы угля вернулись. Они пока не видны в статистике портов, но они уже видны в статистике железной дороги: мы опять принимаем поток угля из России», — описал Талис Линкайтс происходящее сейчас с грузопотоком.

По данным Министерства сообщения, падение грузооборота в этом году продолжается — при том, что и прошлый год ознаменовался очень резким его снижением и стал одним из худших в современной истории латвийского транзита. Если в 2019-м наши порты с января по август включительно перевалили 42,3 млн. тонн, то в прошлом за те же восемь месяцев — 29,7 млн, а в нынешнем — 26,5 млн (минус 10,7% по сравнению с 2020-м).

При этом в Риге грузооборот в 2021-м сократился на 16,1% до 13,2 млн тонн, в Вентспилсе — на 14,5% до 7,5 млн. В Лиепае же он вырос на 8,6% до 4,3 млн, что, в общем-то, соответствует нормальному уровню самому маленькому из трех крупных портов страны, в то время.

«В Лиепае уголь тоже практически закончился. Но в Лиепае структура грузов более диверсифицирована. Потому что там порт начал свою коммерческую деятельность только после восстановления независимости Латвии, в 1990-х, и там строили небольшие терминалы, которые работают с нишевыми продуктами», — объяснил Т. Линкайтс, почему в этом порту нет такого падения, как в Риге и Вентспилсе, где грузооборот по сравнению с нормой прежних лет сократился в разы.

«Но я вижу, что и в Риге и в Вентспилсе происходит процесс перемен. Терминалы или меняют вид деятельности или находят других владельцев или партнеров. Например, в Вентспилсе один из терминалов, который занимался перевалкой угля и калийных удобрений, сейчас налаживает сотрудничество с [производителем муки, макаронных изделий, крупы и др] Dobeles dzirnavnieks и будет заниматься продукцией этого предприятия», — продолжил он.

По его словам, это не единственный пример такой переориентации. В частности, терминал Alfa Osta перестраивается под перевалку зерна, некоторые другие терминалы ищут новые виды грузов.

«Мы работаем над другими грузами. Но таких объемов, которые были в постсоветское время, если что-то не поменяется на мировом уровне… В принципе, прошлое не вернуть», — констатировал он.

Поэтому и железнодорожная госкомпания Latvijas dzelzceļš (LDz), где грузооборот также сократился в разы (в 2012-м за восемь месяцев — 43 млн тонн, в 2018-м — 32,3 млн, в этом году — 13,4 млн) продолжает урезать штат, и в этом году готовит новый раунд массовых увольнений.

«Latvijas dzelzceļš долгие годы, когда были хорошие времена, не был заинтересован в оптимизации числа работников, все жили дружно и хорошо. Сейчас, когда денег меньше, они должны сделать дополнительную работу и уволить тех работников, которые давно не были полноценно загружены и плюс – дополнительно смотреть, как подстроить технологические процессы под новые объемы грузопотока. В этом году LDz собирается уволить 700 работников, из них 200 – административный, обслуживающий персонал и примерно 500 работающих непосредственно на железной дороге. Но там еще есть очень много чем заниматься», — прокомментировал эти планы министр.

«Мы видим, что на станциях [до сих пор] много начальников и полуначальников разного рода. Собственно, когда я пришел в министерство, я об этом и говорил, у меня был разговор с предыдущими руководителями Latvijas dzelzceļš, и теперь они там больше не работают», — добавил он.

Как уже писал Rus.LSM.lv, Latvijas dzelzceļš в начале прошлого года, еще до «ковид»-кризиса заявило о необходимости уволить порядка 1500 сотрудников. LDz также разработало новую бизнес-модель, предусматривающую расширение спектра услуг.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить