Открытый вопрос

Обзор событий недели

Открытый вопрос

Обязательные минимальные соцвзносы: увольнения неизбежны?

Призрак полэкзита и другие события недели в мире

Может ли Пекин захватить Тайвань

Си Цзиньпин, глава Китайской Народной Республики, призвал Тайвань к мирному воссоединению, власти же Тайваня дали понять, что остров стремится к независимости, а не к статусу провинции КНР. Но если не получается присоединить остров по-хорошему, можно ли это сделать по-плохому? Открытая война может оказаться кровавой и принести Пекину огромные издержки, считает Уна Берзиня-Черенкова, доктор политологии и специалист по Китаю. Впрочем, есть же и гибридные методы, и Китай может ими воспользоваться, заявила она в передаче «Открытый вопрос» на Латвийском Радио 4.

«Если посмотреть на спектр [настроений на Тайване], мы видим три сценария, которые обсуждаются. Первый – присоединение к Китаю. Но особенно после присоединения Гонконга эта версия звучит очень тихо, если звучит вообще. Второй сценарий – сохранение статус кво: ничего не меняем, так и живем. [...] Но это тяжело, и это Цай Инвэнь, президент Тайваня подтверждает, говоря о желании международного признания Тайваня. [...]

Третий сценарий — полная независимость. Но тут тоже есть свой спектр. Одна часть считает, что независимый Тайвань должен строиться на основе китайских демократических ценностях – то есть мы все же китайцы, но можем построить свою версию государства. А вторая часть, которая говорит, что нет, мы должны строить свою собственную идентичность Тайваня, мы не Китай. И вот между этими видениями тоже происходит борьба», — описала Уна Берзиня-Черенкова, глава Центра исследований Китая Рижского университета им.Страдыня, наиболее распространенные взгляды тайваньских жителей и политиков на отношения с Китаем.

Она также пояснила, что с точки зрения декларативного подхода (т. е. какой-то народ на какой-то постоянной территории, объявляет эту территорию независимым государством и, если проект жизнеспособен, так и живет) Тайвань — страна. Но с точки зрения дипломатического признания у острова есть проблемы, так как международное сообщество придерживается политики «одного Китая», представителем которого является КНР.

Пекин же ясно дает понять, что видит Тайвань в составе «большой китайской семьи», и недавно об этом недвусмысленно заявил лидер КНР Си Цзиньпин, призвавший к мирному воссоединению. Призыв прозвучал на фоне заметно выросшей напряженности: Би-би-си пишет, что Пекин направляет военные самолеты в зону противовоздушной обороны острова, а власти Тайваня опасаются войны из-за случайного выстрела. Министр обороны Тайваня Чиу Куо Чен предположил, что Китай может затеять военное вторжение в 2025-м году, хотя технически мог бы это сделать и сегодня.

Но возможно ли военное вторжение на самом деле — при том, что армия Тайваня хоть и не может сравниться по численности и мощи с китайской, но все же очень хорошо оснащена?

«Что является главной целью, когда Си Цзиньпин говорит о воссоединении Тайваня с Большим Китаем? Цель в том, что так он сплачивает нацию, продолжает легитимность Коммунистической партии Китая и себя самого, как руководителя этой партии.

Но в то же время китайские аналитики указывают на то, что при кровавом нападении, в ситуации, когда между островом и континентом начнут плавать трупы, жители южных провинций Китай, у которых очень сильны контакты с Тайванем – родственные, торговые, культурные – совсем не будут чувствовать, что это является победой их страны.

Совсем наоборот: это может настроить население Китая против Си Цзиньпина.

И еще один аргумент, о котором говорят китайские ученые, работающие на Западе: Си Цзиньпин утверждает, что Тайвань де факто является территорией Китая, если он готов устроить военное нападение на этот остров, то таким образом он как бы продемонстрирует готовность стрелять по своему же населению. [...] Но для китайского населения это идет вразрез с тем нарративом, который им преподносится. И этот аргумент работает против яркого нападения», — ответила Уна Берзиня-Черенкова.

«Если Китай пойдет штурмом на Тайвань, цена будет огромной. Но есть огромное количество гибридных методов», — тут же добавила она.

По словам гостя «Открытого вопроса», гибридные методы могут проявляться и во влиянии на исход выборов (одна из двух ведущих тайваньских партий, Гоминьдан, менее рьяно выступает за независимость и Пекин на нее смотрит как на ту политическую силу, с которой можно договариваться), и во влиянии на общественные настроения через СМИ и социальные сети.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить