Эмоции, азарт, хайп — балтийская биржа как народная компьютерная игра

Завершившийся в Балтии «сезон IPO» — выход на биржу семи компаний (в том числе двух латвийских, Delfin Group и Virši-A) — показал, что на местном рынке можно быстро заработать. Например, тысяча евро, вложенная в октябре в акции эстонской Enefit Green, в ноябре превратилась в полторы с лишним. Но и потерять тоже было можно немало — особенно если поддаться «эффекту толпы».

С учетом того, что латвийцев все чаще призывают начать инвестировать на бирже, и что на местный рынок активно выходят новые эмитенты, людям важно напомнить несколько простых вещей, считает глава INVL Asset Management Андрей Мартынов.

Первое — акции могут не только расти, но и падать, — что для некоторых новичков может стать неприятным открытием.

И второе — финансовая логика тут работает не всегда.

Вот несколько примеров.

«Дельфин»: бизнес растет, акции в минусе

Подписка на акции Delfin Group началась в конце сентября, по 1,52 евро за штуку. Всего компания надеялась привлечь через IPO (максимально оптимистичный сценарий) 12,76 миллионов евро, которые планировалось использовать для погашения части задолженности.

Потенциальных инвесторов привлекали и прогнозами быстрого роста бизнеса, и обещанием платить раз в квартал дивиденды — не менее 50% от прибыли (с учетом прогнозов на 2022 год, дивидендная доходность такого вложения может составить около 5%, если исходить из цены IPO). Но в итоге интерес оказался не столь велик: собрать удалось 8,1 миллионов евро.

С одной стороны, такой неубедительный исход IPO, когда спрос на акции оказывается меньше предложения — это не то, чтобы большая проблема для самого бизнеса. Дела от этого хуже идти не стали, наоборот: в третьем квартале Delfin Group выдала займов на 15,3 млн евро (рост на 29%), а чистая прибыль составила 1 млн евро (рост на 24%). Однако для инвестора проблема в том, что за слабым результатом IPO нередко следует падение акций на бирже. В случае с Delfin Group так и случилось: ценные бумаги подешевели в первый же день торгов, а к концу декабря стоили около 1,4 евро. То есть, вложенные, скажем, 3000 евро по итогам 2021 года превратились в 2743 евро — минус 8% (26 января цена колебалась в пределах 1,33 — 1,4 евро).

Логика такова: если в ходе IPO спрос оказался меньше предложения, то все, кто хотел — уже купили, и после выхода акций на биржу нового ажиотажного спроса в первое время не будет (наоборот было бы, если бы спрос превысил предложение — тогда те, кому не достались акции, докупали бы их на бирже). Поэтому понятно, почему участники рынка всегда следят за тем, была ли в ходе IPO «переподписка» (спрос, превышающий предложение), или нет.

Как будто играют в лотерею

Казалось бы, а в чем тут мотивация продавцов? Почему тот, кто только что на IPO покупал акции по 1,52 евро, тут же начинают скидывать их на бирже по более низкой цене? Зачем делать из пока виртуального убытка (который в будущем может обернуться прибылью, если акции вырастут) — реальный?

Одна из причин в том, что для части трейдеров участие в разных IPO — сродни покупке лотерейных билетов, в надежде, что выигрыш от успешных IPO перевесит потери от неудачных. Если цена на бирже растет — они продают акции с прибылью, если нет — продают по той же цене или даже дешевле, и думают о следующей инвестиции. Далеко не всегда эта схема срабатывает, но именно в прошлом году для Балтии она оказалась эффективной.

Другой вопрос, почему именно IPO Delfin Group осенью прошлого года оказалось не самым удачным, а все последующие (включая другую латвийскую компанию — Virši-A) сопровождались ажиотажем и ростом котировок на бирже.

«Главная причина, почему одни IPO в Балтии прошли с ажиотажем, и с последующем ростом цен на бирже, а другие нет — даже не финансовая логика, а нечто иррациональное, эмоции»,

— говорит Андрей Мартынов.

Свою роль мог сыграть и аспект «этичности» (в понимании инвесторов) бизнеса. По наблюдениям Rus.LSM.lv, некоторые инвесторы решили постоять в стороне из-за морального аспекта, потому что считают ломбарды и дорогие кредиты неэтичным видом бизнеса. Такие комментарии встречались и в эстонских СМИ, и на латвийском инвестиционном форуме.

Эстонская клубника — самая дорогая. Но только в Эстонии

Значительную  роль наверняка сыграл и выбранный для IPO момент. В октябре, уже после начала подписки на акции Delfin Group, внезапно, — и это действительно было неожиданностью для всех — стартовало еще одно IPO, эстонской Enefit Green, лидера ветряной энергетики в Балтии, опосредованно принадлежавшего государству. Судя по возникшему в Эстонии ажиотажу, многих инвесторов в соседней стране это наверняка отвлекло от латвийской «мелочевки». И не удивительно: представьте, что случилось бы, если бы в Латвии объявили о начале «народной приватизации» нашего национального достояния — например, Latvenergo, а в соседней Эстонии в это же время готовился бы выйти на биржу какой-нибудь Coop Pank.

И тут фактор эмоций было трудно не заметить. Когда после IPO эстонской Enefit Green акции, уже изначально не дешевые, начали резко дорожать на бирже (в какой-то момент они выросли на 55% от цены IPO), эстонские инвесторы на форумах пытались найти этому рациональное объяснение, в том числе сравнивали с ценой акций литовской энергетической компании Ignitis Group — но в итоге все сводили к шутке: «Это как эстонская клубника — она тоже самая дорогая». И сами же уточняли: «Но только в Эстонии».

И все вместе смеялись над известным в Эстонии пенсионным фондом, который во время IPO отказался покупать Enefit Green по 2,9 евро, публично объяснив, что это слишком дорого.

Акции двух видов: модные и все остальные

«Если упростить, то разница вот в чем: есть популярные акции, и есть все остальные. Причем популярность не всегда связана с финансовыми результатами компании» — объясняет главную причину Мартынов. В качестве яркого примера он приводит Tesla.

Цена акций детища Илона Маска такова, что компания в октябре стоила триллион долларов — примерно такой же была совокупная капитализация ТОП-10 остальных лидеров мирового автопрома, ежегодно выпускающих (совокупно) десятки миллионов авто. И сколько бы не звучало мнений, что это нелогично, делать на бирже ставку на падение («шортить» — от sell short) акций Tesla, на протяжении ряда лет было крайне неудачной идеей, которая даже стала мемом (пара примеров тут и тут).

В Балтии свои «модные акции» тоже есть — это Coop Pank, LHV, отчасти — Madara (тут объемы торгов мизерны, но цена высока), из недавно котирующихся — Enefit Green, в какой-то момент «модной» была и Virši-A, говорит Мартынов.

Причем

после успешного выхода на биржу Enefit Green, следующие IPO в Балтии (Virši-A, Hepsor, TextMagic и Hagen Bikes), были все более «хайповыми» — и, кажется, все менее рациональными.

В таких случаях важно держать в голове этот риск: за резким ростом всегда может последовать резкое падение, говорит Мартынов.

Таких — с резкими падениями — примеров за прошедшие месяцы в Балтии действительно хватало. Вспомнить хоть Virši-A: во время подписки цена акций составляла 4,49 евро. В первый день на бирже, 11 ноября, цена выросла немного — до 4,6 евро. А далее график взлетает в небеса — и 17 ноября акции уже стоят 6,1 евро. После чего тренд разворачивается, и котировки стремительно падают: в конце января эти акции можно купить даже дешевле, чем во время IPO.

Или акции известного эстонского застройщика Hepsor: во время подписки в ноябре они предлагаются по 11,7 евро. Ряд экспертов в СМИ демонстрируют сдержанность: да, на эстонской бирже сейчас явный бум, но все же это слишком дорого. Виртуальный персонаж «Инвестор Томас» — продукт коллективного разума редакции эстонского делового издания Äripäev c 2002 года (его комментарии популярны среди эстонских инвесторов) — последовательно публикует два решения: первое — не покупать (потому что «необоснованно дорого»), второе — наоборот, с заголовком «Ах этот Hepsor! Я рыдаю и подписываюсь» (потому что хайп). И правда,

спрос на Hepsor в рамках IPO окажется ажиотажным и превысит предложение более чем в 8 раз.

Это «поломает игру» инвесторам: из-за того, что на 1 акцию — по 8 претендентов, каждый в итоге подписки получает не сколько хотел, а по чуть-чуть (до 7,5% от размера ордера). И хотя цена на бирже в первые же дни взлетает выше «необоснованно дорогих» 11,7 евро — и даже превышает 16 евро (почти 40% роста), — много ли от этого радости, если у тебя совсем мало акций? Но кто-то будет покупать на бирже и по 16 евро. А потом эмоции поутихнут, и Hepsor будет падать. И снова падать.

В конце января, когда рынки снижаются во всем мире, еще недавно всеми любимый Hepsor в какой-то момент упадет до 12,04 евро. «Ракетный взлет» растаял почти без следа.

«Такое ощущение, что новое поколение инвесторов относится к рынку, как к азартной компьютерной игре.» — комментирует результаты сезона IPO Мартынов. По его словам, такая тенденция заметна и в Балтии, и в мире. Даже популярные в мире мобильные аппликации для биржевой торговли выглядят как игра -- ярко, просто, и с чатом. Хотя с точки зрения классического инвестирования такой подход — это аномалия, говорит Мартынов.

  • О том, сколько инвесторов из Латвии участвовали в этих биржевых играх, и почему над нами шутят эстонцы — в следующей статье.
Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить