Открытый разговор

Почему Латвия отстает в экономическом развитии от Литвы и Эстонии?

Открытый разговор

2 млн для госфинансирования партий: нужно ли менять нынешнюю систему?

Наши и не наши: что определяет национальную идентичность в Латвии?

Даже Куба приняла закон об однополых партнерствах, а мы топчемся — политик

В некоторых вопросах прав человека Латвия добилась очень большого прогресса — например, во взаимоотношениях правоохранительных органов и общества. Но по многим позициям страна топчется на месте, ситуация же с правами нацменьшинств у нас ухудшается, заявил в передаче «Открытый разговор» на Латвийском радио 4 депутат уходящего Сейма Борис Цилевич.

Комментируя реплику ведущей о том, что Латвия, видимо, движется к принятию закона о партнерских отношениях, Борис Цилевич (оппозиционное «Согласие», не прошедшее в следующий Сейм), заметил, что это относительный прогресс. Дело в том, что наша страна остается одной из немногих в ЕС, где вопрос отношений, отличных от традиционного брака, не урегулирован вообще.

«На Кубе принят закон об однополых партнерствах! Казалось бы, вот идеал демократии, — сказал политик, также много лет проработавший в Парламентской ассамблее Совета Европы. — А мы все еще топчемся на месте».

По его наблюдениям, отношение к этому вопросу сильно зависит от поколения. Люди в возрасте около 30 лет не то чтобы «за» ЛГБТ — они просто не видят проблемы в том, что кто-то хочет жить так, а не иначе.

«А вот люди моего поколения — с хорошей советской, националистической закалкой — нет, как же так? Мы всех должны построить, чтобы все правильно говорили, на правильном языке, правильно занимались любовью, правильные книжки читали,

порядок должен быть такой — один для всех», — описал он разницу в подходах.

На вопрос о том, есть ли какая-то связанная с правами человека сфера, в которой Латвия определенно добилась прогресса, гость передачи указал на работу правоохранительных органов.

«Я помню начало 1990-х, разгар рэкета. Идёшь по тёмной улице и видишь там милиционера или полицейского, то в общем непонятно, как это воспринимать. Скорее как угрозу. А сейчас всё нормально.

Если я вижу полицейского, я знаю, что он, может быть, не очень хорошо подготовлен, что в полиции низкие зарплаты, что есть страшный дефицит людей, но я не опасаюсь, что меня поймают и подбросят наркотики и потом будут “прессовать” или пытать. Хотя это явление широко распространённое в целом ряде соседних государств. В деятельности правоохранительных органов — полиции в первую очередь — прогресс налицо», — заявил гость «Открытого разговора».

В то же время он считает, что прогресс слишком мал в вопросах, связанных с социальными правами — с доступностью здравоохранения, качественного образования, сокращением неравенства доходов.

«Ну и, конечно, с правами национальных меньшинств ситуация ухудшается», — добавил Цилевич.

Он отметил, что после вторжения РФ в Украину много «стало можно»:

«Мы как бы наказываем местных русскоязычных за преступления российского режима.

Это такая националистическая концепция: твой родной язык, если ты не хочешь, не стараешься его изменить, определяет твою государственную принадлежность. И если ты не хочешь отказываться от русского языка, значит ты часть России, значит, ты частично отвечаешь за преступления Путина».

В ноябре 2020 года Суд Сатверсме постановил, что однополая семья тоже имеет право рассчитывать на отпуск по уходу за ребенком, положенный супругу матери новорожденного. Одновременно он признал, что государство обязано защищать и поддерживать все семьи, в том числе однополые. Законодателю дано время до середины 2022 года, чтобы реализовать это.  В июне Rus.LSM.lv рассказывал, что Сейм не рассмотрел законопроект о гражданском союзе, не выполнив вердикт Суда Сатверсме.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное