Что защищает художников и общество друг от друга

«Искусство: свобода или право шокировать?» — дискуссию под таким названием на днях организовало Бюро омбудсмена Латвии. Цель — попытаться найти ответ на вопрос, где в публичном пространстве кончается свобода самовыражения и начинается конфликт искусства с общественной моралью, рассказывает передача «Домская площадь» на Латвийском радио 4.

Что защищает художников и общество друг от друга
00:00 / 07:10
Скачать

Право на самовыражение может входить в противоречие с правом на защиту нравственных и культурных ценностей. Наиболее наглядно это столкновение обнаружила ситуация вокруг так называемого мурала Кристиана Бректе на стене одной из столичных школ. Обсудить эту проблему в международный день прав человека решило Бюро омбудсмена Латвии.

«Мы хотели рассмотреть этот вопрос, потому что зачастую тема кульутрного права незаслуженно остается в тени. Учитывая достаточно широкий резонанс вокруг мурала Бректе, мы решили воспользоваться возможностью, чтобы публично обсудить взаимодействие художника и общества, творческую свободу, допустимость ее ограничения и все связанные с этим вопросы», — объяснила, зачем организована такая дискуссия представитель бюро Илона Лошак.

Она отметила, что Сатверсме Латвийской Республики определяет свободу художественного творчества, как и свободу слова, в качестве одного из основных прав человека. Соответственно, ограничивать это право можно только в исключительных случаях — в соответствии со 116 статьей, то есть когда необходимо обеспечить защиту прав других людей, демократического устройства страны, общественной безопасности, благополучия и нравственности.

По словам И. Лошак, участники дискуссии были едины во мнении: с точки зрения закона условия для творческой свободы в нашей стране вполне благоприятны, при этом в спорных ситуациях закон позволяет выяснить, не нарушило ли творчество чьи-то права в конкретном случае, не нанесен ли ущерб чьим-то интересам. Эти вопросы находятся в компетенции правоохранительных органов и суда и есть инструменты для поиска ответов на них.

Впрочем за всю историю Латвии до суда пока дошло лишь только два дела против художников.

«В 1923 году писатель Павел Розитис публиковал эротические истории и за это его призвали к ответственности по статье 281 — «За оскорбление общественной морали». Из-за этого дела Розитис стал только популярнее, сам процесс был открытым и превратился в фарс

: защита Розитиса и сам писатель приводили цитаты из всемирно известных мировых произведений, в которых откровенно описывались различные эротические сцены. Публику тогда это изрядно повеселило, о деле много писали в прессе. В конце-концов Павла Розитиса признали невиновным и полностью оправдали», — рассказывает юрист Мартиньш Дрегерис.

«Второй случай тоже связан с 1923 годом, — продолжает он. — Тогда иск был предъявлен художнику Лудольфу Либертсу, который на тот момент был художественным редактором журнала карикатур "Хо-хо". В журнале была размещена карикатура с обнаженной женщиной и лысым мужчиной напротив нее, рисунок сопровождался текстом про тогдашнего директора Елгавской гимназии: "Янис Лиепиньш смотрит на пловчиху Зузанну" (это была отсылка к рассказу Андрея Упитса). Диектор гимназии посчитал, что задеты его честь и достоинство, подал на художника в суд».

Дело широко освещалось, и в итоге суд удовлетворил иск Лиепиньша: Лудольф Либертс был приговорен к трехдневному домашнему аресту как ответственный за публикацию оскорбительной карикатуры. С довольно смешной припиской: покрыть издержки на содержание Лудольфа Либертса под стражей у себя дома должен сам Лудольф Либертс.

«Это единственный в истории Латвии случай, когда художник был призван к ответственности», — отметил М. Дрегерис.

Говоря о дне сегодняшнем, профессор Латвийской академии художеств Кристап Зариньш высказал мнение, что нынешнее латвийское общество в своей основной массе достаточно далеко от мира искусства и от его понимания. Это, по мнению профессора, и становится причиной громких скандалов наподобие недавнего дела Кристиана Бректе.

Он привел в качестве примера Скандинавию, где в школах рассказывают о разных стилях и направлениях в искусстве и где дети с самых малых лет ходят с родителями по музеям и выставкам.

«Такие художники-акционисты, как [Марина] Абрамович, Орлан и Илья Кабаков в нашей стране отправились бы в тюрьму. Латвийское общество просто не знает, что происходит в мире искусства», — считает профессор.

Что же касается ситуации с муралом Кристиана Бректе, то, по мнению К. Зариньша, она довольно-таки необъяснима: работа была согласована с Рижской думой, и ничего эротического в ней нет.

«Стоило бы стыдиться, что латвийское общество вообще это обсуждает. [...] На этой стене вообще нет ничего эротического. Это больше похоже больше на, не знаю, [Фернана] Леже или на что-то такое.

Остается только удивляться, удивляться и еще раз удивляться»

, — заявил Кристап Зариньш.

Запись дискуссии доступна на официальной Латвийского бюро омбудсмена в социальной сети Facebook.

Как рассказывал Rus.LSM.lv, в конце лета на стене рижской начальной 40-й школы на улице Акас, 10 появился мурал, который у части общественности вызвал отторжение и возмущение.  Автор изображения, Кристиан Бректе, объяснял, что вдохновлялся рисунками Джеммы Скулме и что он хотел напомнить людям, каково это — «быть детьми, шалить, и рисовать несуществующих существ на полях блокнота».

После этого юрист и член правления партии Stabilitātei!/ Стабильности! Виктория Яркина  усмотрела в творчестве Бректе элементы порнографии. По словам адвоката, она получила информацию о возбуждении уголовного дела по статье «за распространение материалов порнографического характера, содержащих детскую порнографию».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить