Биологи нашли новых для Латвии паразитов

Ящерицы, лягушки, пауки — это животные, которые иногда встречаются среди тропических фруктов на магазинных прилавках. Кого-то удаётся поймать, но большая часть ускользает, и сколько таких непрошеных гостей уходит в окружающую среду Латвии — неизвестно. Биологам из Латвии и Испании удалось поймать несколько таких пришельцев. В их числе — лягушка бразильская черноспинка. Это древесная амфибия, совершившая трансконтинентальное путешествие. Вторая часть исследования — проверка «гостей» на паразитов, часть из которых оказались в Латвии впервые. Результатами исследования учёные поделились в недавно опубликованной статье в международном научном журнале BioInvasions Records*.

Международная торговля — это не только разнообразие товаров для потребителей, но нелегальный трафик для ящериц и амфибий через континенты, а вместе с ними и разнообразие паразитов.

Условия перевозки фруктов относительно благоприятны для обитателей южных широт, откуда в основном поставляют фрукты — подобные находки редки, но известны в мире. В 2018 году в Аугшдаугавском крае впервые нашли гостью с другого континента.

Межконтинентальный нелегальный переезд

В сентябре 2018 года в магазине среди бананов поймали лягушку. Это была бразильская черноспинка (Scinax ruber), чей естественный ареал обитания — Суринам (Южная Америка). Впервые в Латвии зафиксировали случай межконтинентального путешествия чуждого нашей природе земноводного.

Только по прямой расстояние от привычного ареала обитания этой лягушки составило больше 10 000 километров. Это без учёта логистики. Неизвестно, сколько портов посетил корабль и как много черноспинок по пути рассеялось по планете. Один из авторов статьи, латвийский герпетолог Михаил Пупиньш отмечает, что должно совпасть сразу несколько редких факторов для фиксации подобных случаев.

«Во-первых, таких нелегальных переселенцев просто трудно заметить среди, например, бананов. Никто не знает, есть ли среди фруктов кто-то живой и незаметный или нет. Второй момент: если даже удалось заметить животное, то не факт, что получится поймать — и сколько уходит таких переселенцев в природу, неизвестно. Бывает, нам звонят и говорят, что два месяца назад вроде видели ящерицу на складе. Но в этом деле важна скорость! И только когда уже удалось поймать животное и в целости доставить до исследователей — тогда можно делать какие-то выводы».

Случайные находки складываются в мозаику

Каждая такая находка — целый набор случайностей. В статье упоминается пять эпизодов завоза чужих видов герпетофауны в Латвию с фруктами. Только троих удалось определить точно, так как их поймали. Кроме южноамериканской лягушки, это два вида ящериц, которые уже являются инвазивными в других странах: итальянская стенная ящерица (Podarcis siculus campestris) и крымская ящерица (P. ionicus).

Но неизвестно, из какого ареала они прибыли, из естественного — или уже из инвазивного, где прекрасно размножаются и вытесняют местные виды. Это можно более точно определить через изучение образцов, которые хранятся в Даугавпилсском университете и ожидают генетических исследований.

Другие свидетельства биологи получали через фотографии, по которым не всегда можно точно определить вид животного. Один из них — это наскальный геккон, вероятно, из Средиземноморья. А также были рептилии из рода зелёных ящериц, но по фотографии также невозможно определить их конкретный вид.

Удалось поймать трёх нелегальных мигрантов — сообщений же было около восьми, а неподтвержденных — больше десятка. Где-то видели ящерицу, геккона и даже крупного паука. Но кто и в каком количестве попадает в природу Латвии, точно никто не ответит. Известные находки — это только часть мозаики инвазии (тех посторонних видов, что внедряются в местную фауну).

Новые для Латвии паразиты

Совместное исследование биологов Латвии и Испании, опубликованное в BioInvasions Records, интересно ещё и тем, что пойманных животных проверили на наличие у них паразитов. Таких исследований в мире достаточно мало.

Например, у суринамской лягушки нашли две группы паразитов: нематод и трематод. У крымской ящерицы были личинки скребня. Все эти паразиты в Латвии обнаружены впервые. Латвийский герпетолог отмечает, что это редкость, когда выстраивается вся цепочка исследования — от обнаружения животного до полного анализа того, кто у него внутри.

«Это сложное и наукоемкое исследование целой группы исследователей — известных в мире учёных из Испании докторов Альберта Мартинеса-Силвестре (Catalonian Reptiles and Amphibians Rescue Center) и Оскара Аррибаса, и паразитологов Даугавпилсского университета во главе с доктором биологии Музой Кирюшиной, поэтому таких комплексных работ в мире не так много.

У нашего консорциума ученых была выстроена вся цепочка стадий исследования, и поэтому они нашли не только завезенных представителей герпетофауны, но и их новых для Латвии паразитов.

Животное-хозяин может не адаптироваться в холодном климате Латвии — с паразитами же не всё так просто. Существуют узкоспециализированные паразиты, когда для продолжения их цикла развития и распространения носителя должен съесть кто-то конкретный, но есть и более адаптивные.

По тем, кого нашли, трудно пока сказать, насколько они могут адаптироваться в Латвии, но в местах находок совсем рядом обитают лягушки, черепахи, а также змеи. Там паразитам есть куда перебраться».

Международная группа ученых выявила три новых для Латвии вида гельминтофауны: спируридная нематода (Physaloptera sp.), личиночные стадии плагиорхиидной трематоды (Travtrema aff. stenocotyle) и скребня (Centrorhynchus sp.).

Нематода и трематода — представители неотропической фауны, а скребень для Европы — местный вид. Для паразитов лягушка из Южной Америки — промежуточный хозяин, окончательный — это змеи. Скребни используют ящериц и как посредника, окончательный хозяин — это птицы, особенно некоторые виды сов.

Биологи отмечают, что могут совпасть условия для формирования популяции гельминтов, нехарактерной для местной фауны.

Патогенов для человека пока не нашли

Опасных для человека паразитов исследователи не выявили. Однако один ранее был обнаружен у приматов. В общем, биологи отмечают, что исследование иллюстрирует возможные риски новых паразитарных инвазий.

Латвия — северная страна, и южные «гости» здесь скорее не выживут, но в латвийской природе живут свои черепахи, ящерицы, змеи, земноводные, которые теоретически могут стать резервуарами для новых паразитов. Этот вектор инвазии совершенно непредсказуем, дополняет биолог, особенно в свете глобальных изменений климата.

«Мы не знаем, что произойдет, если новый паразит попадёт в нашу амфибию, выживет он или нет, сможет ли пережить зимовку, — говорит биолог. — Вероятно, ответы могли бы дать экспериментальные исследования и биоклиматическое моделирование».

В Европе сейчас известны 55 видов амфибий и рептилий, которые чужды для континента. Из них 12 неблагоприятно воздействуют на местные экосистемы. Самая проблемная для Латвии — красноухая черепаха.

* Pupins M., Martinez-Silvestre A., Arribas O., Čeirāns A., Kirjusina M. (2023): First records of Scinax ruber, Podarcis siculus, Podarcis ionicus and its parasites in Latvia: fruits trade is an intercontinental alien herpetofauna and parasitofauna invasion vector into Europe. — BioInvasions Records, Volume 12. In press.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное