Звезда европейской оперы Игорь Морозов – «Голос - это аккумулятор, его надо беречь»

У него потрясающий баритон, который звучит удивительно молодо. Хотя некогда солисту Большого театра, народному артисту России, ныне живущему в Швейцарии оперному певцу Игорю Морозову (на фото слева) в этом году исполняется 70 лет. Rus.lsm.lv пообщался с ним после репетиции концерта, в котором он выступит 3 июня в Рижской синагоге с рижским баритоном Владом Шульманом (справа).

- Игорь Анатольевич, какими судьбами в Риге?

- Спасибо Владу Шульману, с которым мы познакомились благодаря... фейсбуку. Да, люди благодаря ему знакомятся и делают иногда по-настоящему хорошие дела. Искусство, как это не банально звучит, сближает - иногда больше, чем дипломатия или там, где дипломатия бессильна. И сейчас репетирую с Владом, общаюсь - получаю большое удовольствие от его голоса и человеческих качеств, от ансамбля (в концерте-посвящении Михаилу Александровичу «Как соловей о розе» выступят также скрипач Юрий Савкин и пианист Юрий Каспер - Прим.автора)). А познакомились так: он написал, я вас хорошо помню по гастролям Большого театра в Риге несколько десятилетий назад... 

КОНТЕКСТ

Игорь Анатоольевич Морозов (родился в 1948-м, Днепропетровск, УССР) - оперный певец (баритон), народный артист РСФСР. В возрасте 16 лет поступил в Московскую консерваторию имени П. И. Чайковского, по окончании которой был принят стажером в труппу Кировского, а два года спустя, в 1975 году - Большого театра, где проработал до 1991 года. Лауреат международного конкурса в Софии (1979).

В Большом театре исполнил ведущие роли отечественного и зарубежного баритонального репертуара: «Евгений Онегин», Роберт («Иоланта»), Лионель («Орлеанская дева»), Елецкий («Пиковая дама»), Мизгирь («Снегурочка»), Андрей Болконский («Война и мир»), Фердинанд ("Дуэнья"), Чичиков («Мёртвые души»), Фигаро («Севильский цирюльник»), Жермон («Травиата»), Агамемнон («Ифигения в Авлиде»), Граф ди Луна («Трубадур») и многие другие.

C 1991 года, после переезда в Цюрих (Швейцария), Игорь Морозов начал исполнять роли драматического репертуара - Риголетто, Набукко, Симон Бокканегра в операх Джузеппе Верди, Скарпиа в опере Джакомо Пуччини «Тоска» и Мазепа в опере П. И. Чайковского в театрах «Ла Скала» (Милан), Немецкая опера (Берлин), Государственная опера Унтер-ден-Линден (Берлин), Венская государственная опера, Брегенский фестиваль в Австрии.

Морозов принимал участие в записи ряда опер, в числе которых «Беатриче ди Тенда» В. Беллини, «Анна Болейн» Г. Доницетти с Эдитой Груберовой, «Трубадур» Дж. Верди, «Снегурочка» Н. А. Римского-Корсакова (под управлением А. Лазарева), «Паяцы» (Большой театр, дирижёр Альгис Жюрайтис).

- Извините за ремарку, но и я помню - в 1981-м были гастроли, великий Зураб Соткилава пел в «Тоске» Пуччини...

- Да-да. А я пел Роберто в «Иоланте» Чайковского. Помню ваш замечательный театр, гостиницу недалеко от него, так что сейчас, когда приехал, почувствовал себя помолодевшим. А кроме того, выступал у вас с концертами. И помню вашего выдающегося певца Карлиса Зариньша, у него был великий голос и сам он был такой высокий - он часто приезжал с выступлениями в Большой театр.

- Что услышим в нынешнем концерте?

- Помимо известных композиторов прозвучат произведения не столь известного широкой публике композитора Артура Лурье. Он около ста лет назад жил в России, говорят, был близким другом Анны Ахматовой, потом уехал на Запад, жил в Европе и Америке, но остался верен русскому искусству... У него есть опера, в которой более, чем сто персонажей и я хотел бы ее поставить, если будет такая возможность, в нью-йоркской «Метрополитен-опера».

А в Риге я пою его чудесные романсы, много романсов на стихи Пушкина. У него очень много вокальных произведений, «Разбойничья песня», например. Сам концерт посвящен памяти родившегося в Латвии выдающегося певца Михаила Александровича, он же учился у великого Бенджамино Джильи. Так что буду петь произведения и из его репертуара, в том числе итальянские песни, и Тихона Хренникова, его романс «Как соловей на розу». И исполню каватину Фигаро, это моя любимая роль, которая красной строкой идет через всю мою жизнь.

- С Большим театром, с которым связан большой отрезок вашей жизни, контакт сохраняете?

- К сожалению, связи никакой, потому что пришла новая дирекция, а вместе с ними молодые певцы (очень хорошие, кстати). Но судьба меня свела с этим великим театром очень интересно. Я после Московской консерватории был принят в Мариинский театр в Ленинграде. Конечно, Москва мне была очень близка по духу, и я решил перед отъездом в Мариинский попробовать свои силы в Большой театр.

Это было в середине семидесятых годов. Я пришел на прослушивание, сидел знаменитый дирижер Борис Эммануилович Хайкин. Он спросил: «Молодой человек, а где вы сейчас поете?» «Я пою в Ленинграде». «А там знают, что вы здесь?» «Нет, не знают...» Он рассмеялся: «Ну вот видите, такой молодой, а уже умеете обманывать! Вы нам понравились, мы вас берем!».

- Ваша первая роль в Большом?

- Моей первой ролью стал Евгений Онегин в одноименной опере Чайковского, причем, совершенно в необычных обстоятельствах. Пели Огнивцев, Нина Лебедева... Я уже месяц был в Большом, но еще не пел, как вдруг звонок - срочно приезжайте, прямо во время спектакля заболел исполнитель роли Онегина, что-то с голосом. Такое редко, но случается. Такова жизнь певца - он понял, что не может продолжать спектакль. Я прибежал, загримировался и сразу же вышел на греминский бал. И после этого случая мне дали партию Евгения Онегина.

А расстался с Большим в период перестройки, когда мы, певцы, получили возможность выезжать за рубеж. Я поехал на гастроли в Цюрихскую оперу и вскоре встретил мою теперешнюю жену. Она не певица, но мы решили не расставаться, вот она со мной приехала в Ригу. Так что я ушел безболезненно, но связь с коллегами поддерживал.

Важен в тот период был и финансовый вопрос - я мог бы спеть, но в тот период директором оперной труппы Большого была выдающаяся певица Маквала Касрашвили и она говорила: «Игорь, у нас сейчас такой период, что мы просто не можем заплатить достойную сумму...».

- Но в результате перед вами открылся весь мир?

- Конечно. Я не пел, кажется, только в «Метрополитен», а в остальных крупных оперных домах выступал - в Хьюстонской опере, в Амстердамской, в миланской «Ла Скала», в Венской опере, в Дойч-опере, Франкфурте-на-Майне, в Инсбруке, в Зальцбургской опере и на знаменитом Зальцбургском фестивале. Так что жизнь была насыщенная.

Сейчас уже другое время, на смену пришли более молодые певцы, но тем не менее я даю концерты и пою много интересных композиторов, на которых прежде у меня не хватало времени.

- Я слышал, как вы поете во время репетиции - это волшебно. Один из нечастых случаев, когда голос звучит молодо. Вы знаете секрет, как сохранить голос?

- Спасибо Боженьке и родителям. Мой великий учитель Марк Осипович Рейзен для меня пример - он же пел партию Гремина еще в девяносто лет! Передо мной примеры Ивана Семеновича Козловского, Павла Герасимовича Лисициана, с которыми я дружил. И я видел, какое у них отношение не просто к голосу, к искусству, но и к самой жизни. В принципе, это жизнь монаха.

К счастью, меня обошли стороной советские песни. Потому что очень многие мои коллеги, в том числе и очень именитые, день и ночь пели на радио - помимо оперных спектаклей. Доходило до того, что, например, в «Пиковой даме» есть такая партия Елецкого, я и сам ее пел не раз. Артист поет эту роль в первом действии, а потом у него много свободного времени - он разгримировался и побежал на радио или рядом на концерт петь советскую песню. А к концу возвращался. Результат зачастую плачевный.

Так что нужно с уважением относиться к своему голосу, беречь его, потому что это дар Бога. И если ты немножко ему изменишь, то ты изменишь самому себе. Хотя сейчас жизнь немного изменилась. Я вижу много замечательных певцов, которые сегодня поют в Европе, завтра в Америке, потом еще где-то... Голос - это аккумулятор. Если он разрядился, то заводи «машину» сколько хочешь, она уже не заработает.

- Куда после Риги?

- Пою духовные концерты под орган в Эльзасе, ряд концертов во Франции, в Германии. Кстати, сейчас в Германии был концерт Моцарта для голоса и контрабаса, удивительное сочетание, мне очень понравилось и были хорошие рецензии.

- Где сейчас ваш дом?

- Я уже 24 года живу в Швейцарии, у меня там дети, семья. Будете в районе Цюриха - заходите.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно