Запоздалая оттепель в латышской литературе. Время, когда свободу везли из Москвы

В метрополии — то есть в Москве — первая капель началась в 1953-м, еще до знаменитой речи Хрущева на XX съезде. А у нас, в тогдашней Латвийской ССР, вольнодумство быстро прижали. На время в России стало свободнее, чем в Латвии — то, что печатали там, не печатали здесь — но сюда везли, и здесь читали. Прорыв в Латвии произошел позже, когда пришло новое поколение литераторов — и не без влияния советской русской литературы.

«Тема значения русской литературы в Латвии в советское время — не только о переводной литературе, скорей, о “параллельной” литературе [на русском] и общем нашем когда-то существовании, — рассказала Rus.lsm.lv доктор филологии Занда Гутмане. — В прошлые годы я очень интересовалась такими журналами, как “Новый мир” и “Иностранная литература”. Изучала, как их публикации появлялись в латвийской периодике. И констатировала, что эти журналы пользовались у нас огромной популярностью — их выписывали, брали в библиотеках, давали друг другу почитать. Связь между русской литературой и Латвией была очень тесной».

Этой теме и посвящена ее новая работа — захотелось исследовать детальней обнаруженное, как она говорит, в процессе написания монографии (о которой Rus.Lsm.lv уже рассказывал): «Мне кажется, что здесь далеко не всё исследовано».

Интересно было посмотреть, насколько много работ принесенных «оттепелью» авторов появилось в свое время у нас, какой резонанс они вызвали. Сразу вспоминается «Один день Ивана Денисовича» Александра Солженицина. Но были и многие другие произведения.

«Эссе “Об искренности в литературе” Владимира Померанцева, опубликованное в “Новом мире” в конце 1953 года. В сущности, именно оно и стало началом оттепели. Интересно, что уже через месяц, в январе 1954-го, оно было переведено на латышский и опубликовано в журнале Karogs, в августе того же года Арвид Григулис эссе жестко раскритиковал и фактически отозвал — мол, не было ничего. Но оно всё же было, и в Латвии о нем узнали... Думаю, что эта публикация — решение не только редактора, тут явно была и политическая подоплека. Реакция Григулиса, мне кажется, отражала общую атмосферу... Наши латвийские редакторы хотели показать, что происходит в метрополии, но их остановили. Как раз тогда, весной и летом 1954-го, на Померанцева и других авторов, осмелившихся писать в подобном ключе, обрушился вал критики и в Москве. Так что  критика шла из “центра”, а у нас моментально продолжилась. Думаю, что здесь, у нас, люди еще попросту боялись таких смелых выступлений. И в последующие годы этот страх сохранился.

В “центре” разное вольнодумство продолжалось, несмотря на критику. А у нас — встало на паузу. И мы ничего тогда не узнали ни об Илье Эренбурге, позже — о Борисе Пастернаке...

Очень многое у нас замалчивалось. И у нас реальная оттепель началась ближе к началу 60-х. Хотя настроение и отдельные эпизоды были и до того. В конце 50-х, когда пришло новое поколение в латышской литературе,

влияние современной на тот момент русской литературы очень чувствовалось. Ее читали в оригинале, на русском.

Но реальное вольнодумство в текстах в нашей литературе заметно с начала 1960-х», — рассказала Занда Гутмане.

Более детально свои изыскания она представит 10 марта в докладе «Политический резонанс произведений некоторых русских авторов в Латвии во времена оттепели». Он станет одним из многих в программе XXVII международной научной конференции «Актуальные проблемы литературных и культурных исследований», которую 10-11 марта проводит Лиепайский университет. В секции литературы будут и другие любопытные доклады. К примеру, «Вирусные эпидемии в произведениях научно-фантастического жанра» — актуальней по нашим пандемийным временам и не придумаешь!

Свои доклады во время конференции научной — и широкой любознательной общественности (об этом — ниже) представят исследователи Латвии и Литвы. В программе выделены тематические блоки — литература разных периодов, философия, культурно-исторические исследования, история и актуальные проблемы театра, вопросы переводной литературы...

«Театроведы действуют в этом году очень активно — созданы три секции, а во второй половине дня 11 марта пройдет дискуссия о совместимости латышского языка и мировой театральной науки. Будет обсуждаться вопрос, можем ли мы назвать все явления, меняющие среду исполнительского искусства. Есть разные мнения. Одно из них — не много ли мы перенимаем английских и французских слов, когда у нас эти понятия давно уже есть? К примеру, у французов нет такого понятия, как «инсценировка», они используют слово «мизансцена». Но ведь разница есть, и она абсолютно очевидна! Исторически inscenējums пришло в латышский театр и язык из немецкого и русского театров. Или, к примеру,

в театрах Латвии ценят систему Станиславского, работают по ней. А на английском даже термин этот редко встречается.

Другой важный и актуальный вопрос — цифровые технологии, которые стремительно входят и в театр. В сущности, речь идет о том, как латвийскому театру не потерять самобытность, и в то же время быть частью мировой театральной сцены», — подчеркнула в беседе с Rus.lsm.lv профессиональный театровед доктор искусствоведения Весма Левалде, работает и в оргкомитете конференции.

Весма Левалде заметила, что новинкой этого года станет раздел о цифровых возможностях в гуманитарных науках — тема очень актуальная, будут и доклады, и дискуссия. Одна из секций посвящена пересечению социальных и гуманитарных наук, здесь же будет обсуждаться и публицистика в соцсетях.

«И Лиепае отведено отдельное место в нынешней научной конференции. Мы узнаем неизвестные ранее страницы истории Лиепайского симфонического оркестра, прогуляемся по старым городским кладбищам и вчитаемся в эпитафии на разных языках, узнаем о революционной литературе в общественной библиотеке Либау в конце XVIII века, первой в Курляндском герцогстве», — перечислила Весма Левалде темы некоторых докладов.

Она особо подчеркнула, что за эти годы значительно выросло число участников научной конференции и разнообразие тем: «Так, после прошлогодней конференции ЛиепУ выпустил сборник научных статей в двух томах! В этом году мы даже были вынуждены отказать некоторым участникам, потому что их доклады не совсем соответствовали нашей тематике. В онлайн-формате наша конференция пройдет впервые. И это значит, что выступления докладчиков смогут послушать многие интересующиеся — подключиться одновременно смогут до ста человек».

Кроме того, будет сделана и выложена в открытом доступе полная запись всех докладов и дискуссий, которые пройдут во время конференции. Весма Левалде считает, что возможность послушать доклады в режиме онлайн — еще одно доказательство того, что ЛиепУ — научный университет.

«Исследования в сфере литературы и культуры — это наука! Это — наш ответ Министерству образования, которое выдвигает одним из ключевых требований

для статуса университета наличие минимум 4000 студентов, для такой маленькой страны, как Латвия — требование абсурдное!

На портале ManaBalss.lv уже можно проголосовать за сохранение региональных университетов. Мы убеждены, что качество научных исследований не зависит от числа студентов», — подчеркнула Весма Левалде.

Конференцию организуют факультет гуманитарных наук и искусства Лиепайского университета, Курземский гуманитарный институт, Институт литературы, фольклора и искусства Латвийского университета, Институт литературы и фольклора Литвы, Университет Витаутаса Великого (Литва). 

Технические подробности о подключении к XXVII международной научной конференции «Актуальные проблемы литературных и культурных исследований» можно найти здесь.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить