Яркий исторический объект в Малте — старинная почтовая станция

Латвийская Малта 180 лет назад возникла на западе тогдашней Российской империи как весьма бойкое место под названием Боровая: тут открыли почтовую станцию, где путешественники меняли лошадей по пути из Санкт-Петербурга в Варшаву и обратно. Теперь здание станции стало памятником архитектуры местного значения, сообщает Latvijas radio.

Это здание «несет в себе дух истории, характерный для того времени», — рассказала директор Малтского музея Сильвия Пигожне.

Их сохранилось четыре

Комплекс построек Малтской почты создавался в 1836 году и неплохо сохранился. Всего в Латгалии на Варшавском тракте когда-то насчитывалось восемь таких станций, говорит Пигожне — а теперь осталось всего четыре.

«Лошадиная почта — это были и услуги по доставке корреспонденции, и по замене лошадей, и по починке повозок. Путь был неблизким: 1171 верста, или 1250 километров. Нужно было отдохнуть людям, нужно было дать отдых лошадям. Получить тут ночлег могли путешественники разных рангов, были комнаты ожидания, можно было поесть».

Этот важный исторический объект красуется посреди поселка Малта и представляет собой подворье, куда заезжали на лошадях, с корчмой и верстовым столбом, на котором указано: «Режица — 21 верста, Динабург — 61 верста».

У местных жителей — яркие воспоминания

В 30-х годах ХХ века жительница Малтского края Велта Лапа была крошечной девочкой, и ей доводилось вместе с отцом ездить в тогдашнюю Боровую.

«Приезжали к Вайнштоку, это бывший хозяйственный магазин на ул. Стацияс. Он такой большой был: керосин, продовольствие, конская сбруя, хозтовары — всё в одном месте продавалось. Работал там сам владелец, еврей Вайншток. Высокого роста мужчина, крупный. Мы заходили и на почту. Тогда это было довольно большое полутораэтажное деревянное здание на улице Стацияс, за синагогой. На почте мы забирали заказанные матерью журналы по рукоделию — они из Англии присылались, на латышском языке.

Когда со всеми делами покончим — ехали домой, по пути заворачивали перекусить в корчме. Это было старинное здание почтовой станции. Мне там очень нравилось, потому что подавали вкусную капусту с бараниной и мед — кругами такими, словно сыр. Очень вкусные баранки были, прямоугольные пряники, сладкие, из теста печеные лошадки с цветной глазурью.

Всегда в одном углу сидели говорившие по-русски мужчины — бородатые, с большими трубками. Внутри было очень дымно, довольно грязно. Они в карты играли. Папа говорил, это купцы. Я папу спрашивала, а почему это «корчмой» называют. Он рассказал мне, что тут лошадей привязывали или перепрягали, чтобы на перекладных дальше ехать до следующей станции. И конюшня там была, и ночлег для гостей.

Гостиница справа была. Но мы в ней никогда не останавливались. Только папа, если приходилось целую неделю в очереди дожидаться, чтобы бекон сдать», — рассказала Велта Лапа.

Кошарка и строжарка

Пигожне разъяснила еще значение двух местных слов, современному населению уже непонятных: кошарка* и строжарка**.

«У почтовых станций тут, на этом участке тракта, на расстоянии примерно 7-10 км были так называемые кошарки, небольшие домики путевых обходчиков. Там находились люди, которые заботились о содержании дороги в порядке.

А строжарки — это уже за 17-20 верст, были такие дорожные патрули, они давали разрешение на проезд по тракту, там можно было билеты купить. За версту нужно было платить 3 копейки — немало. Плюс еще за лошадей доплачивали — за каждую».

*кошарка — вероятно, от термина «кошара» (небольшое укрытие от непогоды, навес с оградой в поле, обычно для овец)

**происхождение слова довольно прозрачно — от «строгий» (Прим. Rus.lsm.lv)

Не выдержали конкуренции с железной дорогой

Для своей эпохи Варшавский тракт был весьма современным инженерно-техническим сооружением.

«Грандиозный проект: все изгибы выровнены, по возможности прямо дорога прокладывалась, мостики построены, которых до того не было. Уплотненный гравий, по обочинам канавы, березки посажены»,

— перечисляет Пигожне.

Но после 1860 года, когда была построена железная дорога из Острова в Динабург с вокзалом в Антонополе, куда входила и теперешняя Малта, почтовая станция утратила прежнее значение. Люди охотнее ездили уже не на перекладных, а на поезде.

В сарае рядом с музеем теперь можно видеть экспозицию «Повозки на конной тяге и их принадлежности». Тут можно рассмотреть хомуты, дуги, подковы, упряжь, шоры, попоны и многое другое. Latvijas radio заметило тут и довольно странного вида почтовые сани: тонкая доска с металлической спинкой на высоких полозьях. Оказалось, сани это не почтовые, а спортивные. А поскольку экспонаты прибыли из домов местных жителей — можно сделать вывод, что и конские бега на санях были в старину развлечением, им не чуждым.

Была Боровая, стала Малта

Год назад, в 2017-м, исполнилось 80 лет с переименования деревни. До 1925 года это была Боровая, как и почтовая станция, а волость звалась Розентавской (по названию имения тамошнего помещика).

«Эта дорога и здания, построенные министерством сообщения, стимулировали развитие поселка. Перекресток четырех дорог, железная дорога рядом! Дома строились. В 1923 году насчитывалось 715 жителей в Боровой. В 1933 году был получен статус поселка.

Раньше Малтой называли поселок по соседству — теперь это Силмала. Названия переместились. Ведь sils по-русски — бор: тут сосны росли, бор сосновый, вот и Боровая — Siliene. Могли и его оставить. К сожалению, уже неизвестно, по каким соображениям поменяли таким образом», — говорит Пигожне.

На гербе Малты изображено мельничное колесо с лопастями — здесь в старину было две паровые мельницы и две водяных. Не исключено, что значение топонима восходит к латышскому глаголу malt — молоть.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно