Владлен Дозорцев: «У меня — своя память о Юрском» #kultura1kb

Старая программка московского театра им. Моссовета, оформленная под календарь 1988 года. Спектакль «Последний посетитель», в ролях – Георгий Жженов и Сергей Юрский, ушедший накануне на 83-м году жизни. По такому печальному поводу по просьбе Rus.lsm.lv о Сергее Юрьевиче вспоминает знаменитый латвийский драматург, автор «Последнего посетителя…», офицер ордена Трех звезд Владлен Дозорцев.

«Смерть великого актера Сергея Юрского для меня – особая утрата: мы были близко знакомы. Приоткрою подробности одного его,  я бы сказал,  деликатного поступка, о котором мало кто знает и который я сейчас  вспоминаю с особым чувством. Это о том, как он спас постановку моей пьесы.

Эта пьеса «Последний посетитель» шла с аншлагами в трех московских театрах одновременно. В театре имени Моссовета главную роль – роль Посетителя - играл легендарный Ростислав Плятт в ансамбле с не менее легендарными Георгием Жженовым, Николаем Прокоповичем, Олей  Остроумовой. Плятту было уже к восьмидесяти, он играл с переломом шейки бедра, опирался на трость. Постановщик Борис Щедрин менял для него мизансцены на сидящие.

Однажды  Плятт слег в больницу надолго, а  руководство театра  не хотело отказываться от  громкой постановки. Было решено вместо него ввести Юрского.

Юрский сказал, что знает пьесу пошагово, но предложение принять не может: человек в больнице, получится, что  театр  списывает  гениального  старика как уходящий объект.  Дело встало совсем.

Однажды  Сергей накупил фруктов и пошел  в клинику -  просто навестить  угасающего корифея. В палате  среди прочих разговоров Ростислав Янович вдруг сам заговорил о Посетителе. Сказал: вводись вместо меня. Юрский запротестовал: с чего вдруг, мы вас ждем, вот вернетесь... И т.д. На что Плятт сказал:

-  Сережа, я отсюда скорей всего уже не выйду… Вот эта фраза из стихотворения  – «отряд не заметил потерю бойца» – она  по жизни правильная фраза. Отряд должен идти дальше.

В разговоре со мной  Юрский признавался, что побаивается, не ляжет ли на Посетителя  тень Остапа Бендера, с которым прочно ассоциируется его лицо. Я считал, что  авантюрный минус может как раз стать плюсом для моего правдоборца: все эти ходоки  за права человека – люди  настырные, малоприятные. Но без них правды не добиться.

Вот так и возникла вторая жизнь пьесы.

В один из приездов Юрского в Ригу директор русского театра Эдуард Цеховал устроил в актерском фойе творческий вечер на четверых – для Раймонда Паулса, Сергея Юрского, меня и замечательного  латвийского художника  Артура Никитина, который   в свое время уговорил  попозировать  и Раймонда, и меня. В этот приезд  Артур уговорил и Сергея. На вечере в театре Юрский получил свой портрет.  Долго всматривался, что-то ворчал: Артур – художник резких манер. Помню, что и Раймонд  долго «скрипел» по части своего портрета.

Портрет Раймонда побывал на многих выставках. Где он теперь, я не знаю, надо спросить у маэстро. Мой висит в моем домашнем кабинете. Портрет Сергея уехал с ним в Москву.

Теперь Юрского не стало. Надо позвонить  его дочери Даше и сказать, что и в доме маэстро, и в мастерской художника, и в моем доме – большая печаль. Как и во многих рижских домах, в которых принимали и любили великого актера».

Культура
Культура
Новейшее
Интересно