В гостях у последнего прямого потомка Пушкина. Репортаж из Бельгии

Корреспонденту Латвийского радио в Брюсселе Ине Страздине посчастливилось встретиться с Александром Александровичем Пушкиным – последним прямым потомком великого русского поэта по мужской линии, его праправнуком. Он ведет тихую, уединенную жизнь в бельгийской столице вместе со своей супругой Марией-Мадлен Дурново. Супруги являются троюродными братом и сестрой – поэт Пушкин был и предком Марии Александровны тоже.

Тихий, благополучный район Брюсселя. Хозяин встретил журналистку в небольшом коридорчике многоквартирного дома, застеленном ковром. В его квартире звучит негромкая классическая музыка – Альбинони, поясняет гостье Пушкин.

Внутри – мебель в классическом стиле, много дерева, картин, фотографии в рамках, шкатулки с мотивами из пушкинских сказок.

«Как попали в Бельгию? Расскажу коротко. Для меня и Марии Александровны дороги нашей родни сюда были похожи. Началась революция. Наши бабушки-дедушки уехали на юг России. Надеялись переждать революцию в своем имении, а потом вернуться в Москву. Но пришлось пересечь Черное море и оказаться в Турции. Там встретились Машины бабушка и дедушка. Будучи из одного рода, в России наши семьи никогда не встречались – судьба свела в Турции. Там они прожили, кажется, два года. Жили трудно: религия другая, язык, всё это было очень трудно. Решили переехать в страну, где говорят по-французски – французский они знали. На выбор были только Бельгия и Франция. Ее бабушка и дедушка решили переехать во Францию, а мои – в Бельгию».

Сведя знакомство еще в Турции, обе семьи продолжали переписку. И в 1949 году отец Александра Пушкина написал матери Марии Дурново, что семья едет на юг Франции. Пушкины собирались туда же. В итоге встретились на французской земле. Маленькой Маше было шесть, Саше – семь лет.

«Она сидела у меня на коленях и обнимала за шею. Наша судьба быть вместе проявилась очень рано, – шутит Александр Александрович. – Но новая встреча там же, на юге Франции, состоялась уже в 1960 году. Тогда и начался наш настоящий роман».

Отец жениха высказался определенно: пока у Саши нет диплома о высшем образовании и пока не пройдена служба в армии, никаких свадеб. «Тогда принято было слушать своих родителей. Так что дальше мы ждали девять лет. Маша каждый уик-энд приезжала в Брюссель поездом-экспрессом, тратя на дорогу по 2,5 часа, – говорит г-н Пушкин. – Я закончил учиться, закончил военную службу и просил ее выйти за меня замуж. Должны были пожениться в ноябре 1968-го, но папа скончался в июне, в возрасте всего 59 лет. Сердце. Мы не могли сразу пожениться, нужно было выждать срок траура – до января 1969-го. И вот – 46 лет мы теперь женаты!»       

Жизнь на чужбине, которая для Саши и Маши была родиной, тоже приносила свои сложности. Незнание французского до самого первого класса – принесло травлю со стороны одноклассников. Потребовались определенные усилия, чтобы освоить французский – старшие дома тоже стали говорить по-французски, чтобы дети освоились легче.

«Но наши мамы – нет! Они говорили с нами только по-русски. Наши папы говорили по-французски. В Машиной семье, впрочем, кажется, было наоборот», – вспоминает Александр Александрович.

Вся жизнь прожита в Бельгии, говорит он – французские друзья, культура, – и русский язык немного отошел на задний план. Сыграло свою роль и то, что в советский период невозможна была никакая связь с Россией. Единственным исключением стало приглашение советского посольства посетить международную выставку в Брюсселе в 1968-м – его семья приняла.

На вопрос сотрудника посольства, не желают ли Пушкины вернуться в Россию, дед Александра заявил: пока она остается советской – никогда!

Александр Пушкин не был на родине предков до самого 1994 года. «Нам позвонил директор Пушкинского музея на Мойке, Сергей Михайлович Некрасов, и пригласил на «Царскосельскую осень». Уже пала Берлинская стена, мы решили, что мы же не занимаемся политикой, чисто культурное мероприятие – и мы впервые поехали в Россию», – поясняет Мария Александровна.

С тех пор активизировались связи с родиной, началось общение на родном языке, путешествия по постсоветским странам – совсем другая жизнь. Оба говорят, что с первого приезда в Россию чувствуют себя там «как у себя»:

«Мы ходили по улицам, все вокруг говорят по-русски – это было так приятно!»

С 1999 года супруги ведают делами Международного благотворительного фонда имени Пушкина, который они создали к 200-летию со дня рождения великого поэта.

Цель фонда – популяризировать в мире русскую классическую литературу, пояснила Мария Александровна. Вне России имя Пушкина мало известно. Когда маленькие Саша и Маша учились в школе, на уроках литературы они изучали произведения французских писателей (в основном), бельгийских, меньше – итальянских и германских, английских (куда же без Шекспира!). Из русского же литературного наследия – ни-че-го.

Поскольку супруги бездетны, они хотели оставить память о себе: учредили фонд и несут в мир имя своего знаменитого предка. А также имена других великих русских писателей.  

Благотворительностью Пушкины занимаются и помимо фонда: так, ежегодно они помогают департаменту здравоохранения Санкт-Петербурга закупать все, что необходимо для лечения больных раком детей. «Своих нет – поможем тем детям, кому это нужно, – говорит Мария Александровна. – Проводим благотворительные вечера, организуем поездки, собираем деньги, чтобы купить им то, что нужно. И так уже пятнадцать лет. То аппаратуру покупаем, то кровати». Подсчитали, что помогают им в этом деле около 500 добровольцев.

«К сожалению, все эти волонтеры – бельгийцы. Русских очень мало! Старая эмиграция еще помогает, молодые нет. Посольство понимает хорошо, Русский центр помогает, а личные пожертвования давать не хотят: «Это дорого, это дорого!». Вечер – это, не забудем, полный обед с десертом и спектакль. Цена билета 95 евро.

И неужели это так трудно, дать для спасения ребенка 10 или 20 евро? Они не думают, что дети – это наше будущее. Если не будет детей, то что потом?..»

В Латвию Пушкины тоже приезжали раза три – по приглашению митрополита Александра.  

«Мы очень любим Ригу. И этим летом тоже там побываем. Начнем с Вильнюса, затем Рига, а потом Таллин. В конце июля – начале августа», – сказал Александр Александрович.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно