Столетие главного дирижера Латвийской оперы Эдгара Тонса — справедливость восторжествовала

В Латвийской Национальной опере в камерной обстановке душевно отметили столетие Эдгара Тонса, бывшего главным дирижером театра в 1954-1967 годах. По этому поводу была устранена одна досадная несправедливость — бюст дирижера вернулся на свое положенное место, установлен в нише бельэтажного зала.

Маленькая, но существенная деталь: бронзовый бюст, созданный Артой Думпе через год после внезапной кончины мастера (умер в 50 лет), находился долгие годы в бельэтажном зале. Но более десяти лет назад, увы, перекочевал за дверь зала, стоял в забвении у лестницы, ведущей с бельэтажа на первый балкон. Иногда, после светских приемов, некоторые разгоряченные светские персонажи оставляли у бюста пустые бокалы... Этот факт — бокалы у безымянного бюста, стоящего в одиночестве в углу — забавлял светских фотографов. А в нише бельэтажного зала были установлены таблички спонсоров.

«Мы посмотрели по фотографиям, как здесь было прежде, и вернули бюст на место», — сказал в своей речи председатель правления театра Зигмар Лиепиньш. Родственники и друзья Маэстро зажгли свечи на кренделе, состоявшего из трех частей — цифр 1, 0, 0. Выступил нынешний главный дирижер Оперы Мартиньш Озолиньш.

Большую речь произнес Александр Вилюманис, бывший главным дирижером в 1970-80-х годах, а также в начале 1990-х.

«Я пришел в театр в 1962-м, — сказал он, — работал на ударных инструментах. И уже тогда каждый жест Тонса я старался запомнить, каждый жест что-то значил... Он стажировался в Мариинском — тогда Кировском — театре у выдающегося дирижера Бориса Хайкина. Спустя годы я несколько лет работал в Мариинском и еще застал музыкантов, которые помнили нашего дирижера. Годы Тонса ознаменовались подъемом в театре. Именно тогда в театр пришли певцы Карлис Зариньш, Петерис Гравелис, Лайма Андерсоне-Силаре, можно долго продолжать. Увы, с уходом Тонса ушла эпоха — умерла главный балетмейстер Хелена Тангиева-Бирзнице, затем в расцвете лет умер Заберс.  Сейчас уже многих нет в живых, но я вижу среди присутствующих Валентину Шаврей, долгие годы проработавшую в группе вторых скрипок, нам есть что вспомнить... Мы помним, как Тонса называли лордом — он таким и был, сдержанным, интеллигентным..."

Это время запомнилось уже хотя бы тем, что в годы работы Тонса Ригу посещали два великих композитора современности. Дмитрий Шостакович приезжал во время постановки оперы «Катерина Измайлова»  («Леди Макбет Мценского уезда»). Не многие знают, что в Риге в те годы был и великий английский композитор Бенджамин Бриттен, чью оперу «Питер Граймс» тогда поставили в театре. Кстати, малоизвестный факт — на латышский либретто перевела супруга Раймонда Паулса Лана, специалист по английскому языку.

Среди прибывших родственников были и четверо внуков Тонса. Удивительное, почти стопроцентное сходство с дедом у внука Густава — многие поражались, глядя на него и на бюст. Второй супругой дирижера была знаменитая актриса Дина Купле.

Бюст теперь поставлен на высокий постамент — и Эдгар Тонс, в жизни высокий мужчина, получился в полный рост. Табличка гласит: «Эдгар Тонс, дирижер», о чем теперь будет знать каждый, кто заходит в бельэтажный зал главного театра Латвии.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно