Ставший офицером Трех звезд солист балета Зигмар Кирилко: «Должна быть вера и цель»

Капитул орденов Латвийской Республики объявил в начале апреля офицером ордена Трех звезд солиста Латвийского Национального балета Зигмара Кирилко. Вскоре после этого Rus.lsm.lv встретился с одним из Принцев нашей хореографической труппы и выяснил, что за романтическим образом артиста - действительно офицер!   

 Зигмар, а вы офицеров танцевали?

— Можно вспомнить... «Щелкунчик», наверное.  Там же я сперва сражаюсь с крысами, все в той сцене должно быть резко, четко, с оружием в руках!  А потом - наоборот, нежно, когда я превращаюсь в Принца. В этом балете это и интересно, это вызов для исполнителя - сперва в военной форме, а потом любовь. И самое главное в этой роли - исполнить это различие.

 Когда стали офицером ордена в жизни, что почувствовали?

— Было неожиданно. Любое признание, конечно, приятно каждому человеку, а тут такое. В принципе, я это узнал еще до решения капитула, когда мне какое-то времечко назад, в марте позвонила руководитель ассоциации балета и сказала, что меня номинируют на награду. Но одно дело, когда тебя выдвигают, другое, когда присуждают орден. О том, что меня наградили, мне с утра в телефонном звонке сообщила коллега по балету. 

 Церемония награждения будет 4 мая, в годовщину провозглашения Декларации о восстановлении независимости Латвийской Республики...

— Да, я как раз на днях получил приглашение...

 Есть подозрение, что вместе с вами будет принимать орден командора Трех звезд Михаил Барышников, награжденный ранее, но церемонии не было из-за пандемии...

— О, я его, конечно, помню, он к нам приехал в октябре 1997 года в Рижское хореографическое училище, чтобы в присутствии своего и нашего учителя Юриса Капралиса провести мастер-класс. Он тогда приезжал к нам гастроли.

 Впервые вернулся на родину после 23-х лет...

— У Капралиса контакт с ним уже был, он ездил к нему в Америку. И Барышников по приглашению Юриса приехал к нам в школу на урок в школу.  Он посмотрел нашу репетицию, и сделал несколько замечаний, которые запомнились и помогли в дальнейшем. Что стоит делать на сцене, некоторые элементы движений. Тогда мне было пятнадцать лет и, увидев Барышникова, у меня, конечно, дрожали ноги, дрожали руки...

 Потом он к вам вдруг зашел во время своих гастролей в 2009-м и тренировался наравне со всеми...

— Да, было, было. Мы, конечно, все были взволнованы - Барышников для нас кумир танца! Он зашел, поздоровался и вместе со всеми стал спокойно заниматься в сторонке.

 Помню, в начале девяностых выдающийся латвийский критик балета Эрик Тивумс взял интервью с солистом Гинтом Круминьшем в «Ригас Балсс» и поставил заголовок: «Принц приезжает из Тукумса!».

— А я сейчас приезжаю преимущественно из Юрмалы. Очень красивый город и рад, что там живу. Хотя родился в Риге, жил в Золитуде с самого детства, тогда это был совсем новый район, только что построенный и отцу как раз дали квартиру.  Отец и мама работали с украшениями по янтарю. Тоже были в своем роде творческие личности. А так, все время в Риге, все детство учился в Рижской хореографической школе, с девяти лет.

 Мой любимый вопрос для артистов балета - решение пойти учиться хореографии было вашим решением или родителей?

— Я перед этим учился на фортепиано в вечерней музыкальной школе.  И параллельно изучал спортивные танцы. Танцевал в ансамбле Dzintara jura и, кстати, однажды с ним выступал в тогда еще Дворце пионеров, ныне президентском дворце и тогда успел ознакомиться с залами...

Так вот мама прочитала, что начинается прием в балетную школу и придумала, что меня туда отведет. То есть, поставила перед фактом. Я был действительно такой ребенок, который не мог усидеть на месте, часто двигался. Хотя балет в те годы я видел гораздо реже, чем драматические спектакли - помню, мы ходили с папой в театр Дайлес.

 В общем, родители заставили...

— Заставили. Я сперва не хотел, потому что я же мальчишка, а тут надо какие-то колготки надевать... Помню, всем классом нас отвели посмотреть «Лебединое озеро». И потом в своей карьере я больше всего танцевал как раз в «Лебедином озере» - и за рубежом, как приглашенный солист, и здесь.  Я не считал, сколько раз, но очень много... Во втором или третьем сезоне работы в театре я станцевал па-де-труа в этом балете, еще совсем старая постановка. И вот я как раз станцевал там в последнем спектакле. А после этого еще через пару лет была уже версия Айвара Лейманиса, где я сперва танцевал опять же па-де-труа, а затем я стал Принцем.

Так что я не был в восторге от решения мамы отдать меня в балет, но когда пошел процесс обучения, мне понравилось. Думаю, что я не жалею, что пришел в эту профессию, хотя она, конечно, нелегкая. Можно было бы мечтать о карьере банкира, наверное, но в какой-то мере в жизни происходит то, чему нужно происходить.

Так что я определенно не жалею. В конце концов, было очень много хороших моментов. Я много раз выезжал на гастроли за рубеж, многое увидел. Помню, не один раз был с «Щелкунчиком» и концертами на гастролях в Коста-Рике, как приглашенный солист, там были очень хорошие солисты с Кубы, не столь известные в Европе... В Париже с Маргаритой Демьянок танцевали «Лебединое озеро». Много ездили по Испании и Португалии...

 Вы больше классический романтический герой?

- Да. Именно так увидело меня руководство балета ив результате моя творческая жизнь связана более с классическим балетом. Но все же кое-что из современного я радостью танцевал с многими приглашенными хореографами - например, в «Песочном человеке» Кристиана Шпука, в «Сне в летнюю ночь» и в «Весне священной» Кшиштофа Пастора. Это было интересно.

 7 апреля вам исполнилось 40 лет. Что дальше в жизни? Для артиста балета уже 38 лет - возраст пограничный...

— В будущем сезоне буду танцевать в Риге. Ведущих ролей и принцев уже, наверное, не будет. Может быть пригласят танцевать другие труппы. Хочу попробовать себя в качестве хореографа и преподавателя. Я уже преподаю в художественных школах. И один год преподавал в хореографической школе, просто это было трудно тогда совмещать. План на дальнейшую жизнь есть, все упорядочено, не стоит вопрос: «Что я теперь буду делать?».

Кстати, надеюсь, орден вдохновить не только меня, но и учеников в том, чтобы добиваться цели, ставить высокие цели и работать. Ученикам ведь всегда хочется следовать хорошему примеру. По ощущениям чувствую, что я могу еще танцевать, но надо ли - не знаю. Тем более, что в определенном возрасте могут уже идти травмы, со временем я могу это все ощутить.

 Кстати, в вашей карьере травмы были?

— Была одна, пришлось делать операцию на щиколотке.

 Вы счастливый человек?

— Думаю, что да. Из-за чего мне быть несчастным? Здоровье есть... Несчастным начинаешь себя чувствовать, когда чего-то не хватает. Но, по-моему, для счастья и для того, чтобы просто не впадать в депрессию, надо просто уметь ценить вещи, которые у тебя есть - наверное, это одна из наиглавнейшее. Многим людям намного хуже бывает. Все зависит от того, что у тебя внутри. И чтобы было желание двигаться вперед в каких-то делах. В конце концов, в какой-то мере все в наших руках.

 Вот, кстати, драматический для артистов балета момент - пандемия, когда год простоя засчитывается в вашей профессии за два-три...

— Ну, был какой-то шок. Я помню этот момент, это было 13 марта 2020 года - мы как раз танцевали премьеру возобновления «Бахчисарайского фонтана» Асафьева. И прямо перед спектаклем я включил телефон с новостями, а там как раз объявляют чрезвычайную ситуацию, все закрывают.  Станцевали спектакль, был банкет, вышел руководитель балета Айвар Лейманис и сказал, что вот... все. А у нас же впереди еще должна была быть премьера «Лебединого озера» и вдруг все, сидим дома. И что дальше? Что будет? Помню, ощущение буквально за пару дней до этого, что да, вирус идет, но он же далеко, где-то в Китае, в Италии. И вдруг у нас. Ощущение странное.

 Даже немного жутковатое. Мне до Оперы 20 минут ходьбы, так я до нее дошел по пустому городу только через полтора месяца, чтобы сфотографировать фасад с надписью «Встретимся скоро!». 

— Да. Это было нелегко. На самом деле у меня нет ответа на вопрос, что помогает в тяжелых ситуациях, потому что такое не только у меня, но и у всех случилось в первый раз в жизни. Паники не было. Но стресс был. Потому что ждешь, что вот сейчас это закончится - нет, не кончается. Нам домой прислали специальное покрытие в два квадратных метра, чтобы могли репетировать на дому. Наверное, мне было легче, потому что я свою карьеру к тому времени, можно сказать, уже станцевал, во всяком случае, в конце ее это все случилось. А вот тем, кто помоложе, им сложнее - буквально вычеркнуть из своей творческой жизни два года. Это много для артиста балета.

Но чтобы все это выдержать... Наверное, должна быть цель и вера. И думать, как эту цель достичь. Без цели тяжело.

КОНТЕКСТ

Зигмар Кирилко, родился в 1982 году. В 2000-м закончил обучение в Рижском хореографическом училище в классе Юриса Капралиса, в том же году вошел в труппу Латвийского Национального балета. В 2006-м стал дипломантом международного конкурса балета «Арабеск» (Пермь, Россия). Принимал участие в гастролях в Великобритании, Израиле, Италии, России, Украине, Нидерландах, Коста-Рике, Финляндии, ФРГ, Швеции, Мспании, Португалии и других странах. Ведущие роли - Принц в «Лебедином озере» и «Щелкунчике» Чайковского, Синяя птица в «Спящей красавице» Чайковского, Франц в «Коппелии» Лео Делиба, Раб в «Корсаре» Адана и многих других постановках.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить