Разделы Разделы

Скрипачка Магдалена Гека: «Двенадцать лет живу в Париже, но рада, что могу выступать в родной Латвии»

Магдалена Гека — одна из тех молодых музыкантов, кто достойно представляет Латвию в мире и кто, по счастью, периодически возвращается на родину с выступлениями. В эти дни она репетирует на самой вершине «Замка света» (Латвийская Национальная библиотека, ЛНБ), где 19 мая в 19.00 устроят концерт, который можно увидеть в прямой трансляции на страницах ЛНБ в Facebook и на канале Youtube. Играть будут Гека и пианистка Ивета Цалите. Это интервью состоялось после репетиции Магдалены на вершине главной библиотеки Латвии, откуда вся Рига видна как на ладони.

— Магдалена, каковы ваши ощущения, когда вы находитесь на самой вершине «Замка света»?

— В «хорах» Латвийской Национальной библиотеки мы выступаем впервые, перед этим там я бывала только как посетительница других проходивших в этом месте концертов. Это особая ответственность — выступать в месте, где прежде я слушала великолепные программы камерной музыки выдающихся музыкантов. И вид с вершины «Замка света«, безусловно, самый красивый вид на Ригу, который я вообще когда-либо видела, и это, конечно, вдохновляет еще больше. В этом зале играть очень приятно, так что концерта жду с нетерпением.

ПЕРСОНА

Магдалена Гека выступала а таких престижных залах мира, как Вигмор-холл в Лондоне, Парижская филармония, мюнхенский «Геркулес-зал» и других. Латвийской публике имя Магдалены хорошо знакомо начиная с осени 2014 года, когда молодая скрипачка дебютировала с Латвийским Национальным симфоническим оркестром, за что была номинирована на Большую музыкальную награду Латвии. Второй раз на эту награду была номинирована в 2020 году за концерт «Петерис Вакс приглашает. Лето. Межотне».

Лауреат многих международных конкурсов, как солистка исполнила практически все самые значимые произведения скрипичного репертуара с оркестрами Франции, Германии и Украины.
 
В 2013 году основала фестиваль «Молодые латвийские исполнители камерной музыки — Саулкрастам». В 2015 году создала трио Sōra, которое с большим успехом выступало на известных фестивалях камерной музыки Европы, в том числе на фестивале в Вербье в Швейцарии, на фестивале Кухмо в Финляндии и во время «Сумасшедших дней», в Нанте (Франция). Кроме того, в 2015 году создала фестиваль «Дни камерной музыки в Вентспилсе» с целью дать возможность учащимся за рубежом молодым латвийским музыкантам и выступать в концертах высокого уровня в Латвии.

Получила степень магистра в консерватории Парижа, играла в камерном оркестре Kremerata Baltica и в филармоническом оркестре радио Парижа. Особая часть творчества - исполнение музыки молодых современных композиторов, Гека становилась первой исполнительницей произведений Платона Буравицкого, Санты Буш, Аси Ахметжановой и Габриэллы Сиваки.
 
Несколько лет играла на скрипке Джузеппе Гварнери, созданной в 1697 году, которую ей вручил Фонд Boubo-Music (Швейцария). С осени 2020 года играет на скрипке работы Алессандро Гальяно (создана в 1734 году), которую ей вручил фонд Anima Music (Париж).

— Несколько слов о программе нынешнего концерта...

— Прозвучат романсы Клары Шуман, которые мы выбрали, потому что из всех написанных композиторами-женщинами произведений для скрипки и фортепиано эти наиболее популярные и исполняемые. Их регулярно играют не только скрипачи, но также и виолончелисты, кларнетисты и другие инструменталисты. Романсы очень красивые, но поскольку Клара Шуман сама была выдающейся пианисткой, то партия фортепиано здесь особенно сложная. 

В свою очередь, исполнение сонаты Аманды Майер из Швеции — это идея моей коллеги, пианистки Иветы Цалите. Ивета многие годы жила в Швеции и только совсем недавно вернулась в Латвию. В 2017 году в последний момент ей предложили заменить пианиста на значимом фестивале и исполнить именно эту сонату. И, как выяснилось, она была одной из первых исполнительниц этой сонаты, хотя та написана в 1878 году, но ноты обнаружены только несколько лет назад. Соната Амандой Майер сочинена великолепно, это истинный шедевр, и она теперь в репертуаре почти всех скрипачей Швеции, понемногу ее начинают исполнять в странах Западной Европы и в мире — и, возможно, это будет первое исполнение в Латвии.

Кроме того, прозвучат произведения Руты Пайдере «Линии. Пересечения» (она латвийский композитор, живет в Гамбурге), а также третья соната Майи Эйнфелде, которая после премьеры в 1995 году звучала очень редко.

— Вы сейчас где живете? Учились вроде бы в Париже, а сейчас вернулись в Латвию?

— В последние шесть-семь месяцев я необычайно часто бывала в родной Латвии, но в то же время — практически всегда напрямую в связи с профессией. В ноябре было несколько концертов, в декабре, например, была в резиденции в Сусее под Акнисте, в глубинке Латвии — это место, где проходит фестиваль Sansusī, и там программа в резиденции, в рамках которой мы были с Trio Carmine и художником Мартиньшем Зутисом. И состоялась запись альбома в Лиепае, как раз вместе с Иветой Цалите — ее сделало латвийское издательство Skani, записали сонату Майи Эйнфелде для скрипки и фортепиано. В марте было участие в концерте в честь церемонии вручения Больших музыкальных наград Латвии в Национальной опере, в апреле — концерт с Trio Carmine в Лиепае. И надо сказать, что это примерно только одна третья часть от всего того, что было запланировано и что из-за определенных ограничений перенесено на осень. Но в любом случае я очень рада быть и концертировать так часто в Латвии.

Но в основном живу в Париже. Во Франции я уже двенадцать лет, в этом году закончу учебу в аспирантуре (Artist Diploma) в знаменитой консерватории Парижа (Conservatoire National Supérieur de Musique de Paris), но в действительности уже многие годы живу в таком стандартном режиме свободного художника, исполнителя камерной музыки: концертирую в составе нескольких постоянных ансамблей, от дуэтов до секстетов. Также регулярно участвую в различных оркестровых проектах и мечтаю когда-нибудь стать концертмейстером в хорошем оркестре, поскольку в этой роли чувствую себя как рыба в воде.

— В это странное время все же более-менее известно, чем займетесь в ближайшие месяцы?

— После исполнения нынешней программы в ближайшие месяцы буду занята с различными оркестровыми проектами, но кроме того готовлюсь к записи альбома, которая состоится в августе — запишу сонаты Белы Бартока и его рапсодии для скрипки и фортепиано. Это проект я лелеяла уже с подростковых лет и, наверное, действительно надо было наступить пандемии и такой экстремальной ситуации, чтобы я осмелилась его реализовать.

Кроме того, на осень намечено несколько значимых концертов как в Латвии, так и во Франции, а также запись в Париже еще одного моего любимого произведения — скрипичного концерта Роберта Шумана. Это сочинение мне надо было играть в филармонии Парижа в минувшем ноябре, но концерт, разумеется, из-за пандемии был отменен, поэтому сейчас будет запись.

— Как вы пришли к тому, что стали заниматься музыкой?

— Моя мама Беата Гека — органистка и пианистка, и она меня с самых малых лет начала учить пению. В два года я уже победила на местном конкурсе Cālis («Цыпленок«), в четыре года стала играть на фортепиано, в пять лет пела соло с оркестром уже оперные арии. После этого мама отвела меня в музыкальную школу и сказала, что там пока что нет возможности заниматься пением или игрой на фортепиано, но есть скрипка, которая стала единственным инструментом, который я к тому времени тоже уже неплохо знала. И через несколько лет начали появляться первые достижения, после чего ощутила вкус сцены и решила, что буду профессиональной скрипачкой.

Занятие музыкой — путь нелегкий, в жизни, конечно, были моменты сомнений, потому что все больше мне удавалось и в некоторых других областях... И все же такого удовлетворения, как после удачного концерта, думаю, ни в какой другой профессии больше нет.

Могу еще сказать, что у Петериса Васкса я четыре года изучала искусство композиции, когда училась в музыкальной школе имени Дарзиня, и тоже с большими успехами — становилась лауреатом государственных конкурсов. Когда еще была подростком, он пытался убедить меня стать композитором, но я так убежденно не была уверена в этом, поскольку уже плотно занималась скрипкой. И в этом смысле ничего не изменилось, во всяком случае, ничего из музыки не писала еще с восьмого класса...

— Кстати, о нашем выдающемся композиторе Петерисе Васксе... Вы же с ним в какой-то степени родства?

— Да, мой отец Гилор Гекс — сын кинодокументалистки Дзинтры Геки, которая уже много лет жена Петериса. Так что Дзинтра — моя бабушка, и я первая из ее семи внуков, которые для Петериса Вакса — часть большой его семьи.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить