«С Латвией в сердце»: картины тех, кого разлучила с родиной война

На выставке, открывшейся в канун столетия Латвии в лиепайской галерее Romas dārzs, собраны работы тех латвийцев и их потомков, которых Вторая мировая война разбросала по всему миру. Выставка потрясающая, заглянуть горячо рекомендуется.

Открывает выставку картина «Поле с воронами» Яниса Калмите. Это полотно не просто так стало лейтмотивом экспозиции. Картина создана в Миннеаполисе. В 1985 году. Но посмотрите, насколько это классический латвийский пейзаж, близкий сердцу каждого жителя нашей маленькой страны!

— Есть такая теория, что эти вороны символизируют желание моего деда вернуться в Латвию, чего так никогда и не случилось, он умер в США, в Миннеаполисе. Почему вороны? Наверное, потому что это умные и красивые птицы, — рассказал внук художника Карлис Калмите.

Калмите – это целая творческая династия. Мама Карлиса, художница и доктор искусствоведения Лелде Калмите – куратор выставок «Всемирного центра латышского искусства» (о нем – чуть ниже). Внук пошел по стопам мамы и деда, он организует выставки в Чикаго и Цесисе, в Лиепаю приехал впервые специально на открытие выставки.

— Очень интересно путешествовать по Латвии, знакомиться с городами. Ведь я родился и рос в Чикаго, у нас была латышская школа, но все эти места раньше были для меня просто ответами на экзамене по географии, не воспринимались по-настоящему, — признался Карлис. – Потому очень интересно ездить по Латвии и впервые видеть воочию все эти места. И Лиепая – это тоже очень интересно! Потому что очень много знаменитых художников родом из Лиепаи – Янис Зунтакс, Аугуст Аннус, и другие. К тому же мастера того поколения и покидали Латвию из Лиепаи, становясь беженцами... Так что очень здорово, что все эти работы сейчас из Цесиса приехали в Лиепаю.  

Выставку привез в Лиепаю «Всемирный центр латышского искусства» («Pasaules latviešu mākslas centrs»), который базируется в Цесисе. Центр был создан с целью знакомства широкой латвийской аудитории с искусством латышей диаспоры, то есть тех, кто вынужден был покинуть родину в конце Второй мировой, и живущим за границей молодым поколением художников, потомков выходцев из Латвии.

— Каждый раз, когда мы привозим куда-то наши выставки, очень интересно смотреть, как ее устраивают местные галеристы, — заметил член правления PLMC Дайнис Мьяртанс. – И здесь можно увидеть взгляд лиепайчан. Ведь трактовка каждой выставки, размещение на ней картин и других произведений искусства – это новая художественная работа.

Глаза тут разбегаются, даже не знаешь, с чего начинать. Ведь работ на выставке много, и они очень разные. Латвийские художники на чужбине сохраняли свою идентичность, но в то же время включались в местное художественное пространство. Стилистически тут представлена настоящая энциклопедия самых разных направлений искусства. К примеру – работы семейства Аннусов. Аугуст Аннус – родоначальник, один из классиков латышской живописи. Янис Аннус, его сын – это уже совсем другие краски. А еще есть Анна Хаген Аннус – она работает с металлом и создает совершенно дивные вещи.

Но сначала вы увидите горку металлических шаров разного размера с прорезями. Они лежат на полу посреди главного зала выставки. Это Рита Грендзе из США три года назад сделала для своей дочки Луизы – шары можно катать, бросать, пытаться уложить в пирамидку и слушать, как они звенят. Звон немного похож на колокольный. Медитативное такое занятие.

Тут представлены работы латышских по крови мастеров из США, Англии, Шотландии, Германии, Австралии, Канады. От классики до абстракционизма и дальше, работы из металла и керамики... Точней, керамист представлен только один и всего одной работой – это «Дракон» Зигфрида Сапиетиса, мастера из Шотландии.

— У него трагическая судьба. Он умер недавно в Шотландии, — рассказал Дайнис Мьяртанс. – Он и немецкую оккупацию пережил, и выжил в лагере смерти в Саласпилсе. Попал туда за свои взгляды – отстаивал идею независимости Латвии во время немецкой оккупации. И единственным способом не погибнуть в Саласпилсе оказался... путь в Латышский легион. Потом попал в Данию, там стал изучать искусство, перебрался в Шотландию и учился в Эдинбурге, сам построил себе дом-мастерскую под названием «Riga Studio». Работал с деревом, металлом, и глиной. Глубоко исследовал искусство Южной Америки, Японии, кельтов и балтов. Его вторая жена – из Южной Африки, из буров. Так что он и африканскую культуру изучал. Все эти древние культуры соединились в его работах. Вот в этом драконе можно увидеть и сакту куршей, и отсылку к ацтекским фигуркам, и многое другое.

Кто-то из авторов знаком широкой латвийской публике, а кто-то – почти неизвестен. Например, Роланд Канепс, который в 60-70-х присоединился к авангардистам Нью-Йорка. Он нашел свой стиль, и на выставке представлены его библейские и мифологические сюжеты в очень интересной трактовке.

Есть и довольно жутковатый уголок. Здесь – работы латгальского графика Александра Карпова. Он из известного в Латгале рода Волонтов. Дед – Юстин Волонт – хозяйничал в обширном землевладении в Прейльской волости, брат деда Янис Волонт был мэром Даугавпилса и министром благосостояния Латвийской Республики. В 1941-м его депортировали в Сибирь, где в 43-м он и умер в Вятлаге. Выслана была вся семья, страшной участи избежала только мама Александра Луция Волонт (к слову, крестная режиссера Яниса Стрейча).

— С отцом Александра его мама познакомилась в Германии, в лагере беженцев, — рассказал Дайнис Мьяртанс. – Он тоже был родом из Латвии. Они поженились, уехали в США, там родились Александр и его брат. Александр по натуре был борцом за правду, у него много работ об американских социальных проблемах, но здесь только одна работа из американской серии. В 1990-м Александр вернулся в Латвию, работал в колледже искусств Резекне, и весьма критически воспринимал то, что происходило в те времена в Латвии. Вот, посмотрите на эту «Последнюю лодку», это Кошрагс неподалеку от Колки. Ведь здесь в Курземе была закрытая военная зона, так что жизнь рыбаков была сложной. И если мы вернемся к трагической истории его семьи, то понятно, почему у него такое отношение к событиям того страшного времени...

У работы Александра Карпова «Депортация 14 июня 1941-го» застываешь надолго, рассматривая каждую деталь. Погружаясь в жуть и боль... А вот еще одна – «Убийство лесных братьев в Прейли». Название написано на латгальском.

— Жизнь Александра Карпова трагически оборвалась в 1994-м, его брат передал нам на хранение большое количество его работ. И мы решили, что надо выставить некоторые из них здесь, — пояснил Д. Мьяртанс.

И чтобы не завершать на такой минорной ноте, обращу внимание читателя на картину Яниса Стродса «Одиночество». На ней изображена бутылка. И всё. Вполне себе интернациональная символика, не так ли?

Выставка «С Латвией в сердце» открыта в «Romas dārzs» до 28 февраля.

 

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Культура
Культура
Новейшее
Интересно