Развитие Латгалии затормозил царский запрет на книгопечатание

В начале мая страна отметит круглую дату – столетие Съезда латышей Латгалии, согласно резолюции которого этот особенный регион стал частью остальной Латвии. Особенный он – и спустя сто лет: был менее развитым, а теперь стал еще и депрессивным. Всё это – не только последствия современных экономических потрясений, но и очень давних исторических событий.   

В Латвийской национальной библиотеке хранятся ценнейшие книги на латгальском языке. Это единственные экземпляры, больше таких нигде не встретить. Они написаны от руки между 1865 и 1904 годами – в ту эпоху, когда в Латгалии властями Российской империи было запрещено печатать книги на латинице, сообщает Latvijas radio. Этот запрет сильно затормозил  развитие латгальского образования и культуры. Хотя были, конечно, и другие факторы.  

Триста лет Латгалия была административно отделена от Видземе и Курземе – от других территорий, населенных латышами. Законы в Витебской губернии были несколько другими.  

 

Различались и верования. Латгалия была многоконфессиональной землей: рядом с католиками тут жили иудеи, православные и староверы. А в остальной Латвии доминировало лютеранство.  Католическая церковь имела большое влияние в регионе. Вплоть до того, говорит историк, преподаватель Резекненской технологической академии Владислав Малаховский, что в отличие от лютеранских краев, где общество быстро пришло к капиталистическим отношениям, здесь жители дольше придерживались старых (родовых крестьянских) традиций. 

По словам сотрудника Национального исторического музея Тома Кикутса, сыграла свою роль в отставании Латгалии и более поздняя отмена крепостного права – она состоялась лишь в 1861 году, как в России. А так как традиции предписывали выделять детям наследство в равных долях, то земельные участки после отмены крепостничества стали в Латгалии дробиться на всё более мелкие хозяйства. Рождаемость же в этих краях была высокой – наследников практически всегда бывало несколько.   

«Это не создавало таких хозяйственных условий, которые могли бы обеспечивать возможности и мотивацию к образованию у молодого поколения латгальцев, формировали бы общее самосознание», - отметил Кикутс.  

Жили здесь тоже иначе: с XVII века начали селиться деревнями, тогда как остальная Латвия – это, как правило, хутора, принадлежащие крестьянам-однодворцам. Латгальская деревня была общиной – не только единством хозяйственных единиц, она выполняла «консервирующую» старый уклад социальную функцию. Инакомыслие пресекалось, новые инициативы обычно отклонялись. 

Поскольку на территории Витебской губернии применялась политика русификации, школы учили детей только на русском языке. Но местные жители продолжали общаться на латгальском, читать и писать на нем, учить ему детей дома по молитвословам. Вопреки запрету на печатание латгальских книг, книги все равно распространялись. В том числе переписанные от руки.  

Интересный экземпляр: букварь латгальского языка, изданный на кириллице в 1864 году в Вильно.  (Foto: Preiļu vēstures un lietišķās mākslas muzejs).    

 

Календарь на 1868 год. Издан Густавом Мантёйфелем в Тербате на латгальском языке. Нелегально ввозился и распространялся в Латгалии. Издатель, выпускавший и другие латгальские книги, попал в поле зрения царских властей. Его вынудили прекратить свою деятельность. (Foto: D. Mjartāna arhīvs).

Молитвослов, изданный в годы запрета на печать. Чтобы обойти закон, на титульном листе указали другой год издания – якобы книга вышла в свет до запрета. (Foto: Latvijas Nacionālā bibliotēka).

Известнейший из переписчиков латгальских книг Андриев Юрдж (1845-1925). В школу не ходил, читать научила мать. Самоучкой научился искусству писца, освоил иностранные языки. Переписал собственноручно свыше двух десятков толстых томов, некоторые – по тысяче страниц, а также тетради и отдельные листы. (Foto: Latvijas Nacionālā bibliotēka).

В календаре Юрджа даты вырезаны из печатных изданий. В нем обобщены советы крестьянам, развлекательные истории и народные песни.

Андриев Юрдж переписывал книги для себя, своих родных, детей, друзей. Он так художественно самовыражался, говорит библиограф Национальной библиотеки Лилия Лимане. Вначале – религиозные тексты, потом и светские. И в подарок, и за плату. Но всё это приобретали люди из ближайшей округи.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить