Пианист Петр Лаул: «Чего боюсь, так это «мудрости»»

В Доме Латышского общества недавно состоялся вечер памяти известного латвийского музыковеда Маргариты Тунс, памяти которой организован Фонд. В концерте по этому поводу выступили наши пианисты Андрей Осокин и Вестард Шимкус, а также известный пианист из Санкт-Петербурга Петр Лаул. В разговоре господина Лаула с Rus.lsm.lv стало известно, что 30 декабря он в этом же зале даст сольный концерт.

ПЕРСОНА

Петр Лаул получил образование в Средней специальной музыкальной школе-лицее при Санкт-Петербургской консерватории им.Н.А.Римского-Корсакова в классе профессора А.М.Сандлера, под чьим руководством продолжил обучение и в Санкт-Петербургской консерватории, и в аспирантуре. С 2002 года ведёт класс специального фортепиано в Консерватории и в школе-лицее.

Лауреат трёх международных конкурсов — двух в Бремене (1995 год, 3-я премия и специальный приз за лучшее исполнение сочинений Баха; 1997 год, 1-я премия и специальный приз за лучшее исполнение сонаты Шуберта) и конкурса им.А.Н.Скрябина в Москве (2000 год, 1-я премия). Его имя можно часто видеть на афишах концертных залов Санкт-Петербурга и Москвы, Парижа, Нью-Йорка, Амстердама, Утрехта, Бремена, Базеля, Монпелье, Токио, Брюсселя, Монако и Лиона. Гастролировал в Великобритании, Австрии, Испании, Люксембурге, Италии, Украине, Эстонии, Латвии, Финляндии, Польше, Чехии, Венгрии, Румынии, Сербии, Македонии, Турции, США и Бразилии.

Играл под управлением таких дирижеров, как Валерий Гергиев, Николай Алексеев, Владимир Зива, Василий Синайский, Феликс Коробов, Туган Сохиев, Жан-Клод Казадезюс, Максим Шостакович. Активно сотрудничает с Radio France Classique (Франция), Radio Bremen (Германия), радио «Орфей» (Россия), а также с телеканалами Arte (Франция), «Культура», «РТР» и «Санкт-Петербург — 5 канал» (Россия).

— Кстати, господин Лаул, 28 ноября у вас день рождения, 39 лет. Уже известно, как отметите? За роялем?

— Бывало не раз, что приходилось отмечать на сцене. В этот раз как-то обошлось без этого. Дата некруглая, отмечать широко не собираюсь, может быть, выеду на природу с семьей.

— Ваш возраст — для пианиста это молодость или уже зрелость?

— Надеюсь, что еще молодость. Хотя, наверное, и зрелость тоже. Зрелость в том, что получается ставить перед собой такие задачи, на которые бы раньше просто не решился — как исполнение всех 32 сонат Бетховена, например. А молодость в том, что хватает на это сил.

Чего боюсь, так это «мудрости». Когда говорят «он играет мудро», а на самом деле попросту скучно.

— Можете вспомнить ваш первый приезд в Ригу?

— Первый раз был в 2000 году с Ильей Грингольцем, выдающимся скрипачом. Мы играли в зале Вагнера, который сейчас, к сожалению, у вас закрыт. И это был наш второй совместный концерт, а продолжаем мы играть до сих пор. Конечно, очень памятный приезд, и первая встреча с рижской публикой была впечатляющей.

— Разумеется, пару слов о Маргарите Тунс, как познакомились с ней?

— С Маргаритой Владимировной мы как-то быстро подружились. Она знала моего деда, музыковеда и лектора А.Н. Должанского, была у него в молодости на курсах повышения квалификации. Он умер в 1966 году, так что людей, которые могли бы о нем мне рассказать, оставалось мало.

— Как часто гастролировали благодаря ей в Латвии?

— Почти каждый год, побывал во многих залах — Вагнеровском, Большой и Малой гильдии, Доме Черноголовых, Доме Москвы...

Конечно, Маргарита Владимировна была очень ярким и необычным человеком, тонко чувствующим, знающим, бескомпромиссно и истово преданным музыкальному искусству. Но некоторый фанатизм уравновешивался удивительной добротой и обаянием. Я очень часто вспоминаю Маргариту Владимировну.

— Как вам этот зал Дома латышского общества? Его, кстати, некогда отреставрировали к визиту президента США Буша-младшего.

— Как ни странно, играл там первый раз. Поскольку программа была короткой, то я толком не «распробовал» зал. В целом мне он понравился, но пока трудно сказать что-то более конкретное.

— Несколько слов о программе, которую услышим в новом вашем рижском концерте.

— В программе Бетховен и Шопен. Из бетховенских сонат я выбрал две в до мажоре — раннюю, №3, и зрелую, №21 — знаменитую «Аврору», одно из удивительных бетховенских музыкальных чудес. Во втором отделении прозвучат пять мазурок Шопена — прекрасная Соната №3 си минор — позднее сочинение Шопена, полное драматизма, глубокой лирики, но по сравнению с сонатой №2 светлое и в целом жизнеутверждающее.

— Ваш концерт — накануне Нового года, этот момент как-то будет учтен в программе?

— Разве что в том, что все-таки подбор сочинений «оптимистический». Я бы мог, конечно, сыграть программу из одних вальсов — такая у меня есть — но проблема в том, что в Риге я ее уже играл, а хочется привезти что-то новое. Приходится хорошенько поломать голову.

— Сейчас очень много хороших пианистов. А что такое для вас выдающийся пианист? Можете привести примеры?

— Выдающийся пианист — тот, кто способен обогатить наше представление о том или ином сочинении, настоящая творческая личность. Из живущих сейчас это прежде всего Григорий Соколов, Михаил Плетнев, Раду Лупу. Из исторических мне очень близки и любимы Рахманинов, Горовиц, Шнабель, Корто, Липатти, Генрих Нейгауз, Софроницкий.

— Где можно будет вас услышать в ближайшее время, кроме Риги?

— В декабре играю в Японии и Корее, также 25 декабря в Москве, в малом зале консерватории — второй концерт цикла 32 сонат Бетховена, а 5 февраля третий. Это основное, чем я сейчас занимаюсь.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно