Пианист Илья Домнин между Юрмалой и Санкт-Петербургом

Ему двадцать лет, родился в Риге, уже шесть лет учится в Санкт-Петербурге. Беседа Rus.Lsm.lv с молодым пианистом возникла незапланированно, без чьей-либо рекомендации со стороны. Вообще, это тот редкий случай, когда каждому, кто услышал выступление Ильи Домнина в малом зале «Дзинтари» в рамках концерта Avanti, Artissimo!, было ясно, что перед нами одаренный музыкант, имя которого вы наверняка услышите еще не раз.

Случайностей, говорят, не бывает, но вроде это была случайность: корреспондент Rus.Lsm.lv шел на открытие фестиваля Artissimo! в большом зале «Дзинтари» (играл оркестр театра «Ла Скала»), но за три часа до этого заглянул в малый зал, где выступали молодые таланты. Говорят, есть такой жанр — концерт классической музыки после летнего обеда. Почему бы и нет, тем более, если на курорте? Выступала совсем юная скрипачка лет пяти, потом чуть постарше, интересен был дуэт молодой виолончелистки и пианистки. Но когда Илья заиграл «Вальс» и «Приглашение к гопаку» Петра Чайковского, а потом четвертую балладу Фредерика Шопена, было уже не до «классической сиесты».

Устроительница фестиваля, директор Фонда Германа Брауна Инна Давыдова сообщила, что Илья отныне станет участником концертов, проводимых Фондом. «А с такими молодыми музыкантами можно не волноваться за будущее Латвии. Во всяком случае музыкальное!», — сказала она. На следующий день с Ильей состоялось интервью — в антракте концерта всемирно известного пианиста Дмитрия Алексеева.

— Илья, кто ваши учителя?

— В Риге я учился в музыкальной школе имени Язепа Мединя у Елены Красновой. А 9-11-й классы уже учился в специализированной школе в Санкт-Петербурге, куда я переехал шесть лет назад. Моим педагогом там стал Александр Михайлович Сандлер.

— Теперь живете в Санкт-Петербурге?

— В общем-то, да. Учусь в консерватории им. Римского-Корсакова и выступаю. Хотя периодически приезжаю сюда к родственникам, стабильно раз в два месяца. Всегда рад возвращаться. Я знаком с некоторыми профессорами нашей Латвийской консерватории. С тем же Сергеем Осокиным и с Юрием Калнциемсом, поддерживаю с ними контакт. В прошлом году осенью участвовал в конкурсе имени Язепа Витолса в Риге, где получил третье место и звание лауреата.

Но выступаю больше в Санкт-Петербурге, так как ученики Сандлера там востребованы. У него и его учеников очень хорошая репутация. Может, вы знаете такие имена, как Сергей Редькин, Мирослав Култышев, Петр Лаул. Это достаточно известные пианисты, они все его ученики.

— В каких питерских залах вы уже выступали?

— Выступал в малом зале имени Глазунова, в камерном зале Мариинского театра, в государственной капелле, в малом зале филармонии им. Шостаковича. А следующий концерт в Санкт-Петербурге состоится 29 сентября, сольный. Это будет в зале Елены Образцовой. Он отреставрирован сравнительно недавно, полтора года назад, находится на Невском проспекте. Уже сейчас точно знаю, что буду играть произведения Франка, Баха под редакцией Бузони, а также четыре баллады Шопена

— Как вы видите свое будущее, после учебы?

— Конкурсная карьера и концертирующий пианист. В ближайшие два-три года будут самые большие конкурсы пианистов — шопеновский конкурс в Варшаве, конкурс имени Чайковского в Москве и конкурс королевы Елизаветы в Брюсселе. Конечно же, я буду наблюдать за ними и, возможно, участвовать.

— Интересно, есть ли в мире такие пианисты (из истории и современности), на которых вы равняетесь?

— В принципе, это всегда отдельная история, поскольку касается того, какого именно композитора кто исполняет. На данный момент у меня период, когда мне очень нравится игра Микеланджело и Поллини, это европейские музыканты. Особенно импонирует их импрессионистская музыка, то есть Дебюсси и Равель.

— А любимые композиторы вашего репертуара?

— Моцарт, Шопен, Дебюсси и Прокофьев. Именно те авторы, которых много играю и стараюсь собрать весь фортепианный репертуар этих композиторов.

— Ваше первое прикосновение к клавишам произошло по вашему желанию или по велению родителей?

— Я видел, как мой брат брал частные уроки у учительницы. Мне было пять лет и мне захотелось так же играть на фортепиано, как и брат. С этого момента как-то все и пошло. Уже потом бабушка послала меня в музыкальную школу Мединя к учительнице Красновой. И как-то постепенно мой талант, мои способности раскрывались благодаря родителям, родственникам и учителям. Только благодаря им я вышел сейчас на такой уровень.

— Какая у вас мечта?

— Я мечтаю сыграть с оркестрами под управлением великих дирижеров современности, таких как Валерий Гергиев, Марис Янсонс, Владимир Юровский!

— Мы беседуем в антракте концерта выдающегося пианиста Дмитрия Алексеева. Понимаю, что сложно молодому пианисту «судить» мэтра, но как вам первое отделение?

— Конечно, это же легенда музыкального мира! И, кстати, я бы очень хотел попасть на его мастер-классы. Звучали сочинения Рахманинова, Метнера и Скрябина. Мне наиболее понравилось исполнение Алексеевым Метнера. Возможно, потому что сама музыка Метнера, в отличие от Рахманинова и Скрябина, не совсем «заигранная». Она менее известна широкой публике. Новые интерпретации и озвучивание всегда очень хорошо ложатся на слух, и эта музыка в результате живет. В этом смысле с Рахманиновым и Скрябиным труднее, но и это все равно было очень интересно услышать.  

Во втором отделении я попытаюсь на какое-то другое место сесть, потому что интересно услышать Алексеева с разных точек зала. Этот концерт звучит очень воодушевляюще. Мне после таких концертов хочется идти заниматься и достигать все больших и больших высот.

— Ваше последнее по времени большое музыкальное впечатление?

— Буквально месяц назад в малом зале петербургской филармонии был камерный концерт с участием моего педагога по камерному ансамблю Евгения Изотова. Так вот, он играл с Сергеем Догадиным, известнейшим скрипачом, лауреатом множества конкурсов.

— Отличный музыкант, несколько раз выступал в Риге!

— Они играли очень интересную программу — сонату Дебюсси, сонату Равеля и скрипичные произведения Стравинского и Франка. Это было удивительно! Догадин играл на скрипке, созданной итальянским мастером Джованни Батиста Гвадинини в 1765. Насколько это полно все звучало, и в то же время увидел, как пианист и скрипач дополняли друг друга. Как я потом узнал, у них было очень мало времени для репетиций, но благодаря тому, что это высококлассные музыканты, они во время исполнения импровизировали интерпретацию. И чувствовалось, что это действительно был тандем живой музыки, которая опять же воодушевляет и опять же хочется играть на таком же высочайшем уровне!

— Помимо музыки вас что-то интересует в жизни?

— Футбол — моя вторая страсть!

— Это не потому, что сейчас чемпионат мира по футболу и в «Дзинтари» завтра выступает страстный футболист Мацуев?

— Это правда — я действительно очень люблю футбол и, к сожалению, из-за нехватки времени я не только не могу им часто заниматься, но даже просто смотреть футбол. Но всегда смотрю футбольные новости и когда-нибудь мечтаю попасть на чемпионат мира, хочется все увидеть своими глазами. 

— Успехов и до встречи в Риге и в Юрмале!

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно