Настоящая Россия со сцены и не только

В начале последней майской недели РРТ имени Михаила Чехова вернулся из поездки по российским городам. Как рассказывают наши гастролеры, залы были переполнены и принимали рижан на ура.

Сначала, 17 мая, труппа показала «Не всё коту масленица» Александра Островского на сцене Малого театра в Москве. Затем, 20 и 21-го, драму «Гранатовый браслет» по повести Александра Куприна и музыкальную фантазию Раймонда Паулса и Алексея Щербака на темы Оскара Уайльда «Привидение из Кентервиля» принимал у себя Смоленский театр им. Грибоедова. С 23 по 27 мая публика Великолукского театра драмы и Псковского театра им. Пушкина увидела «Альбом» по рассказам Аркадия Аверченко и «Метод Грёнхольма» по пьесе популярного каталонского драматурга Жорди Гальсерана.

Тур стал возможен благодаря проекту «Большие гастроли. Зарубежная программа». Он появился у российского Федерального центра поддержки гастрольной деятельности три года назад и участвуют в нем русские театры, работающие за пределами России.

Елена Сигова, актриса

— В Москве было просто замечательно. Во-первых, она меняется к лучшему. Расцветает, она добреет, становится всё более широкой, улыбающейся. Когда я ее увидела в 2000-м, там было много тех, кто кроме грубости не понимали ничего… Теперь я встретила огромное количество людей, готовых каждого проводить, каждому и показать, и объяснить, что здесь как. Очень хорошо, очень ярко, светло. Ночью я гуляла по Александровскому саду — там соловьи поют-заливаются, теперь у меня полный «фейсбук» этих видео. В центре города работает вай-фай, и можно просто так поговорить с мамой, которая находится в Риге, по скайпу прямо с Красной площади…

Ну и, конечно, изумительный зрительский прием. У нас публика более сдержанная, а в Москве, где у нас улыбаются, у них уже смеются, где у нас вздохнут — у них уже плачут. Там реакции более широкие, сильные, непосредственные. И если на нашем местном зрителе хорошо проверять спектакль, который у них там имеет успех, то на московской публике можно просто получить от зрителя эту конфетку за свою работу и понять: «Боже мой, какой я клёвый!».

И на поклонах было странное ощущение. Сначала нам аплодируют как актерам. А когда уже выступили разные люди, поговорили, вручили нам статуэтку — копию памятника Островскому, нам снова аплодировали, но уже как русскому театру, который работает за пределами России. Вот как русские люди — русским людям. Мол, спасибо, что вы есть. Такая поддержка!

И все отмечают наш прекрасный русский язык. Да, у нас самый чистый русский язык — в нем нет примеси ни одного говора. И принимали нас везде прекрасно.

Честно говоря, от этой поездки… ласковые ощущения. Походив по России, я поняла латышей, которые не хотят читать надписи на чужом языке. Правда, их здесь много и на английском развелось… Но, когда в России каждый магазин со мной разговаривает по-русски, мне приятно, это правда. Поэтому засилье английского на нашей латвийской почве я бы тоже оспорила.

Кстати, об европейской цивилизации. В Смоленске, через который все нападали на Россию, мы видели храм удивительной красоты, смоленский Кафедральный собор. Там есть золоченые резные столбы из цельных стволов лип, совершенно уникальный алтарь, удивительные, чугунные, кажется, полы. Так вот. Цивилизованные европейцы, французы, напав на Россию через Смоленск, устроили в этом храме конюшню и псарню… Мне кажется, надо чуть-чуть знать историю друг друга. И даже если каждый будет просто знать историю человека, который с ним не согласен, то понимания прибавится.

Почему русские порой презрительно смотрят на европейскую цивилизацию — да из-за того, что были эти конюшня и псарня в потрясающем по красоте соборе (я вошла, и у меня было такое ощущение, что увидела Бога). Наверно, это стоило бы кое-кому услышать и понять.

И еще об истории. Улицу Коммунистическую в Смоленске не переименовывают — название осталось. А под ним красивая табличка, и написано: до XVI века — Годуновская, до XVII века — Петровская… И дальше, по годам. Потрясающее решение!

На следующий день по возвращении рижан домой Rus.lsm.lv пообщался с воодушевленными актерами (см. врезки) и новым директором РРТ Даной Бйорк (Чернецовой).

— Вообще май у нас был насыщен успешными гастролями, — рассказывает Дана Бйорк. — Сама я играла только в Великих Луках и во Пскове, но труппа показала пять названий в четырех российских городах. Кроме того, польская Торунь (там проходит фестиваль «Контакт», один из самых интересных в Центральной и Восточной Европе) и Ереван, столица Армении, принимали нашу «Медею». И все прошло просто великолепно.

Для нас такие путешествия имеют огромное значение. Хотя бы потому, что, выезжая за пределы Латвии, мы еще лучше ощущаем себя как коллектив, потому что не расстаемся буквально сутки напролет. Это прекрасная возможность осознать, насколько мы сильные, талантливые, хорошие, как нас любят не только дома, но и за границей. После спектаклей залы встают, не отпускают нас, нам говорят комплименты. И знаете, какой один из самых главных для нас?

И все принимавшие нас российские театры, и критики отмечали одну важную вещь: «У вас такой чистый русский язык!».

С некоторым даже удивлением по поводу того, насколько правильный русский язык сохраняет театр, работающий в Риге.

Зрители тоже остались очень довольны, все театры зовут нас приезжать еще, и мы подружились с теми, с кем еще не были знакомы. В Великих Луках нас вообще провожали со слезами на глазах. Это провинцияальный театр, гастроли там довольно редки. А здание большое и очень красивое, недавно отреставрированное к 100-летию этого театра, которое отмечается в будущем году. Там замечательный директор, заслуженный работник культуры РФ Валентина Зандер. И все настолько тепло и хорошо, что хочется вернуться еще и еще.

— Есть планы новых гастролей?

— С Псковским театром мы начали вести переговоры по поводу нашего участия в их фестивале детских спектаклей, потому что они нашими заинтересовались. В Великих Луках хотят нас видеть на своем юбилее, и мы обязательно приедем этой зимой.

— Почему вы, директор РРТ, не были со своим театром в Москве и Смоленске?

— Как раз в те дни я оказалась в Берлине. Встречалась с представителями театров 18 стран мира на крупнейшем в Германии фестивале Berliner Theatertreffen-55. Он объединяет театральных специалистов, журналистов и гостей со всего мира. Организует его Институт Гёте, я подавала заявку на участие и победила в конкурсе. Была очень насыщенная программа знакомства с немецкой культурой, а также общение с коллегами, налаживание контактов между театрами. Познакомились, например, с мадридским Театром Абадии (Teatro de la Abadia) и оказалось, что

в Испании есть драматический коллектив, который работает только по системе Михаила Чехова! Так что мы нашли своего «брата» и союзника.

Художественному руководителю Teatro de la Abadia, знаменитому актеру и режиссеру Хосе Луису Гомесу, около 80-ти, но он очень активен. В свое время он объехал весь мир в поисках связей с Михаилом Чеховым, и когда услышал, откуда я, очень удивился и обрадовался. Мы уже получили от него в подарок девять аудиокассет с записями лекций Михаила Чехова. Они хотят сотрудничать с нами, приезжать к нам и принимать нас у себя, и

2 июня я вылетаю к ним в Мадрид, а уже 9 июня сам Гомес прибывает в Ригу, чтобы посмотреть наш спектакль о Михаиле Чехове «Ключи от магии», который его очень заинтересовал.

С другими театрами есть предварительные договоренности.

Что касается России, участвовать в «Больших гастролях» нам надо обязательно. Финансирование проекта берет на себя Министерство культуры Российской Федерации, и у нас есть великолепная возможность объездить множество российских городов. Показать себя, увидеть других, быть внутри своей родной культуры. Просто гениальный проект!

— А в Москве у РРТ получился даже проект в проекте, так как он выступал в Малом театре в рамках фестиваля «Островский в доме Островского», который в этом году получил статус международного?

— Да, и нам вручили диплом участников, в Интернете можно найти отзывы и рецензии на наш спектакль «Не всё коту масленица» в постановке Игоря Коняева, все хвалебные. Мне прислали аудиозапись двухчасового обсуждения, проходившего после показа. Все критики были в восторге от спектакля, от актеров, от нашей русской речи. Когда

кто-то из наших в шутку спросили, мол, а хоть кого-нибудь вы вообще ругаете (потому что столько комплиментов мы в жизни не слышали!),

критики ответили, что мы — первый из обсуждаемых ими участников фестиваля, который они так хвалят.

Билеты были распроданы. И всюду после наших спектаклей публика вставала, устраивала овации. Коллеги рассказывают, что в Смоленске, после музыкального «Приведения из Кентервиля», зал просто ревел от восторга и не отпускал актеров минут пятнадцать. А

первые минуты спектакля зрители сидели буквально с открытыми ртами, не веря, что такие голоса могут быть в драматическом театре.

Анатолий Фечин, актёр

— Я играл в спектаклях «Альбом» и «Метод Грёнхольма». Принимали нас замечательно. В Великих Луках вообще был фурор. Во Пскове зритель поспокойней, но все равно очень отзывчивый, и реагировали, и благодарили. У нас исключительно позитивные эмоции. Мы русские актеры, и только то, что приезжаешь в страну, где звучит разнообразная богатая русская речь, всегда подпитывает.

Теперь они ждут нас с распростертыми объятьями снова, мы, в свою очередь, ждем в гости их. И мне бы хотелось такого сотрудничества. Во всяком случае, дорога до Пскова совсем недолгая. Время от времени съездить туда на два-три дня, показать свои спектакли, набраться впечатлений, пообщаться было бы чудесно.

Все это говорит о том, что нас любят, нас ждут, нас знают. И есть обоюдное желание нашего участия в проекте «Больших гастролях» в следующем году и далее. Вот съездили — и поняли, насколько мы классный театр. Насколько у нас богатый и разнообразный репертуар, и такие русские-русские классические постановки, и современные, и музыкальные, и даже движенческие, и детские!.. На любой вкус. Так что вернулись с поднятой (в хорошем смысле) самооценкой.

— Дана, раньше вы много бывали в России?

— Нет, — только в Москве, Питере, Самаре и Новосибирске. Так что начинаю ее узнавать.

Меня удивили Великие Луки, там я будто бы вернулась в свое детство. Городок небольшой, чуть более 90 тысяч жителей, простой, не отличающийся какой-то изумительной архитектурой. Но город настолько живой, полный людей. И люди такие добрые, такие отзывчивые. Добродушные! Мы попали туда в выпускной период, и приятно было наблюдать за девочками-школьницами, с белыми бантами, в гольфами, сандаликах… Будто время немножко остановилось. Даже фартучки были! На некоторых 16-летних выпускницах, конечно, это выглядело уже немного странно, но…

Такая наивная простота как-то грела душу.

И сам театр. Директор, актеры, технический персонал — очень отзывчивые люди. Когда работники нашего технического цеха ставили декорации, то были приятно удивлены, что все бегут, помогают им. Во многих театрах нужно умолять, а тут — нет. Это замечательно.

Псков, конечно, город большой, центр района и области, люди там уже не такие простые, по стилю общения, по ментальности ближе к столичным жителям.

Театр тоже отреставрированный, очень красивый, все свежее.

Да, мы попали и в Пушкинские горы. Там я оказалась впервые. Когда мы перебазировались во Псков, специально заехали в Пушгоры, побывали на могиле Пушкина, в доме, где он жил, прошли несколько километров по лесам, полям, дорогам, с экскурсией, которую провел наш актер Александр Полищук (у него в этих краях домик, где он летом живет). Мальчишки искупались в реке Сороти…

Екатерина Фролова, актриса

— Мне повезло проехать от Москвы и до Пскова. Люблю гастроли, потому что попадаешь в какой-то совершенно другой мир. Ты и работаешь, но одновременно и отдыхаешь, путешествуешь, знакомишься с городами. Мы нагулялись и надышались, стояла теплая солнечная погода, за исключением пары дней в Смоленске. В Великих Луках мы даже покатались на катамаране. И кажется, столько, сколько я прошла за эти две недели пешком, я не ходила давно.

Мы очень благодарны организаторам гастролей, для нас это была такая замечательная маленькая жизнь. И потребовалось пару дней, чтобы понять, что ты уже дома, что здесь свои дела, заботы, хлопоты. Даже в небольших городах театры очень красивые, отреставрированные, ухоженные. Все очень отзывчивые и гостеприимные. И Москва впечатлила меня на этот раз очень сильно. Я была там лет десять назад, но сейчас она настолько красивая, особенно вечером. Идешь — и все эти просторы, масштабы, мощная энергетика большого города…

Мы чувствовали большую ответственность, когда в Москве играли «Не все коту масленица» Островского. Потому что и фестиваль очень известный, и много критиков в зале. Сама легендарная сцена Малого театра уже заставляет волноваться. Но на обсуждении критики в один голос хвалили наш спектакль. Хвалили нашу чистую русскую речь, и это тоже очень приятно.

В Смоленске наше «Привидение» прошло просто на ура. Такая в зале была живая реакция по ходу спектакля, такие потом овации. Спасибо всем нашим техническим службам, обеспечившим отличный звук, — спектакль звучал потрясающе, местные артисты и зрители даже утверждали, что такого звука они в этом театре не слышали никогда. Много было комплиментов и в адрес театра, актеров. Все это вдохновляет, появились новые силы, чтобы творить что-то новое.

И все же могу сказать одно, где бы мы ни оказались, у меня полное ощущение, что наш театр — лучший в мире. И здание, и коллектив, и репертуар, и атмосфера, и доверительные творческие отношения. Возвращаешься домой и чувствуешь, что лучше, чем здесь, не может быть.

— На что же вдохновили вас эти «Большие гастроли»?

— Прежде всего, они подтвердили, что мы должны много гастролировать. Хотя РРТ и сегодня самый гастролирующий театр Латвии, мы бываем за границей до 15 раз в год.

— Отметим справедливости ради, что Новый рижский театр, к примеру, тоже немало гастролирует?

— Конечно, но мы разъезжаем раза в три больше. А большинство, может быть, один-два раза в год, если выезжают вообще. В принципе,

мы — тот театр, который презентует нашу страну. Мы лицо нашей страны.

Нас знают. Эту линию необходимо продолжать и развивать. Дружить с российскими театрами, мы, конечно, просто обязаны. Однако нужно охватывать еще и европейские страны.

И планы у нас в этом смысле довольно амбициозные и большие, но страшно говорить о них заранее, потому что, если они не осуществятся, получится некрасиво. А о договоренности с мадридским театром вы уже знаете.

— А что это за 18 выпускников московского Театрального института имени Бориса Щукина, жаждущих стать актерами РРТ, о которых вы поведали на одной из российских пресс-конференций?

— Не просто жаждущих — у нас уже был первый просмотр. Ребята выступали в Риге в рамках фестиваля студенческих спектаклей Stanislavsky.lv, который Наталья Захарьят проводит в Доме Москвы. Пришли к нам на экскурсию и так влюбились в наш театр, что все спрашивали: «Как к вам можно попасть?!». Я говорю — покажите себя. Мы их посмотрели, и оказалось, что ребята замечательные, и я отметила кого-то уже отметила. Однако

с нового сезона у нас будет художественный руководитель. И мне было бы спокойней, если бы сначала я показала ему тех, кто мне понравился

(а он тоже придет с несколькими своими учениками). Но его имени пока не назову, подожду, когда подпишет все бумаги. Все должно быть решено до начала августа.

— Но вы решили еще и открыть свою театральную студию под дерзким названием «Вызов» — почему?

— Потому что спрос очень большой. К нам часто обращаются с вопросами, где можно этому научиться, куда можно ребенка отдать, как? А

если имеется спрос и у нас есть кому преподавать, открыть студию было бы вполне логично.

Принимать собираемся школьников с восьми до 17 лет, а это наше будущее поколение. Мы должны думать о театре, и если театр хочет жить, развиваться, быть современным и нужным, то кто, как не молодежь, станет той опорой, которая будет с нами всегда. Студия — это замечательная возможность развиваться вместе с молодежью. Чтобы наш театр был не просто зданием, но очень сильной эмоциональной привязкой. Учиться у нас будут 40 человек, у этих сорока есть папы-мамы, братья-сестры, одноклассники и друзья, которые тоже будут за всем этим интересоваться, и тем самым мы выигрываем очень много.

— У театра 2 октября «малый» юбилей, ему исполняется 135. Конечно, уже имеется конкретный планы на новый сезон?

— Точно могу сказать, что 2 октября он начнется большим премьерным спектаклем «Моя прекрасная леди» в постановке Аллы Сигаловой, очень мощным, красочным, с изумительно красивыми музыкой и голосами.

Да, на 1-м этаже откроется благотворительная «Ловочка» (от соединения «любовь» и «лавочка»). Актеры и прочие работники театра готовятся к ней уже не один месяц, своими руками делают разные вещи. Вязание, веера, бабочки шьют… Татьяна Лукашенкова хорошо рисует, будут открытки с фотографиями ее работ. Зрители смогут купить все эти сувениры на юбилейном открытии сезона, вырученные средства мы передадим на благотворительность. И таких маленьких проектов будет довольно много, так что отмечать 135-летие собираемся весь сезон.

А премьер намечено много. Если раньше у нас их было до семи в год, теперь планируется 14.

— Чем это будет обеспечено?

— Будут работать Большая, Малая, Экспериментальная сцены и еще красивая новая площадка в стиле квартиры, которая так и будет называться — «Квартирник».

Это на первом этаже, при старом входе в театр, где раньше была касса. Там пойдут читки пьес, выступления наших актеров под гитару, чтение ими же сочиненных стихов… Это формат для узкой аудитории, до 30 человек. Если мы задействуем все эти площадки, автоматически возрастает количество премьер.

— Будет ли как-то меняться репертуарная политика, соотношение русской, латышской и мировой классики, современной драматургии, развлекательного и «серьезного» материала?

— Нужно за этим следить, конечно же. И в этом году у нас из русской классики будет, например, Тургенев. Больше сказать не сейчас могу, потому что даже коллектив еще не знает. Но графики уже имеются. Будет музыкальный спектакль и в конце сезона, по классике. Спектакль по латышской драматургии должна ставить Мара Кимеле (мы обязаны это делать раз в год). Получается разнообразный и равнозначный по «географии» и соотношению классики и современности репертуар.

— Вы уже половину сезона на новой должности, с января. Каковы ощущения?

— Я себя готовила к чему-то очень-очень страшному и тяжелому. Именно это мне, наверно, и помогло. Потому что все оказалось не так уж и тяжело, как представлялось. Потихоньку-потихоньку более-менее освоилась и уже понимаю примерно, что по чем, как бы налаживается процесс. Меня очень волнует «машинерия». Хочется, чтобы театр смог выстроить все настолько четко и понятно, что «машина» будет работать сама по себе. Работы и идей много, мне все интересно, коллектив поддерживает, и это очень помогает. Все замечательно.

 

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить