«Музыкальный бандит» юбиляр Митрохин: «За полвека разное бывало...»

Гитарист, композитор, продюсер Вячеслав Митрохин - один из тех, кто составляет историю и славу латвийской эстрады. А начинал он свою творческую деятельность полвека назад, в связи с чем 25 сентября во дворце культуры «ВЭФ» состоится концерт Вячеслава и его коллег, приуроченный к славному юбилею. А затем – тур по городам Латвии. «Ну, какие проблемы?», - приветствовал он Rus.lsm.lv, начиная беседу.

- Вопросы тут задаю я! А у вас как?

- Проблемы общего характера случились в Праге. Ехали домой из отпуска, который проводили в Италии. И в Праге полетела коробка передач автомобиля. Короче, пришлось машину оставить в чешской столице. Мы с женой на пару сели, извините, задницей на кресло, достали смартфоны-айфоны и не выходя из гостиницы за сутки продали автомобиль. И тут же купили другой, там же в Праге - в девятистах метрах от нас был небольшой такой автобазарчик. Ну, нам и не нужна была дорогая автомашина, главное, что едет, с первого же раза прошла техосмотр, без проблем. Ну, вот что значит, когда у тебя есть информация и ты умеешь ею пользоваться.

- У меня есть такая информация, что у вас ряд концертов в честь открытия тура, приуроченного пятидесятилетию вашей творческой деятельности. А что случилось полвека назад?

- Ну, в общем я-то начал играть, конечно, раньше, но... ладно. Главное, год совпал - 1968-й год, когда я начал официально работать на сцене. Вот со мной будет сейчас басист Юрка Широков, с которым я тогда начинал, он из старых кадров. Мы уже года три-четыре с ним снова вместе, вновь судьба свела и очень мне это нравится.

Мы тогда создали свой коллектив в Лиепае, я же сам лиепайский. Учился играть на скрипке, но на самом деле на гитаре трынкал. Юра меня как-то перед этим пригласил сыграть тогда в школьном вечере, но не на скрипке. Я взял гитару. посмотрел на нее... Ну, я же скрипач, слух есть, какие проблемы с гитарой? И все сыграл. Гитара была еще с тремя струнами, с тремя звукоснимателями... И вот так все закрутилось, в 1968 году создалась группка единомышленников и нас официально приняли в коллектив клуба у моря, дали зарплату, и мы начали профессионально работать.

- Как назвали коллектив?

- Страшные названия придумывать тогда было нельзя, так что мы были просто вокально-инструментальным ансамблем при парке культуры и отдыха Pūt, vējiņi. Но на самом деле мы именовались «Стронций-70». Вполне страшное название, химический элемент из таблицы Менделеева, а мы же хиппи, поколение протеста! Неизвестно против чего, но протестовали! Вообще-то у стронция номер девяносто, но поскольку мы придумали название в 1970-м, выбрали такой номер. И все помнят только это название.

А потом я пришел в Modo. Я в него пришел из-за научного коммунизма. Был такой предмет в высшем учебном заведении, ужасный, поэтому сами понимаете, что я очень «любил» коммунистов. Я видел, как из-за этого предмета мучился уже работавший к тому времени в Modo Зигмар Лиепиньш, а потому я решил отложить это дело (обучение в вузе). В принципе, консерватория мне так и не пригодилась. Но я много занимался самообразованием, очень люблю аранжировки делать. Не хватало знаний, брал нужную литературу и полтора года ее штудировал. Таким образом самостоятельно догнал того, что не хватало.

 - Как на вас вышел руководитель знаменитого тогда ансамбля Modo Раймонд Паулс?

- Тогда, в начале семидесятых, проходил фестиваль эстрады Liepajas dzintars, самый хороший фестиваль того времени. И проходил он как раз на той эстраде, к которой наш «Стронций» был официально приписан. И вот мы выступали в рамках уже конкурса, а Паулс сидел в комиссии-жюри. И мы действительно хорошо играли, отличный, сильный коллектив! Я недавно послушал парочку наших старых записей и подумал: «Неужто мы действительно так хорошо играли?». В 1971-м и в 1972-м я бы признан на конкурсе лучшим соло-гитаристом. И вот в 1972-м во время фестиваля Паулс подошел ко мне и пригласил к себе.

Но надо было еще идти в армию в ноябре 1972-го. Я потом позвонил Раймонду: «Меня в армию забирают!». Он подумал и ответил: «Ничего, будем ждать!». В армии я попал в военный ансамбль, который назывался весело - Sprīdītis («Мальчик-с-пальчик» - прим.автора). Но через полгода «учебки» в армии меня постоянно отпускали на более-менее значимые концерты, и я уже играл в Modo. А как закончилась армия, переехал в Ригу и работал в коллективе до 1979 года, до самого конца существования коллектива.

- Раз уж о Паулсе.... Пожалуй, самое знаменитое исполнение темы из «Долгой дороги в дюнах», запись 1980-х годов - там звучит ваша гитара...

- Это моя аранжировка мелодии Паулса. Меня тогда довольно часто допускали записываться на государственном радио, уже отдельно от Паулса. Я даже группу основал, назвали ее Ars, в филармонии работали. Меня много записывали. И все время ассоциировали меня с Santana, хотя я ничего не копировал. Ну, играл их несколько песен, но просто звук похожий, этот знаменитый длинный звук, длинные ноты...  И у меня это, кстати, получалось.

Так вот, есть у Santana знаменитая мелодия Europa и я подумал, давай-ка это попробуем использовать в «Долгой дорогой в дюнах», примерно в такой же аранжировке. И записал. А Паулс, кстати, очень не любит, когда без его ведома делают аранжировки его мелодий.  А я на свой страх и риск сделал - ай, ладно, посмотрим, пройдет или не пройдет на радио.

А ведь тогда на радио была комиссия - каждый, кажется, вторник она собиралась и принимала песню или мелодию, которая была записана за минувшую неделю. Решали, пойдет она в фонды или не пойдет. И вот эту мелодию пустили. По секрету скажу, ну всем очень она нравилась, всем... Но вся комиссия как на дыбы встала, потому что все знали, что Паулс не любит такой «самодеятельности». Но потом раздается у меня звонок и голос Паулса говорит: «Ну ладно, приняли ТВОЮ мелодию». – «Ну, она как бы не моя...». – «Ладно-ладно, приняли!».

- Значит, послушал и ему понравилось...

- Много разных историй... Когда вышла такая песня Ceļa maize (она же «Паруса») - это был на спор написанный хит. Спорили, могу ли я хит написать.  И написал. Виктор Лапченокс ее пел на двух языках.

- Что будете играть в юбилейных концертах?

- Кстати, много будем играть Паулса, особенно на выездных концертах в городах Латвии. И будем играть проект «Латышские блюзы». Что такое «латышский блюз»? Это песни, написанные в стиле блюз латышскими композиторами. Латышский блюз - это не просто стих, а как общее целое. Это вроде не коммерческая музыка, которая хорошо бы продавалась, но она вдруг хорошо пошла. Там будут сочинения и Паулса, и Лиепиньша, и Айвара Херманиса, а также Мартиньша Браунса, Улдиса Стабулниекса... Это не танцевальная музыка. Это музыка, которую ты чувствуешь, когда у тебя всякое бывает.

В этой программе будут и всякие «каверы», с джазовыми элементами. Это не копии, а «каверы», а это сложнее, чем музыку сочинять. «Кавер» должен быть другим, но при том узнаваемым. И, в частности, будет музыка Beatles - тут как бы аналогия, я же начинал как раз во времена «битлов». А еще - Gary Moore, Creadence, Clearwater, Revival Deep Purple...

В концерте примут также участие певица Диана Пирагс, гитарист Айвар Херманис, пианист Раймонд Мацатс, в гости из Литвы приедет гитарист Виргилиус Ютас. В октябре концерты пройдут в Алуксне, Елгаве и Екабпилсе. 

- Вас и Mitrokhin’s Master Band постоянно можно было увидеть в теплое время года в самом сердце Вецриги, на Домской площади, где вы играете с эстрады. Где сейчас еще выступаете?

- Doma darzs - это у нас летняя точка, а так - ищите меня и мою группу в клубах Старой Риги. Например, это и Nāk Nakts (бывший Roccabilly), я там до января каждый понедельник.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить