Либа Меллер: Раны войны — боль поколений

В Лиепайском музее открылась завершающая выставка Рижского фотобиеннале-2018 —работы норвежки Мари Шеволд «Ощутить сон отца». Как и всё, что латвийская публика могла увидеть в этом году на биеннале — эта экспозиция очень непростая, с глубокими смыслами и подтекстами.

...Большой зал Лиепайского музея кажется немного пустоватым — работ относительно немного. В центре — огромная фотография деревьев, чьи тонкие веточки так переплелись, что, кажется, одну не отделить от другой. Под ними — выгоревшие спутанные длинные стебли травы. Прямо на снимок прикреплен пожелтевший листок, исписанный летящим почерком, чернила немного выцвели. Жаль, не прочесть — письмо на норвежском.

Мари включила в экспозицию и несколько фотографий, сделанных ее дедом в 1945-м, сразу после окончания Второй мировой войны. Возле того самого дома, где тогда жила семья деда, потом отца, а теперь и маленькая семья художницы. И тут же — снимки Мари, которые она сделала в тех же местах, но уже в 2016-м. Это все вперебивку с тремя видео-картинами, снятыми художницей в Аушвице-Биркенау, Освенциме, откуда ее дед чудом вернулся живым. Тут

не сразу понимаешь, что за кадры сменяют друг друга, просто ощущение от них паскудное. Потом читаешь названия работ — а это, оказывается, 11-й блок Аушвица.

Подходишь еще раз — ну да, вот доски какие-то. Стены? Нары? И цвет меняется, постепенно переходя из серо-пепельного в багрово-красный.

Всеми работами Мари стремится создать пространство рефлексий и размышлений о травмах, памяти и снах, которые нередко продолжаются на протяжении нескольких поколений. Она задается вопросом — как опыт предыдущих поколений влияет на нас сегодня и осознаем ли мы это?

Еще одна часть выставки называется «Лично», и сделана Мари в 2011-м. Белые столбики, на каждом — деревянный ящичек. Там, под стеклом — насекомые. Они движутся... Нет, Мари не устроила бедным бабочкам, кузнечикам и жукам пожизненное заключение. Это видео. Но «что хотел сказать автор», каждый может домыслить сам. Публика ходила по залу медленно, подолгу «зависая» у каждого объекта.

На открытии выставки руководитель Управления культуры Лиепаи Юрис Йиргенс признался, что для него тема памяти поколений очень личная, и он не побоится показаться сентиментальным:

— Для меня это именно дедов дом. С одной стороны, для многих из нас это счастливое детство. Но есть и другая сторона. Одного из дедов я уже не застал, и дом его не видел. Точней, видел на довоенных фотографиях — большое, красивое хозяйство. Дед и бабушка достроили этот дом в начале 41-го, а в июне их выслали. А потом в том месте проходила линия фронта, так что ничего от дома не осталось. Был и другой дед, в доме которого все мы с двоюродными братьями-сестрами подолгу гостили, он у меня ассоциируется с жизненной мудростью. И вот тот первый дедов дом заставляет задуматься о том, сколько людей много и тяжело работали, и в одну ночь всё потеряли... Думаю, у каждого лиепайчанина на этой выставке будут свои воспоминания.

ПЕРСОНА

Мари Шеволд (Marie Sjøvold, 1982) — норвежская художница, работающая в фото и видео форматах, а также в жанре фотокниг. Интерес к фотографии появился в раннем детстве. После изучения фотоискусства в Осло художница переехала в Берлин, где реализовывала разные художественные проекты, проводила персональные выставки, параллельно работала фотожурналистом, путешествуя с рабочими заданиями по разным странам мира.

Опубликовала две фотокниги в издательстве Journal Forlag, еще четыре издала сама, выпущены и другие ее работы. Выставлялась в разных залах по всему миру: Deichtorhallen в Гамбурге, Calouste Gulbenkian в Париже, Fotografisk Centre в Копенгагене, Нобелевском центре мира в Осло и др. Выставка в Лиепайском музее — ее 20-я персональная. В 2011 году Мари Шеволд получила European Photography Exhibition Award.

— Это очень эмоционально и цепляет, — дрогнувшим голосом откликнулась Мари Шеволд. — Эта выставка —

очень личная история, связанная с моим дедом. Но ее надо рассказывать, потому что она не только личная, этот опыт и эта боль есть и у многих других.

И вот именно те чувства, о которых рассказал Юрис, и есть причина, по которой об этом надо говорить. Когда дедушка вернулся после Второй мировой войны, у него не было ни времени, не подходящих случаев рассказывать о пережитом.

Он всё хранил в себе, и фактически его опыт, чувства, оказались потерянными, ведь он не передал их следующему поколению.

Выставка рассказывает об этом опыте и дает возможность посетителям задуматься о нем в контексте истории своей семьи. Мне не довелось увидеть своего деда, но я говорила с его другом, который вместе с ним был в Освенциме. Этот друг по имени

Алф молчал о пережитом 45 лет!

А потом решил, что этим надо поделиться, чтобы люди знали, и тот жуткий опыт не пропал. На этой выставке я намеренно соединила современность и прошлое. И съездила в Освенцим, чтобы увидеть, как он выглядит сегодня.

Куратор выставки Инга Брувере напомнила, что впервые Рижское фотобиеннале состоялось в 2016-м, и отметила, что в этот раз, в год столетия Латвии, было решено не фокусироваться только на столице, но и отправиться в регионы. С весны выставки успели пройти в разных городах Латвии, а финальный аккорд в знаковый для страны месяц звучит в Лиепае.

  • Выставка «Ощути сон отца» открыта в Лиепайском музее до 2 декабря.
Культура
Культура
Новейшее
Интересно