Разделы Разделы

Латгальская группа Bez PVN: повод для оптимизма найдётся всегда

Истоки латгальской группы Bez  PVN берут своё начало в Карсаве. Именно там, в местном ДК, прошел первый официальный концерт. Bez PVN успела выпустить два альбома. В этом году ребята написали третий, но его презентацию отложили из-за пандемии. В группе — пять музыкантов, на этот раз Латгальская студия Latvijas radio побеседовала с тремя из них — Кристапом Расимсом, Гунтисом Расимсом и Юрисом Вуцансом.

Кроме музыки они заняты и другими делами. Кристап также работает актёром в Риге, у Юриса своё заведение общественного питания в Прейли, а Гунтис занимается общественной деятельностью и реализует множество проектов, связанных с латгальским языком и культурой.

— Если говорить об «латгальскости», то как можно обозначить — откуда вы? Скажем так, географическая принадлежность группы, где вы находитесь? Корни — я так понимаю, Карсава?

Кристап: Мы в принципе всегда представляем латгальскую культуру независимо от того, где она находится. Это, в основном, Карсава, Резекне, Юрис и Валдис — это Прейли, Нормундс, наш барабанщик, самый дальний — Мадонский край. Латгалия когда-то была очень широкая, Мадона тоже когда-то была Латгалией.

— Вышел новый альбом, даже планировалась его презентация в концертном зале GORS в Резекне 21 ноября, но она не состоялась по понятным причинам. Какие у вас в группе были первые реакции на это? Многие успели провести свои концерты, презентации, мероприятия. Вы тоже, наверное, серьезно готовились, и вдруг становится ясно, что уже не в этом году точно?

Гунтис: Мы успели сыграть один концерт, что уже хорошо.
Кристап: Юрис с нами уже 7 лет. Когда мы с братом вдвоем и с другими ребятами начинали, но уже 7 лет, как мы в этом составе, впятером. Уже 6 лет назад вышел предыдущий альбом, и мы все эти 6 лет шли к тому, чтобы выпустить следующий. Ну будет на пару месяцев позже, ничего страшного.
Гунтис: Годик туда-сюда… Посмотрим. (смеются) Мы уже как группа металлистов, которые раз в 10 лет выпускают альбом, так что хорошо, мы, в принципе, идем в ту сторону, наверное. В сторону андерграунда.

— Юрис, вы свое мнение выскажите. Когда стало ясно, что в этом году уже вряд ли удастся сыграть? Или вы еще надеялись, что ноябрь переждем, в декабре что-то получится?

Юрис: Это было предельно ясно фактически, потому что уже весной первые признаки были этой ситуации, что осенью тоже будет очень тяжко. Мы готовились, что будет презентация, что будет хорошо. Но не удалось. Но ничего страшного, главное, это время не провести как-нибудь зря, просто ничего не делая. Мы делаем, мы работаем. Каждый, может быть, больше индивидуально, потому что вместе просто нельзя сейчас. Только если в масках. Но что поделаешь — такая ситуация какая есть, надо как-то крутиться, вертеться, и все будет хорошо.

— Команда шла к новому альбому 6 лет. Почему так долго?

Кристап: Если бы мы занимались только музыкой, тогда, я думаю, хватало бы года или двух лет. Но поскольку это у нас такое дороге хобби, как мы говорим, в которое нужно вкладываться и эмоционально, и материально довольно часто, поэтому не спешим. Когда есть, что сказать, мы говорим, иногда лень, иногда обстоятельства такие, но всему свое время.
Гунтис: В прошлом году, когда мы сыграли в «Gors» большой концерт, билеты раскупили за месяц до мероприятия. Это хороший знак. Латгальская группа, играющая в стиле рок-музыки, может что-то хорошее сделать, это хороший сигнал был для всей латгальской музыки в том году. И в этом году мы тоже хотели сделать довольное большое мероприятие — презентацию альбома, потом уже перепланировали его на более узкий круг, но, как мы видим, этот год будет очень-очень трудный. Я думаю, что еще 2-3 года для культуры, для музыки будут очень непростые, чтобы организовать такого рода концерты, собрать зал типа резекненского. Людям надо ко всему привыкать, это такое трудное время, потом будет долго общество отходить от этого.

— Юрис, как вы считаете — действительно, так долго будет культурная жизнь восстанавливаться, 2-3 года?

Юрис: Да. Можно параллели сразу провести с бизнесом. У нас есть пиццерия, у нас есть несколько кафе, и там точно такая же ситуация, как с музыкой. Музыку ты можешь брать с собой, как и еду. И эти параллели все время напрашиваются. Я думаю, мои прогнозы — после весны, летом уже будет такой период, когда можно будет и работать, и играть, и создавать что-нибудь хорошее, а осенью и зимой будут периоды, когда нужно будет идти на такую засидку. Так что фактически да, два года будет таких довольно трудных. Надо с этим смириться, и принять эти условия, которые есть на данный момент, иначе. Нельзя противоречить тому, что есть, говорить, что ничего не случилось, ничего не происходит, нет пандемии — это совсем уже. Просто надо смириться, надо принять условия, работать по условиям, и главное — всем работать по условиям, и тогда все будет хорошо. Через 2 годика будет большой концерт, я думаю, и у нас тоже.

Кристап: Я сегодня заметил один плюс этого времени — я использую это время, чтобы удалять лишних друзей из Фейсбука. Как это? Очень просто. Они сами говорят, кого нужно удалять. И вот сегодня минус сто человек. Круто.

— Кристап, я хотел поинтересоваться. У всех было такое ощущение, что летом наступила некая оттепель — если выражаться такой политической терминологией. У вас было это ощущение момента, что весенние запреты как бы позади, и мы уже сейчас вернемся к прежней жизни? Или вы так радужно не рисовали перспективы?

Кристап: Поскольку я летом занимаюсь тем, что профессионально работаю тамадой, ведущим мероприятий, и у меня такой формат — до 100 человек, и я уже вообще забыл, что был такой ковид. Я почувствовал, как это было год назад, я видел, как люди уже начали чувствовать жизнь, как раньше, как было когда-то, когда можно было встречаться нормально, не думать там про 2 метра и т. д. это было круто, и я как бы очень-очень надеялся, что не будет этой второй волны, но логически понимал, что будет. Но вот сейчас опять очень много выходных…

— Скоро Новый год, это всегда какие-то надежды ожидания. Насколько вы так оптимистично смотрите на то, что все же удастся сыграть этот концерт, взять инструменты и выступить перед большой аудиторией, почувствовать эту энергию?

Гунтис: В этом году группе Bez PVN исполнилось уже 17 лет, так что, наверное, надо подождать до 18-ти.
— До совершеннолетия, скажем так.
Кристап: 17 лет прошло с первого концерта, у нас даже колонки звучали так — относительно, потому что мы аккорды не знали, только пару.

— Кристап, а какой у вас настрой? Все же мы услышим Bez PVN зимой или ближе к лету? Сейчас будем замерять уровень оптимизма у каждого из участников группы.

Кристап: Думаю, что весной все закончится, по крайней мере, в каком-то образе. Весна — это очень хорошее время начать что-то, потому что природа просыпается, люди просыпаются. Хорошо все будет. Когда-то. Я не сказал, до которой весны.
Гунтис: Да хоть завтра можем выступить, если все отменят. Это не проблема. А пока нас можно слушать в Youtube, Spotify.

— Ребята, и в заключение такой, можно сказать, глобальный вопрос. Есть мнение, что вот такие вынужденные ограничения отменят, когда все гайки открутят и пробку из бочки выбьют, то будет такой творческий всплеск, взрыв. Музыканты, художники смогут себя реализовать, раскрыться. Как вы считаете, насколько эта позиция реальна, и мы услышим очень много новой, интересной музыки?

Гунтис: Все может быть. Я думаю, будет часть музыкантов, которые проснутся после зимней спячки и будут довольно продуктивны. Накопят за это время, будут уже и песни, и идеи. Но также я думаю, что вместе с тем из-за ситуации мы какую-то часть музыкантов на какое-то время и потеряли. Я думаю, они обрели уже какие-то новые формы и новые направления для заработка и для своего развития.
Юрис: Я согласен с Гунтисом полностью, потому что так и есть — некоторые музыканты больше не будут играть. Я боюсь, что качество выступлений будет чуть-чуть колебаться, потому что не играли с публикой, а это очень важно для каждой группы.
Кристап: Ощущение, что тебе чего-то не хватает — концертов, театра, спектаклей. Когда они все были, то уже приобрели форму привычки — ну есть они, ну и что. И эта наша оценка близка к нулю, потому что есть и есть, мне-то что.

— То есть хочу — иду, а хочу — не иду. То есть не было этой проблемы.

Кристап: Да. И в этот момент очень не хватает вот этой социальной составляющей. Когда есть очень много мероприятий, когда наступает такая фаза, когда типа «ну сколько можно, нужно отдохнуть»… Я помню, летом, когда закончилась первая волна ковида, тогда я видел, как люди начали ценить каждый-каждый момент встречи и каждого мероприятия, даже маленького концерта. И я очень надеюсь, что когда это закончится, мы еще больше будем ценить то, что делают актеры, музыканты и другие творческие люди. Просто советую всем идти на концерты и спектакли, когда будет можно. Это будет круто.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить