Композитор Макс Румский ушел из фейсбука: «Бесконечная лента новостей ненасытно поглощает тебя...»

Молодой (ему только тридцать лет) композитор Макс Румский пел в Латвийской Национальной опере, до сих пор проводит там на четырех языках экскурсии для туристов. Учился в Датской королевской академии музыки, уже восемь лет руководит православным хором в рижской церкви Архистратига Михаила. Полгода назад он исчез. Из фейсбука. А Rus.lsm.lv встретился с Максом в режиме реального времени и пространства, выяснил причину исчезновения и узнал, что в конце августа у него авторский концерт в Старой Риге — премьера его акапельного цикла для женского хора, который он писал десять лет.

— Макс, ты тот уникальный (хотя, по последним сведениям, уже далеко не уникальный) представитель творческой интеллигенции, который отказался от фейсбука. Почему?

— (После долгой паузы). Да. И я это делаю уже второй раз. Впервые я ушел из фейсбука еще в 2015 году. Перед этим я его использовал никак иначе, кроме как сеть для общения, без всякой рекламы своих творческих достижений. У меня было около тысячи друзей. И уже тогда у меня появилось ощущение, что эта социальная сеть в некотором смысле забирает у меня энергию. Приведу пример. Если ты, например, пишешь кому-то обычный мейл, и адресат не ответил, то ты воспринимаешь это спокойно. Значит, человек занят.

То же самое и с мобильными телефонами — если человек не ответил, то он занят, перезвонит. Социальная сеть действует немножко по-другому: она подсознательно создает у тебя впечатление, что люди, с которыми ты переписываешься — это более близкие тебе люди, чем просто знакомые или деловые партнеры. Даже если вы знакомы совсем недавно и не важно, при каких обстоятельствах вы познакомились. Поскольку там есть слово «Друг». И вот вдруг «друг» не ответил...

— Знаю многих, кто искренне расстраивается из-за этого, ведь более того: в «личке» написано «просмотрено»!

— Или более легкий вариант: ты видишь, что человек активен, но он так и не прочитал твое письмо. И опять же подсознательно ты вытягиваешься в такой знак вопроса. И находясь в таком ожидании, тратишь свою энергию. На тот момент у меня было несколько творческих идей, продвижение которых меня очень волновало. В общем, я понял, что то, что якобы тормозит продвижение этих идей, меня сильно раздражает, при этом вроде совершенно необоснованно. Хотя по сути, у людей просто тоже есть свои дела, и они не обязаны жить в таком же темпоритме, что и ты сам. Я понял, что отдаю свою энергию сети, при этом не получаю от нее никакого удовольствия.

КОНТЕКСТ

Автор акапельного цикла для шести женских голосов «Восемь молитв Пресвятой Богородице», латвийский композитор Макс Румский рассказал Rus.lsm.lv, что работа над этим сочинением с перерывами продолжалась более десяти лет. 30 августа состоится его премьера — цикл можно будет полностью услышать на авторском концерте Макса Румского, который состоится 30 августа в 19.00 в католической церкви св. Марии Магдалины по адресу улица Клостера, 2, вход — свободный.
 
«Идея и первое произведение под названием «Мати убо позналася еси» появились в 2009-м году», — говорит господин Румский. – «В 2011-м году идеей заинтересовалась Марите Пуриня и руководимая ей женская вокальная группа «Анима Солла» — с тех пор в Латвии, Италии, Франции и Чехии эта группа исполняла две части цикла, добавив к первой произведение под названием «Прейде сень законная».
 
В 2018-м году на международном конкурсе композиций в Санкт-Петербурге «Хоровая лаборатория. XXI век» произведение «Мати убо позналася еси» было удостоено третьей премии в категории «Духовная музыка».
В этом цикле духовной музыки, где каждая часть — самостоятельное произведение для шести голосов, встречаются древние распевы и современная музыка. Созданный в асимметрическом метроритме, одноголосный и витиеватый знаменный распев создаёт измерение духа в этой беседе человека с Божией Матерью.

И после этого подумал, да и от многих творческих коллег я слышал, что ведь есть так много способов, как меня можно найти. Прежде всего, в небольшом городе, столице небольшой страны меня можно запросто встретить.

— Извини, что перебью — как и Раймонда Паулса, который совершенно не пользуется фейсбуком, а страницу о его концертах ведет его знакомый...

— Да, ведь все знают, где я работаю, меня можно встретить в театре, на концерте — в этой сфере у меня, в конце концов, достаточно широкий круг общения без всяких социальных сетей. А еще мне можно позвонить... Кстати, еще мне можно написать мейл. То есть, это уже как минимум три способа. Так что все страхи оказались напрасными — как же так, прервутся связи, меня нигде нельзя будет найти, никто не сможет мне сделать какие-то профессиональные предложения… И подтверждение тому — в 2015-м, буквально через пару дней, когда я ушел с фейсбука, мне позвонили и предложили работать с артистами Валмиерского драматического театра, я стал вокальным педагогом на постановке Индры Роги «Мастер и Маргарита» по роману Михаила Булгакова.

А 2016 год стал для меня просто фантастическим, хотя он весь у меня прошел без фейсбука. У меня были путешествия, гастроли, я получил колоссальную подзарядку, у меня начался творческий рост — начал сочинять фортепианную музыку. И я просто жил в Опере — ведь помимо пения, я там вел экскурсии по театра для туристов. А в свободное время просто импровизировал на рояле, в Красном зале Оперы...

— Для читателей напомню — это прекрасный зал на втором балконе театра, где по вечерам работает буфет...

— Да, и можно сказать, что с этим зарядом сил, полученном в 2016-м, я живу до сих пор.

— А почему вернулся на фейсбук?

— На то была достаточно тривиальная причина. В 2017 году я поступил в Датскую королевскую академию, где на магистерской программе учился вокалу и вокальной педагогике. И в фейсбуке было много групп, связанных именно с учебой, а также с работой в Копенгагене (например, быстрые предложения о замене певцов и т.д.). И это была большая волна новых знакомств в новой для меня стране, при помощи которых я мог изучать музыкальный мир Дании. А кроме того, это был способ смотреть, что происходит в Латвии, пока меня тут не было. И за последующие три года я просто благодаря количеству новых проектов и учёбы набрал еще тысячу «друзей».

Но в целом, я стал больше и лучше использовать фейсбук для рекламы — начал ставить кусочки того, как я пою, а также видеозаписи своих новых композиций. В общем, стал информировать общество о том, чем занимаюсь в творчестве. В общем, чтобы меня в Латвии не забыли (смеется). Но подсознательно я всегда понимал, что мне надо будет покинуть эту социальную сеть. И я это сделал в феврале этого года.

— А на сей раз по какой причине?

— На самом деле причина одна и та же. Я понял, что несмотря на то, что получаю реакции на свое творчество, мое присутствие в сети заставляет меня тратить много сил и энергии.

— И очень часто в среде комментирования все превращается вдруг в какой-то бессмысленный спор... У тебя так бывало?

— Я скажу так: в свой второй фейсбучный период я понял, что не буду никому ставить лайки и не стану ничего комментировать. Потому что опять же — в ответ ты ждешь реакции, а это просто занимает твое время. И мне неприятна мысль о том, что интернет-среда может заставить нас, живых людей, сидеть у себя дома напротив стеклянного экрана, упакованного в пластик, вместо того, чтобы пойти на улицу, на свежий воздух и встретиться. Чтобы получить живые эмоции.

Я приводил пример многим моим друзьям на эту тему. Например, ты учился в школе (я учился в рижской 40-й) или университете, и на улице встретил бывшего одноклассника-одноклассницу или однокурсника-однокурсницу. И какая эмоция? Как правило, радость! Ты видишь, как человек изменился, спрашиваешь искренне, как у него дела. То есть, ваш разговор естественный. А если все это время ты смотрел в фейсбуке, как этот человек живет... Иногда бывает так, что тебе уже надоели все эти его мероприятия, в которых он участвует, даже его дети и что угодно из его жизни — все это видно на его фотографиях и бомбардирует твоё сознание ежедневно... и это совсем нехорошая тенденция.

Лента новостей для меня является таким ненасытным бесконечным потоком, который поглощает и несёт информацию. И пересилить это невозможно. То, что ты публикуешь сам, не может насытить этот поток, являясь всего лишь каплей в море. Фактически, глядя на ленту новостей, ты видишь, как утекают время и события, в которых не участвуешь...

— И которая методически хочет стать твоей жизнью... (Добавлено после интервью: кстати, вот пишу в этом интервью слово «фейсбук» и программа упрямо заставляет меня писать название сети с большой буквы «Ф», я ее принижаю)...

— Но даже если ты участвуешь в этой жизни, ты всего лишь ее маленькая часть. И это опять же вызывает страх, раздражение и отбирает много энергии. Ты тратишь свои душевные силы не на свою собственную жизнь. И ведь то, что ты видишь в ленте, жизнью можно назвать только отчасти. И мой девиз и в первый раз, и во второй раз после ухода с фейсбука — я не хочу быть наблюдателем, я хочу быть участником.

— Причем, в реальной жизни, а не виртуальной?

— Да!

— Итак, в феврале ты ушел из фейсбука, но с правом вернуться к своей странице?

— Сначала да. Я многое стер, но ещё на месяц оставил мессенджер. А потом ушёл насовсем. И это было смешно: я смотрел сейчас на себя со стороны и видел, как стал зависимым. Я себя постепенно уговаривал: давай сперва сотри все фотографии, потом это. Чтобы не было ничего лишнего, только по делу. Это и комично, и страшно. Все-таки я понял, что реальная свобода для меня гораздо важнее моего ежедневного или даже ежеминутного присутствия в публичном пространстве. И еще понял, что сейчас тиражирование себя для меня не так актуально. Тем более, что сейчас я создал свой ютуб-канал Max Roomsky, где публикую свое творчество, и там комментирование и наблюдение не играет такой роли, как на фейсбуке.

— Как ты использовал последние по времени полгода, что ушел из социальной сети?

— Как минимум, уже один плюс тот, что я не жалею, что не провожу там время. У меня и до этого было много задач относительно своего творческого продвижения в Европе, относительно композиции. А сейчас в результате 21 и 30 августа состоятся два моих авторских концерта, полностью состоящих из моей музыки. Первый — в Огре, а еще один в церкви святой Марии Магдалины в Старой Риге, премьера цикла духовной музыки.

Поскольку из-за пандемии сейчас были ограничены передвижения и мероприятия, я больше активизировался как композитор. Написал, например, среди прочего, обработку латышской народной песни для сопрано, флейты и арфы. Спел, правда, недавно и концерт с органом в Германии. А кроме того, участвую в проекте, который придумала вокалистка Хелена Сорокина, наша бывшая соотечественница, он называется Shades of Solitude, то есть «Оттенки одиночества». И она заказала современным композиторам произведения на эту тему, и из Латвии выбор пал на Андриса Дзенитиса и меня.

— Можно написать, что ты сейчас ездил к ней в связи с этим в Вену?

— Конечно. Тем более, что две недели уже прошло — говорю это на всякий случай (смеется).
 
Она моя большая подруга, мы познакомились еще до того, как она уехала в Вену. В сентябре приедет в Латвию, кстати. Хелена заняла хорошую нишу — помимо сольной деятельности, поет в Австрии в группе Cantando Admont, которая исполняет старинную и современную музыку. И вот теперь я нахожусь в процессе написания акапельного произведения для меццо-сопрано на стихи одной моей российской подруги, молодой поэтессы Марии Солеевой.

Стихотворение называется «Я живу по пути», и оно как раз совпадает с темой всего этого проекта. Это такие размышления, эмоции девушки, которая влюбилась в парня, она видела его очень краткий период времени, а потом у них была переписка. И тут описываются все ее метания души и разные идеи, когда она его, с одной стороны, просит не приходить, с другой же — очень ждет его...

— Извини, что шучу, а переписка-то та была по фейсбуку?

— (Смеется).

— Нет, ну а что, я видел постановку «Евгения Онегина», в котором Татьяна пишет свое легендарное письмо по мобильнику...

— Нет, не по фейсбуку. В общем, понятно, что технологии нам полезны, но в тот момент, когда они навязывают нам определенную роль общения, нам необходимо все-таки вспомнить о тех поколениях, которые жили до нас без этого и тем не менее успевали многое сделать в этой жизни. И не было у них этих ежеминутных обновлений и уведомлений, которые на самом деле мешают концентрироваться.

Есть такой научный факт: для того, чтобы сконцентрироваться и начать делать нечто глубоко (это необходимо для артиста и вообще для творческого человека), нужна как минимум 21 минута. У нас очень часто нет этой 21 минуты, у нас нет и пяти минут — все время «дзинь-дзинь», какие-то сообщения, и это нас сильно отвлекает.

— А с точки зрения духовной, насколько технологии — это польза?

— Я уже восемь лет руковожу церковным хором в церкви Архистратига Михаила в Риге, на улице Маскавас. С одной стороны, это музыкальная часть, но все же при этом и прямое участие в богослужениях. У меня есть ответственность за моих певцов, и я не приветствую, чтобы они использовали мобильные телефоны во время службы. Хотя раньше кто-то мог отвлекаться, в свободную минуту читая газету... Но это несерьёзно. Самому стыдно вспоминать, как, когда мне было лет шестнадцать, и я впервые пел в церковном хоре, бывало, что кому-то быстро украдкой пишешь «смски»... Помимо того, что это отвлекает, это ведь и неуважение и к службе, и к регенту, и к коллегам. Так что как и в любых делах, которые надо делать сообща, эти вещи не помогают.

Но с другой стороны, есть большая польза от технологий в том смысле, что мы имеем возможность очень быстро растиражировать, скопировать какие-то ноты, если у нас нет их в бумажном варианте — это иное дело. И тогда мы ноты читаем с планшета — в этом нет ничего греховного. У меня есть колоссальный объем нот, который стал доступен благодаря Интернету.

А социальные сети — это другое, и я органически чувствую, что больше этого не желаю. Я хочу больше влиять на свою жизнь сам. Прошло время, и я ушел из этого детского сада. Теперь пора идти дальше...

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно