Кирилл Серебренников: Жизнь и кино вещи совершенно разные

Успех фильма «Левиафан» на Западе и вал разгромных отзывов на родине режиссера Андрея Звягинцева — вполне объяснимы, заявил в передаче LTV7 «Без обид» российский режиссер Кирилл Серебренников, который сейчас работает в Латвии по приглашению Национального театра.

За успехом стоит восхищение западного зрителя действительно хорошим фильмом, а не повышенный интерес к России, считает он.

«Люди, которые говорят, что кино — это жизнь, и в «Левиафане» всё показано как в жизни, ничего не понимают о том, как относятся к кино на Западе. Жизнь и кино вещи совершенно разные. Кино — это отражение и преломление реальности через наше сознание, сознание сценариста,  режиссера, художников, артистов. Это ощущение от реальности, ведь ее нельзя выразить одним словом», — считает Серебренников.

Волна критики в России тоже имеет свою причину, говорит он:

«Аналогия между «Левиафаном» и моим «Юрьевым днем» только в том, что мы одинаково за это получаем [наград и критики]... В том числе было много резко негативных высказываний. В России некоторые зрители не хотят в этих фильмах признать себя и страну, в которой мы это снимали».

Парадокс в том, что, по признанию режиссера, оба фильма снимали в реальных городах, и операторы-постановщики суровую российскую действительность приукрашивали:

«Знаю оператора Михаила Кричмана (с которым работает Звягинцев из фильма в фильм. – Прим. ред. ), знаю, как добросовестно он выстраивает кадр, отбирая всё самое выразительное. Мой оператор Юрий Польский — мы докрашивали стены, убирали уродство, снимали только самое запоминающееся и привлекательное. А в ответ мы получили отзывы в духе — вы всё очерняете».

В том и кроется загадка такого обилия негативных комментариев на «Левиафан», говорит Серебренников: Россия — это «культура фасада».

Русскому человеку мучительно неловко, когда его показывают во всем его естестве, несовершенстве и неблагополучии, «не при параде».

«Есть культура алькова — например, во Франции. Им интересно, что там за занавесом, что внутри — и это является содержанием культуры. А у нас [в России] содержанием является лишь то, что согласовано всеми и вынесено на общественный уровень... Все художники, которые шли другим путем, плохо кончили. Это базовое отличие русской культуры и ментальности: стыдно, когда видно, когда заметна моя нечистота и моё несовершенство, — поясняет режиссер. — Вот и Петербург — витрина России. Не культурная столица, а фасад».  

По мнению Серебренникова, муссируемое среди россиян мнение, будто сегодня на Западе могут иметь успех лишь фильмы, показывающие «плохую Россию», ее язвы и пороки, потому что Запад воспринимает Россию через призму противостояния из-за Украины, формирует ее образ как образ врага — это миф. «Миф о том, что плохая Россия лучше продается. Повышенный интерес Запада к России — сегодня в русской прессе все время про это говорится: они нас ненавидят, мы в кольце врагов, Америка задумала против нас, — это говорится всё больше в самой России и мне кажется некоторым преувеличением. Не так уж весь мир интересуется судьбой России», — заявил он.

Полную видеозапись телепередачи можно посмотреть здесь.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно