Килобайт культуры: Скульптор Виктория Пельше памяти Эрнста Неизвестного — «Помню, когда он у нас работал в Риге…»

Вчера поздним вечером из США пришла скорбная новость: скончался выдающийся скульптор современности Эрнст Неизвестный. Личность невероятного масштаба, чье творчество было связано и с латвийской столицей.

Печальную новость сразу же после кончины великого мастера сообщила Rus.lsm.lv ветеран латвийской журналистики Эмма Брамник-Вульфсон. Она уже несколько лет живет в Нью-Йорке, была очень хороша знакома с Эрнстом Иосифовичем и его мамой, поэтом Беллой Дижур. Мама Неизвестного прожила 102 года, умерла 10 лет назад. Ее великий сын прожил 91 год и его биография — настоящая история!

Надо сказать, что творчество Эрнста Иосифовича было тесно связано с Ригой — в 1946-47 годах он учился в Латвийской Академии художеств, откуда, впрочем, вскоре ушел. С тем уходом связана уже знаменитая история: завистники подложили начинающему скульптору стекло в ведро с гипсом.

Впрочем, в латвийскую столицу он возвращался еще несколько раз. С Неизвестным весьма тесно была знакома наш выдающийся скульптор Виктория Пельше.

«Я с ним познакомилась в начале 1960-х, когда он у нас на комбинате «Максла» ваял монументальную работу для пионерского лагеря «Артек», — рассказала Rus.lsm.lv Виктория Робертовна. – А уже потом до его отъезда в США я постоянно навещала его в свои московские приезды. А в Москву в те годы я приезжала как минимум два раза в год. И всегда заходила в его мастерские, говорили о многом — об искусстве, в основном. Мастерские свои он постоянно менял...»

На вопрос Rus.lsm.lv, было ли это связано с тем, что скульптора преследовали власти, Виктория Пельше ответила: «Не сказала бы. Он менял свои мастерские в сторону материального улучшения… Последняя мастерская находилась сразу за метро «Проспект мира». Эрнст для меня — это всегда подчеркнутая пространственность и мощь, конечно. Глубоко сожалею, что он от нас ушел…»

Но был Эрнст Неизвестный в Риге и уже на закате советской власти. Автор этих строк отлично помнит вечер 30 апреля 1990 года, когда в Латвийской опере выступал Израильский филармонический оркестр под управлением Зубина Меты — тогда это была сенсация! Мест не было, и великий скульптор стоял, опершись о колонну на краю партера, слушал симфонию Густава Малера. 

Тот визит скульптора был связан с идеей создания монумента на месте уничтоженной в июле 1941 года синагоги, стоявшей на улице Гоголя. К сожалению, проект не реализовался — по еврейским обычаям, запрещается изображать лицо ребенка, а Неизвестный настаивал, чтобы оно было…

Вечная память великому мастеру, символу эпохи. И, кстати, вот еще одна символичность — он умер ровно в 500-ю годовщину со дня смерти великого Иеронима Босха.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно