Килобайт культуры: Композитор Платон Буравицкий стал обладателем Nik Gotham balva

Платону Буравицкому всего 26 лет, но он, пожалуй, один из самых известных на сегодня латвийских композиторов младшего поколения. Самое интересное, что это интервью было взято накануне и после него Платон заметил: «Ну, я ещё мало чего сделал, так что не рано ли интервью?» А сегодня утром, 28 мая, стало известно, что он стал лауреатом приза нашего известного джазового музыканта Ника Готхэма, который вручат 11 июня.

 

- Платон, расскажи, как ты пришёл к решению стать композитором...

- В раннем детстве – до 6 лет, мечтал стать хирургом. В то время мама мне ставила много разных аудиозаписей для прослушивания. Мне было очень интересно, как у людей получается музыка. Хотел попробовать. В маминой комнате на стене висела 7семиструнная гитара, как-то раз я её взял и попытался что-нибудь изобразить. И – ничего не вышло. С тех пор я ещё сильнее стал интересоваться вопросом – почему у людей получается музыка, а у меня нет.

Спустя некоторое время я пошёл в первый класс. Во время урока в класс вошла женщина и спросила, кто хочет заниматься танцами и кто хочет брать у неё уроки фортепиано. Это была Лидия Григорьевна, впоследствии она стала моей первой учительницей фортепиано. Она подготовила меня к поступлению в музыкальную школу.

В музыкальной школе, уже с самого начала, я понял, что играть уже написанное меня не так сильно привлекает. Понял, что музыку я люблю больше, нежели фортепиано. В то время я стал много импровизировать и начал брать уроки композиции у Вилниса Шмидберга. Тогда я и нашёл своё место. Мне нравилось писать музыку, а точнее создавать то, чего до меня не было. Плюс ко всему – свои произведения мне было играть значительно легче, чем чужие. Вот так я и стал композитором.

- Твои любимые композиторы 10 лет назад, вчера и сегодня?

- За последние 10 лет мои взгляды на музыку не поменялись. 10 лет назад мне было шестнадцать лет. Это как раз тот период, когда я начал открывать для себя неакадемическую музыку – эстрадную, клубную-электронную, рок – группы MUSE и RadioHead. До 16-ти лет я на дух не переносил неакадемическую музыку.

С 12-ти лет я активно посещал фестивали новой академической музыки, благодаря Борису Александровичу Аврамцу и моему второму учителю композиции, и духовному отцу Петерису Васксу, они информировали меня и снабжали контрамарками. Фестивали Skaņu mežs и Arēna я посещал практически с самого их открытия.

В общем, композиторы, чью музыку я люблю слушать: Иоганн Себастьян Бах, Петерис Васкс, Дьёрдь Лигети, Карлхайнц Штокхаузен, Гиацинто Шелси, Сальваторе Шарино, Брайан Фернихо, Беат Фуррер, Жерар Гризе, Кайия Саариахо, Магнус Лимберг, Майкл Гордон. И композитор, которого я узнал недавно – Фред Лердал.

- Насколько я помню, ты был лауреатом конкурса, проводимого нашим выдающимся композитором Петерисом Васксом…

- В конкурсах я не участвую, но не потому что у меня позиция, или там другого рода тараканы в голове, просто у меня руки не доходят. В некоторых конкурсах я, правда, участвую, например, это было в конкурсе композиторов, который проводит фонд Петериса Васкса. В 2012 году я получил так называемый малый приз за «Фантазию» для соло фортепиано, её играл мой друг – пианист Глеб Беляев. Это было моё первое фортепианное произведение, которое в начале разучил и исполнил не я. И еще я получил приз Фонда Петериса Васкса в 2014-м за произведение под названием «Взгляд, устремлённый вглубь воды, на поверхности которого играет солнце», его играли мои друзья – композитор и пианист Алексей Пегушев и скрипач – Анна Барсегян. Ну и в школьные годы, я занимал места на конкурсах местного масштаба.

- Что ты вкладываешь в понятие «современная музыка»?

- Современная музыка, для меня это очень обширное понятие, раньше для меня это была – сложная академическая музыка, где много процессов происходит одновременно, а каждое движение строго описано и продумано. Например, музыка таких композиторов, как Беат Фуррер и Брайан Фернихо, так же Майкл Финисси для меня была современной, а скажем, Стива Райха уже не была, но посмотрев на свою музыку, где очень много, я бы даже сказал – слишком много Райха, я пересмотрел свои взгляды.

Сейчас современная музыка для меня – это музыка, написанная нашими современниками, музыка написанная, в широком смысле этого слова – СЕГОДНЯ. А уж какие принципы в ней задействованы ­– приоритетом не является. Главное:  1) чтобы музыка несла в себе смысл, 2) энергию и 3) делала мир лучше. Вот они, три главных параметра.

- Расскажи о своей «музыкальной специализации»…

В данный момент я сочиняю музыку для разных инструментальных составов, стало быть – я академический композитор, это раз.

Я импровизирую на фортепиано, выступаю порой исключительно со своими импровизациями. Играть я тоже умею, даже аккомпанировать, но это для меня очень сложно и энергозатратно, хотя совсем недавно, в декабре, я имел честь аккомпанировать латвийской примадонне – Юлианне Баварской. Так что, ещё меня можно назвать пианистом–импровизатором.

Занимаюсь электроакустической музыкой и созданием виртуальных электронных инструментов, точнее - модульных звуковых алгоритмов. Это всё попадает под понятие – академический композитор.

Также я начал недавно играть танцевальную музыку, в стиле Hard techno и Break core. Но я не DJ,  я всё играю вживую, своими авторскими звуками, семплами и битами. Это уже называется продюсирование.

Короче говоря, я музыкант, любящий писать музыку больше, чем играть.

- Твои самые яркие творческие впечатления за последнее время?

- Это сотрудничество с Художницей, поэтессой и продюсером-композитором «нойзовой» («шумовой») музыки, очень привлекательной женщиной, сердечным и открытым человеком – Еленой Глазовой, благодаря которой, у меня состоялся концерт в Калининграде, в рамках фестиваля «Sound Around Kaliningrad 2015». А также - знакомство с прогрессивно мыслящим хореографом и отзывчивым человеком ­ Кириллом Бурловым, для хореографии которого, я сочинил электроакустическую зарисовку «Абсент», которую исполняли в Лондоне.

А ещё - знакомство с хореографом Марианном Буткевичем, замечательным и уютным человеком, со всех сторон. Мы вместе с ним сейчас заканчиваем магистратуру, шепчемся и травим разные приколы во время лекций по этикету. Я ему тоже, на выпускной экзамен, сочинил электроакустический очерк «Bounce», что в переводе означает «упругость, яркость, энергия».

Сотрудничество с Янисом Лиепиньшем и его оркестром «DD», я два произведения для них написал, и на одно из них «Волны. Вибрации. Предчувствия», другая моя однокурсница, очень красивая девушка и талантливый организатор Александра Астрейна поставила хореографию под названием «Tetramorph».

- Что впереди? В общем, «ваши творческие планы»?

- Сейчас я ожидаю премьеру мой аранжировки альбома Харди Лединьша «Kuncendorfs un Osendovskis».  Я закончил её ещё в марте, а премьера будет в ноябре, так что, если говорить о моих творческих планах в этом отношении, то я планирую творчески, работая над другими проектами, дождаться премьеры, и потом так же, не менее творчески на неё сходить. Также буду продолжать сотрудничество с Кириллом Бурловым. Буду писать ему танго!

Ещё мне предстоит написать к августу произведение для духового оркестра и диск-жокея, его исполнят ПДО Рига и DJ MONSTA. А в следующем году – слушателей Лиепаи ожидает мой концерт для симфонического оркестра и меццо-сопрано.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно