Как это было: ХХ Праздник песни — снова под красно-бело-красным флагом

Праздник песни в 1990-м выдался особенным: только что, 4 мая, страна объявила о восстановлении независимости, и фестиваль проходил на волне небывалого подъема национального самосознания. Ему предстояло стать не просто вселатвийским — но всемирным слетом латышских народных хоровых коллективов.

Межапарк был полон атмосферой «песенной революции», которую ощущали и зрители — многие в тот год впервые приехали из других стран на родину предков, о которой в детстве, в эмиграции, только слышали рассказы старшего поколения.

Это оказался еще и весьма многочисленный фестиваль: к расширенному составу дирижеров, своих и приезжих, заслуженных мастеров и дебютантов, присоединился, в частности, маэстро Харальд Меднис; главным режиссером праздника выступил легендарный Петерис Петерсон, а сценарий доверили написать поэтессе Маре Залите. В представлениях участвовало 35 438 человек — из них более 20 тысяч хористов. Все дни Праздника песни, с 4 по 8 июля включительно, в рижских парках, на площадях, в Этнографическом музее под открытым небом во множестве происходили спевки и танцевальные выступления местных и зарубежных коллективов. Буквально вся столица тем летом пела и танцевала.

Новые веяния коснулись, конечно, и программы праздника — в ней снова оказалась широко представлена музыка латышских композиторов и народные мелодии. Первый день фестиваля был как раз посвящен народной музыке, после чего состоялся концерт латышской музыки в Опере.  

На следующий день над межапаркскими соснами зазвенели голоса исполнителей из сводного хора — а в 22 часа начался танцевальный концерт на стадионе Daugava. И хотя повторяли свой выход танцоры три дня подряд, все равно не все желающие смогли попасть на трибуны и увидеть грандиозное представление. Был дан дважды и концерт народной песни в Межапарке. Было традиционное шествие участников праздника по улицам Риги, концерт дружбы с участием народных коллективов из городов-побратимов Риги, концерт симфонической музыки во Дворце спорта.

8 июля все их по масштабу перекрыл концерт «Песня жизни» на Большой эстраде Межапарка — и его тоже пришлось повторять. А на гала-концерте впервые с Латгальского праздника песни 1940 года прозвучал гимн Латвии — сочинение Бауманю Карлиса Dievs, svētī Latviju. К окончанию концерта на поле светилось 20 тысяч огней — зажигалок и свечей, — под звуки песни-молитвы Луции Гаруты Mūsu tēvs debesīs («Отче наш на небеси»).

В честь Праздника песни в Риге проводилось также немало выставок — в этом смысле наблюдалось приближение к традициям времен Первой республики: экспозиции раскрывали перед зрителями высокие достижения народного прикладного искусства. Конечно, были и «войны хоров»: на сей раз перепеть друг друга исполнители (53 участника разделились на три лиги) старались целых 13 часов подряд!
 
Главным же новшеством все-таки стал, пожалуй, именно репертуар сводного хора. В нем хватало новых имен: Селга Менце, Петерис Васкс, Юрис Карлсонс, Таливалдис Кениньш, а также отличился Мартиньш Браунс с гимном Saule, Pērkons, Daugava, который тут же поставил автора в ряд популярнейших композиторов Праздника песни.  

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно