Как дизайнер украшений и дизайнер одежды пытаются спасать мир во время войны

Шла Рижская неделя моды — одним из мероприятий Riga Fashion Week стала выставка ювелирных изделий Анны Фаныгиной и новой линии одежды дизайнера Иветы Вецмане. А в Украине шла война.

— Как художнику чувствовать себя в сегодняшней ситуации, как продолжать быть художником? Нужно соответствовать действительности — а как это сделать?

Ивета Вецмане.

Анна Фаныгина.

Ивета Вецмане: Есть такое банальное выражение: красота спасет мир. И я, к сожалению, в это верю.

Анна Фаныгина: В идеале нужно смотреть на происходящее широко, с высоты птичьего полета, когда видишь все — и ужас, который творится, и все хорошее, что создается. Эти процессы были в истории человечества всегда и существовали параллельно: разрушение — созидание, мы тут не исключение. Хочется верить в поступательное развитие, в прогресс, но, к сожалению, мир устроен иначе.

— Иначе — значит, вы не сумели воспитать своими работами нормального, мирного человека?

И.: Может быть, у некоторых людей просто нет такой задачи — что-то понять и оценить, у них другой путь? Может быть, они не хотят ни слышать, ни видеть...

— ...ни читать. Такой человек не зайдет в бутик и продолжит засорять городской ландшафт своим, скажем так, непродуманным внешним видом.

И.: Просто среда, в которой такой человек обитает, сделала его таким.

— Но ведь у нас общая среда — Рига.

А.: Ой, это иллюзия. Каждый живет в своем мире. В идеале я стараюсь понять всех и принять, что общество неоднородно, но это очень сложно. В обычной жизни мы постоянно сталкиваемся с противоречиями. Кто-то нам близок во всем, в эстетических представлениях в том числе, а кто-то — наоборот. Например, мне лично непросто мириться даже с соседями, способными поставить в подъезде железную дверь вместо старинной, оригинальной. Эстетические разногласия с окружающей действительностью возникают постоянно. И, конечно, это следствие культурных различий и приоритетов. Этическое и эстетическое очень связаны — и в то же время эта связь неоднозначна.

— Не всегда прослеживается.

А.: Для себя я давно в виде защитной реакции на всевозможные несовершенства мира придумала объяснение «нашествиями варваров», проявлением через них неких почти хтонических недружественных сил. Это может проявляться и на бытовом уровне, и на глобальном — та же война. Очевидно, трансформировать таких людей может только воспитание, образование, но это не быстрый путь. Это для всех школа — и для них, и для нас.

— И для художников, и для «варваров». Вы сами защищаетесь красотой от войны.

А.: Да, это наша защита.

— Защищаетесь сейчас, когда другому не до стильных нарядов и ювелирных изделий. Вот пришел к вам этот другой и говорит: цены на ваши платья не соответствуют нынешней действительности, в сложные времена одеваться можно и в секонд-хенде. Оговорюсь сразу, что я целиком на вашей стороне, потому что результат творческой удачи ценен и хрупок, его нужно охранять, в том числе и ценой. Но как сейчас существовать таким островкам моды — спокойным, благополучным?

А.: То, что такие места существуют, уже доказывает их состоятельность. Такие места не падают, как подарки, с неба, это результат ежедневного труда, вклад в поддержание миропорядка.

И.: Беды случаются постоянно — вспомните про ковид. Просто нужно учиться выходить из подобных ситуаций. Если мы не в силах помочь в это страшное время кому-то напрямую, нужно просто работать. Каждый должен трудиться на своей грядке — просто делать это с удвоенным, утроенным старанием.

А.: И всегда держать в сознании стереоскопическую картинку. Это сейчас наша основная задача.

И.: Если ничего не делать — все остановится.

— В чем смысл — в соблюдении баланса? Чем больше разрушают, тем больше нужно создавать?

А.: Да, наверное.

— Коллекция ювелирных изделий Анны в начале лета гастролировала на ярмарке в Латвийском этнографическом музее под открытым небом. Это было в некотором смысле «хождение в народ». Как «сходить» к нему так, чтобы в следующем десятилетии никто больше не говорил: Пушкина отменяем, Достоевского отменяем, кольца отменяем… наряды отменяем, потому что они не для тепла?

А.: Поверьте, Пушкин переживет всех. Истинные ценности уже доказали, что они способны оставаться на своих местах, я вам это как археолог-волонтер авторитетно заявляю. Просто сейчас очень острое, больное время. Но, конечно, литературу, искусство защищать надо, и каждый должен это делать, как может.

И.: Как свидетельствует история, все эти ужасы, к сожалению, способствуют трансформациям, несут обновление — в той же моде. Но пока невозможно определить, куда сегодняшние изменения могут нас всех завести.

— «Все новое дает новую эстетику». Алексей Арестович.

А.: Есть рецепт, как защитить красоту: в том числе и добротой, она сейчас очень важна. Даже людям, которые, казалось бы, все понимают, легко соскользнуть в конфликты. Я стараюсь понять каждого человека. Как повторял мой преподаватель йоги — надо своего заклятого врага и противника просто полюбить. Идея, конечно, не нова, но дает шанс на какой-то диалог.

— Как дорасти до сочувствия «варвару»?

А.: Это сложно, но другого пути к диалогу, кроме как стремление к пониманию, просто нет.

И.: А я просто помогаю нашим женщинам хорошо выглядеть — надеть свои доспехи, застегнуться на все пуговицы и стать еще сильнее. Чтобы они продолжали делать карьеру, заниматься политикой и семьей.

— Плохо одетая женщина — это слабая женщина?

И.: Что это вообще означает — плохо одетая женщина? Не для всех внешний вид является приоритетом. Это абсолютно нормально — взгляды у всех разные, так что все не могут выглядеть одинаково. Одинаково хорошо. Я общаюсь с дамами, для которых внешний вид имеет значение, а миллионам все это совершенно не нужно. Мы не можем исходить только из того, что нам кажется идеальным. Соседям Анны тоже кажется, что у них идеальная металлическая дверь.

— Но даже в эстетике повседневности профессионалы вы, а не они.

А.: Да, но жизнь почему-то периодически забывает посоветоваться с профессионалами. Я вижу, как люди уродуют городскую среду. Эти мои страдания — ерунда, конечно, по сравнению с войной, но это конфликт, пусть на эстетической почве, и он всегда присутствует.

— У русских сегодня свои страдания. Хочется, чтобы мир не забывал: русские — они разные, не всегда «варвары».

И.: Да я ни секунды в этом и не сомневалась! Любой человек, умеющий рассуждать логически, понимает, что нельзя всех красить в один цвет.

А.: Это очень примитивно, глупо — проводить границы между национальностями, между государствами даже. Это лень такая ментальная. Границы — они между добром и злом, и они проходят, где хотят. Они и по одному человеку могут пройти — одна его половина будет белая, другая черная. И это дополнительный труд — такие границы разглядеть.

— Мы, русские, добились того, чтобы к нам приглядываться перестали.

А.: Только без лишних терзаний! Все это временно. Я по происхождению тоже стопроцентно русская, и в былые времена этим можно было как-то погордиться. Однажды в Венеции ко мне подошла итальянка и спросила: вы балерина из Санкт-Петербурга? Мне нравилось, когда возникали подобные ситуации. Но это игра такая. Ведь национальная принадлежность — лишь одна из одежд нашей души, одна из дополнительных оболочек этого сгустка света. А мы просто люди. И моя последняя коллекция — прежде всего о свете. Тьму можно только светом победить.

— Эта ваша коллекция не на злобу дня родилась?

А.: Нет, конечно. Она родилась давно.

— Я обратила внимание на то, что старые картины сегодня звучат по-другому и продолжают соответствовать событиям, они меняются, потому что еще и в этом смысле живые. Появляются новые подтексты, о которых художник не мог догадываться, потому что жил в другое время. Произведение оказывается прозорливее автора.

А.: Весной я посетила выставку Ансельма Кифера в Венеции и была поражена: они что, за пару месяцев всю эту выставку успели подготовить? Настолько она актуально звучала в контексте войны в Украине. Нет, они ее готовили два года.

— То, что изначально не говорило о фашизме, сейчас заговорило о фашизме.

А.: Это какое-то, наверное, предчувствие. Хотя тема живучести нацизма для Кифера — вообще одна из постоянных.

— Это универсальность художественного языка. Такое впечатление, что красота действительно спасет мир, что это соломинка, которая действительно не даст ему утонуть. Что это единственно вечное из всего, что существует. И оно почему-то необходимо именно потому, что без него можно прожить. Лишнее становится необходимым. И, может быть, сейчас больше, чем раньше.

И.: Когда я делаю свою коллекцию, в какой-то момент понимаю, что в нее нельзя вложить сразу все — будет хаос. И начинаю как раз убирать лишнее — до тех пор, пока не станет ясно, что больше уже ничего убрать нельзя. Отбрасываю, минимизирую и в конце концов добиваюсь чистоты.

— Ваш любимый черный цвет в одежде — это только крой, только силуэт, от которого ничего не отвлекает. Действительно — чистота.

И.: На сей раз я добавила к черному цвет фуксии. Прошлым летом я побывала в Сицилии, а зимой подумала, что все мы травмированы ковидом и что коллекцию нужно сделать радостной, в каком-то смысле — отослать к умению итальянцев наслаждаться жизнью. Кто мог подумать, что наступит 24 февраля!

— А представляете, что было бы, если бы вы стали использовать сочетание желтого с синим?

А.: Многие используют.

— Но ведь это дешевый ход, эксплуатация ситуации. «Творчеством нужно заниматься для Бога». Борис Гребенщиков.

И.: Здесь нужно соблюдать баланс, видеть грань и опасаться ее перейти.

А.: На ярмарке в Этнографическом музее всегда много разных людей. Подошел один парень, взял наше кольцо и говорит: что это вообще за кольцо такое? Почему оно столько стоит, тут же вообще никакого дизайна нет? А я думаю: о, это комплимент! Ему кажется, что нет никакого дизайна, но это же и есть дизайн!

— Стали переубеждать?

А.: Я считаю своим долгом закинуть зерно сомнения в человека, но ни в коем случае не переубеждать. Я просто стараюсь оставаться к нему добра.

И.: Мы сами формируем свою реальность. И жить нужно с мыслью: как ты будешь относиться к миру, так и мир будет относиться к тебе. Именно поэтому в мой бутик не заходит никто, кто не мыслит такими категориями. Чужой просто проходит мимо. Я не большой специалист в области маркетинга — в работе я использую язык сердца и по-другому говорить не умею. Как чувствую, так и работаю. И мне нравится, что меня находят женщины — по сути такие, которым все мои костюмы нравятся без рекламы. Я даже не успеваю воспользоваться каким-то маркетинговым трюком. Зачем? Ко мне так или иначе придут те, кто должен прийти, а кому все это не нужно — не придет никогда. Так и должно быть.

А.: Это честный подход. Но ведь всегда есть сомневающиеся! Люди, которые как бы еще и не ценители твоих вещей, еще не совсем свои, но их можно привлечь на свою сторону.

— Ювелирное искусство, искусство дизайнера одежды используют язык удачи. Если у меня жизнь не удалась — я вас не услышу, я к вам не приду. Только вот что считать удачей сейчас?

И.: Нельзя все время жить в том информационном пространстве, которым нас обеспечивает война. Вначале был шок, но в какой-то момент появилась необходимость собраться и идти дальше.

А.: Думаю, любое созидание целительно. Возделывать свою цветочную грядку, которая никого даже не накормит, а просто порадует, или идти непосредственно помогать пострадавшим: каждый определяет сам, где он нужнее. Делай, что можешь, главное — от сердца.

— Кто-то может переживать, что он не соответствует ситуации, что идет по легкому пути и продолжает заниматься любимым делом — всего-то утверждать гармонию, потому что гармония не предполагает войны.

А.: У каждого есть какая-то внутренняя программа. И — как ни торжественно это звучит — мы стараемся помнить о своем жизненном предназначении.

И.: Просто нужно почаще отвечать себе на вопрос: что я сделал для того, чтобы мир стал лучше? И не пытаться винить других, потому что все начинается с тебя.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить